Театр.doc осиротел

Умерла Елена Гремина

 
Эта весна стала для театрального сообщества временем тяжелых потерь и потрясений. Не успели мы обрадоваться за Алексея Малобродского, освобожденного из СИЗО, как пришло новое страшное известие. Скончалась Елена Гремина. Умерла спустя 1,5 месяца после мужа, Михаила Угарова, и тоже от сердечного приступа. У них обоих было слишком большое и неравнодушное сердце, в котором всегда стучал «пепел Клааса».
 
 Ушли оба создателя и бессменных руководителя Театра.doc, который стал для России совершенно новым культурным явлением – местом свободы, местом гражданского высказывания и сопротивления. Местом, где рождалась и вставала на ноги молодая драматургия. Маленький частный театр, сначала ютившийся в подвале на Трехпрудном, доказал, что театр может существовать без госфинансирования, на общественном договоре со зрителем, и быть при этом центром культурной жизни. Тут всегда происходило что-то важное: читки, фестивали, лаборатории… Мало того, что театр внес в наш обиход понятие документальной драмы и техники verbatim, которая теперь где только не применяется, мало того, что он стал стартовой площадкой для многих авторов и режиссеров, теперь работающих по всей стране, да и в Европе тоже, он выработал свой этический кодекс, ставший его формой и содержанием:  здесь говорят правду, только правду и ничего, кроме правды.
      
Сюда приходила молодежь, искавшая живого слова, контакта с реальностью и осмысленности дела. И Театр.doc, действительно, стал своим делом для очень многих людей – драматургов, артистов, режиссеров, критиков. Елена Гремина по-матерински принимала всех, окружала заботой и вниманием, а Михаил Угаров по-отцовски учил, воспитывал, вправлял мозги… Зрители, приходившие сюда, тоже быстро становились своими – членами братства, так что зал и сцена были заодно. Да и не было никакой сцены и зала: было общее пространство, где люди сидели на полу, на подоконниках. Можно было бы сказать – висели на люстрах, но люстр в этом театре тоже никогда не было.
 
Это был настоящий театр-дом, о котором так громко говорили с высоких трибун защитники традиционного искусства. Но он уже давно покинул их мертвые академические стены с колоннами и поселился в тесной каморке у Миши и Лены. И когда пришла беда и театр выгнали из родного подвала, который до  сих пор стоит опечатанным и никому не нужным, новое помещение искали, расчищали и ремонтировали всем миром. Елена Гремина говорила, что тот первый переезд из Трехпрудного её подкосил, стал ударом, от которого она так до конца и не оправилась. Хотя потом был и домик на Разгуляе, и целых два зала на Курской… Они шутили, что Док стал театром, который переезжает. И еще – театром, который не сдается. Ни отказы арендодателей, ни рейды полицейских с собаками, ни регулярные визиты пожарной охраны, считавшей своим долгом прицепиться к каждой лампочке, лишь бы найти повод оштрафовать, а еще лучше закрыть неугодный театр, не останавливали Гремину и Угарова. Они занимались тем, чем считали нужным, делали то, что диктовала совесть.
 
Они единственные в нашем театре говорили о замученном в тюрьме Сергее Магнитском, об узниках Болотного дела, о событиях на Украине и в Беслане. Они не боялись прямого гражданского высказывания – ни в эстетическом, ни в политическом смысле. И судя по тому, как настойчиво власть старалась закрыть этот маленький упрямый театр, чья аудитория несравнима с огромной телевизионной, его голос, тем не менее, очень хорошо слышали.

Не представляю, как Док будет жить теперь, через пару месяцев ему снова предстоит переезд в неизвестность. Так что пока он работает, сходите на спектакли, поставленные Еленой Греминой и Михаилом Угаровым, это лучший способ их помянуть.
 

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Эта система порочная»

    Сегодня все театры оказались в системе БОР (бюджет, ориентированный на результат), в которой создана прямая взаимосвязь по формуле «результат – качество – конкуренция». Не первый  год подряд мы вместе с Союзом театральных деятелей, экспертами, учеными пытаемся доказать, что природа искусства зависит от множества других критериев и выделять прямую связь между, скажем, финансированием и посещаемостью – мягко говоря, неправильно. ...
  • Между храмом и супермаркетом

    Понятно, что любые проекты и планы в наших условиях – вещь эфемерная и не гарантированная. Помните ли вы, например, о том, что к 2018 году в Москве на Крымской набережной должен был возникнуть музейный город? Это обещал в былые времена культурный куратор Сергей Капков, который неровно дышал к музею «Гараж» и хотел объединить его с новой Третьяковкой. ...
  • Гасим картинные страсти

    Случай, произошедший в мае в Третьяковской галерее, поднял целую волну рассуждений о преступлении и наказании в сфере искусства. В поступке жителя Воронежской области, которого, якобы, «накрыло» водкой в галерейном буфете, искали тайные смыслы и знамения. ...
  • Итоги сезона

    Фото: сцена из спектакля Дмитрия Крымова  «Му-Му», Театр наций  В начале июня премия зрительских симпатий «Звезда Театрала» опубликовала итоги первого этапа голосования. В течение всего лета зрители могут выбрать из лонг-листа понравившиеся спектакли, актерские и режиссерские работы. ...
Читайте также