Долой камеры!

Как музеи заигрывают с публикой

 
Британский музей в преддверии выставки великого скульптора Родена объявил, что собирается выдавать посетителям бумагу и карандаши.

Делается это по двум причинам. Во-первых, так начинается артистическая игра, куда вовлекаются зрители. Ведь сам Роден посещал Британский музей с конкретной целью – сделать зарисовки с античных статуй. И именно эти рисунки стали отправной точкой его открытий.

Теперь, через почти полторы сотни лет, зрителям вновь предлагают совершить роденовский кульбит от древности к современности.  Во-вторых, что важнее, перед нами новый культурный тренд. Речь идет о медленном и вдумчивом созерцании вместо туристического марафона.
 
Дотошные британцы вспомнили, что буквально два года назад разгорелся скандал на выставке в не менее знаменитом Музее Виктории и Альберта. Там на время студентам художественных вузов запретили делать зарисовки в залах. Якобы эти рисовальщики мешают движению зрителей. Потоки задерживаются, скапливаются толпы, начинается толкотня… Там, где одни запрещают, другие демонстративно разрешают.

Все эти споры и раздоры вокруг бумаги и карандаша, кажется, не стоят выеденного яйца. Но на самом деле за ними скрывается куда как более серьезная проблема. Она состоит вот в чем: какого зрителя мы хотим видеть? Как правильно направить зрительское восприятие? Чем сегодня завлечь и захватить?

Еще два года назад эта проблема решилась сама собой при помощи технологий. У каждого культурного посетителя в руках очутился смартфон, который и руководил его восприятием: кадры c интересными произведениями, селфи на фоне шедевров, аудиоэкскурсии, скаченные заранее…

Музейный моховик закрутился с бешеной силой. Хватай людей с камерами! Пали даже самые крепкие форпосты типа ГМИИ и Третьяковки, где строгие смотрительницы запрещали фотографировать в залах. Сегодня такой запрет звучит уже как дикое ретроградство. В некоторых немецких музеях (Галерея старых мастеров в Берлине, например) придумали такой аттракцион: рядом с каким-нибудь ренессансным портретом стоит стул со всей экипировкой для селфи в том же самом стиле, в каком изображен исторический персонаж. Арт-менеджеры наперебой начали придумывать, что еще заставит человека с камерой остановиться. А давайте поставим силуэт с дыркой для головы на старинный манер! Давайте сделаем зеркальный коридор или просто повесим зеркало в раме – пусть себя разглядывают!

Давайте напишем над картиной какой-нибудь смешной лозунг, чтобы каждый захотел под ним сняться! В Музее русского импрессионизма дошли до того, что на вернисаже запустили актеров в исторических костюмах, стоявших у картин специально для фотографирования. 

Пример слегка из другой области, но отлично отражающий подобный подход. Знаете, какой была главная рекомендация интерьерных дизайнеров сезона 2016/2017 всем, кто хочет модно оформить свое пространство? Главное, чтобы в этом пространстве была какая-то эффектная точка, центр притяжения для хронического «селфиста». То есть на интерьер вы должны смотреть с точки зрения пользователя социальных сетей. Тот же самый взгляд распространился на музеи и галереи. Если на выставке не делают селфи – плохая выставка. Да что там далеко ходить! Взгляните, что нынче творится на Площади Святого Петра в Риме или около «Джоконды» в Париже – там не смотрят, там снимают.

Именно это сумасшедшее фиксирование визуального потока, где смешно упавший мужик приравнивается к «клевой картине» (или ее части) из некоего музея, и стало камнем преткновения. Что греха таить, любители бесконечной съемки на вернисажи приманивают больше зрителей, чем все критики во всех газетах и журналах. Это уже факт. Но насколько ценна такая аудитория?
Британские музейщики бросились к психологам, которые им открыли глаза на очевидные вещи: человек, для которого итогом общения с произведением искусства становится фотокадр, – это почти неандерталец. Он просто указывает на предмет – смотри, вон что! – не вступая с ним в диалог. Сами того не желая, превращаем культурных людей в варваров. Срочно тушим свет!

Теперь задача всякого уважающего себя арт-деятеля – заставить посетителя чуть дольше задержаться, посмотреть чуть пристальней, по возможности, задуматься. И на этот случай можно рассмотреть два варианта развития событий. Либо прикрутить к техническим устройствам какие-нибудь новые опции: допустим, наводишь смартфон на картину, а он начинает тебе сыпать сведениями о художнике и эпохе. Случаются опции и креативней – все изощряются как могут. А можно по старинке: немедленно убрал камеру! Сделал селфи – вон из храма!
 
  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Санкт-Петербург привезут работы Рембрандта

    В Эрмитаже в сентябре откроется выставка «Эпоха. Шедевры Лейденской коллекции», на ней будут представлены 80 картин из частных собраний голландской живописи XVII века, а также картины из эрмитажной коллекции. Выставка из Лейденской коллекции будет представлена после того, как ее показ завершится в Москве в ГМИИ им. ...
  • Объявлена тема следующей Венецианской биеннале

    На пресс-конференции, прошедшей в Палаццо Джустиниан в Венеции, была объявлена тема 58-й Венецианской биеннале современного искусства, которая состоится с 11 мая по 24 ноября 2019 года – «May You Live in Interesting Times» («Чтобы ты жил в интересные времена!»). ...
  • В Доме-музее Островского открывается выставка работ Натальи Шнайдер-Хачатрян

    В пятницу, 20 июля, в Театральной галерее на Малой Ордынке откроется выставка работ художника театра и кино Натальи Шнайдер-Хачатрян «Цветы для Коломбины». Выставка работ Натальи Шнайдер-Хачатрян продолжает серию выставок Бахрушинского музея, посвященных творческой судьбе учеников выдающегося режиссера, сценографа и педагога Николая Акимова (1901-1968). ...
  • Подделки как искусство

    Для всех, кто профессионально занимается искусством, подделка – вещь противная. Мало того, что в одночасье улетучиваются тысячи и миллионы долларов, заплаченные на продажах и перепродажах (подделка ведь не потянет и на сотню), это еще и страшное пятно на репутации. ...
Читайте также