«Сыграть мы можем, где угодно. Только свистни!»

 
Пять лет назад при «Школе современной пьесы» появилась детская театральная студия. За это время через нее прошло не меньше сотни детей, многие из которых поступили в театральные вузы. Придумано и поставлено несколько спектаклей. Вместо одной группы теперь работают три – для детей от пяти и до пятнадцати лет. Появились новые предметы такие как кино и фехтование. И называется студия теперь «Школа игрового театра». О том, как возникла идея и что в результате должно получится, «Театралу» рассказала художественный руководитель коллектива Лариса МАКСИМОВА.
 
Лариса, вы профессиональный журналист, долго работали на телевидении, сейчас снимаете документальное кино, пишите сценарии. И зачем еще детская театральная студия?
– Так уже получилось, что мне нравится заниматься всем и сразу. Чем больше направлений для приложения сил – тем интереснее. Да, я по-прежнему пишу и снимаю – для телеканала «Культура», например. Но вот уже много лет театр занимает в жизни особое и очень важное место.

Случилось это, как ни странно, благодаря моему сыну. Он решил стать актером, по-моему, сразу же как родился. Он не играл в машинки и солдатиков, а ставил разные спектакли. Летом мы жили за городом, он приводил откуда-то детей, они сочиняли историю и усаживали взрослых смотреть представление. Весь мой гардероб и часть мебели превращались в реквизит и декорации. А однажды он пришел после спектакля за кулисы в одном из московских театров и заявил, что просит принять его в актеры. Что было делать? Мы с мужем начали искать детскую студию. Побывали в одной, другой, третьей. Тогда их появились сотни. И в каждой из них я видела недостатки и думала: а вот я бы устроила иначе!

– Как, например?..
– Дело в том, что большинство родителей просто хотят видеть своих детей на сцене – танцующими или поющими. Чтобы их снимали камеры, чтоб аплодисменты и чтобы можно было позвать родственников и знакомых, сделать фотографии, а потом умиляться достижениям своего чада. И, естественно, большинство студий обслуживали этот родительский интерес, ведь платят-то родители. Во время прослушиваний они отбирали уже кое-чему обученных детей и начинали немедленно ставить с ними спектакли.

Так и сейчас нередко происходит. И что получается из этого? На сцену выходят «дрессированные» дети, всё обаяние которых в том, что они – дети. Милые и смешные. Многие студии работали как агенты: организовывали сьемки в фильмах, сериалах, рекламных роликах и получали за это хороший процент от детских гонораров. Родителей это не только не пугало, наоборот, они были счастливы! Очень часто с детьми в театральных студиях занимались актеры с несложившейся карьерой: чтобы не сидеть без дела и зарабатывать, они обучали ребят тому, чему сами недавно научились в институте. Словом, мне многое не нравилось, но я видела, что сын очень увлечен и у него есть дело, которому он готов посвящать все свое время. Это было самое главное! Я терпела.

– А почему вы тогда не создали студию?
– Потому что вместо этого я поступила в ГИТИС, в заочную режиссерскую мастерскую. Решила, видимо, разобраться в том деле, которое так увлекло моего ребенка. А если серьезно, то, проучившись там, я больше всего жалела, что не поступила сюда в юности. Если бы это случилось, то моя жизнь сложилась бы совсем иначе! Я не стала режиссером, у меня не получилось. Но я вышла из ГИТИСа совершенно другим человеком – свободным, легким в общении, гораздо более устойчивым к стрессам и жизненным неурядицам. В голове наступило настоящее прояснение, честное слово!

И главное – я теперь точно знала, чему и как нужно учить детей в театральной студии. Даже если они не хотят быть актерами, обучение актерскому мастерству, движению, правильной речи, пению – все это абсолютно меняет личность, делает ее развитие быстрым, гармоничным, простым. И еще я работала в театре «Школа современной пьесы», которым руководил мой педагог Иосиф Леонидович Райхельгауз. Так что, все сошлось. И вот однажды мой однокурсник Евгений Кочетков, режиссер этого же театра решил поставить детский спектакль про фокусников. В пьесе были две детские роли – мальчика и девочки. Мы объявили кастинг. Целая очередь выстроилась. Выбрали четверых, но осталось огромное количество прекрасных, замечательных, чудесных детей, которых мы уже полюбили. И я решилась осуществить мечту.

– И удалось сделать свою детскую студию, не похожей на другие?
– Стараемся. Мы сразу решили, не будем проводить прослушиваний и кастингов, ведь любое прослушивание – стресс для ребенка, а кроме того – это ничего нам не дает, мы не ищем таланты. Вместо этого у нас существует системы открытых уроков, на которые в начале сентября мы приглашаем всех желающих и набираем группы. Мы не выбираем лучших, просто во время этих открытых занятий педагоги и родители могут познакомиться друг с другом, дети – понять, чем они тут будут заниматься, как, в какой компании, в каких условиях.

Мы набираем детей для того, чтобы обучать их. Танцам, пению, сценической речи, движению и многому другому. Но ребенок не будет учиться, если ему скучно. Поэтому задача номер один – создать атмосферу, в которой детям интересно, комфортно и радостно. Все это дает игра. Поэтому и студия наша называется «Школа игрового театра». Игровой театр – это целая система, на которой построено обучение и актерская техника во многих театрах мира. В нашем случае, мы просто погружаем детей в игру, и, играя, они учатся. Но сначала – нужно снять все зажимы, раскрепостить, убрать страх и желание прятаться за чужие спины. Наши педагоги умеют все это потому, что когда-то их тоже этому научили. И меня научили. Так что, мы все тут – одна команда. Актерское мастерство преподает детям мой бывший педагог, доцент ГИТИСа и актриса нашего театра Олтга Гусилетова, вокал – завмуз театра Вера Николаева, хореографию – балетмейстер, поставивший пластику в большинстве спектаклей Райхельгауза, Светлана Кузянина.

С маленькими занимается совершенно бесподобный Артем Кабидов. Он умеет так работать с детьми, что иногда мы вынуждены ограничивать прием в его группы, настолько они переполнены. Пять лет назад мы с педагогами договорились о принципах работы и соблюдаем их. Мы точно знаем, что хотим и делаем это. Не просто занимаемся тем или сем, а осознанно делаем детей свободными. Потому, что только, став такими, они будут учиться чему-то дальше. И не обязательно актерской профессии – навыки полученные здесь пригодятся бизнесмену, юристу, политику, руководителю, учителю в школе… Мы воспитываем не актера, а человека.

Недавно у нас был такой случай. Три года назад начал заниматься очень застенчивый мальчик Даня. Боялся даже громко говорить. Сегодня он запросто может сыграть любую роль – ему ничего не страшно! Вылетает на сцену как из пушки и весь прямо светится счастьем. Так вот, в конце зимы, мы играли несколько благотворительных спектаклей для детей из малообеспеченных семей и инвалидов. Этот проект называется «Дети – детям». В последний день, за три часа до начала спектакля, позвонил папа Дани и сказал, что мальчик так сильно отравился, что они даже вызвали скорую помощь. Сейчас он спит и вряд ли приедет на спектакль. Мы стали быстро менять мизансцены и раздавать Динины реплики другим детям.

Поразительно, кстати, как они мгновенно схватывали это, как быстро научились быть партнерами и командой... Но самое главное, что за полчаса до спектакля снова позвонил папа Дани и сказал, что они все-таки едут, потому что, очнувшись после уколов, ребенок заявил, приблизительно следующее: единственной причиной невыхода актера на сцену может быть только смерть. А поскольку он жив – надо ехать!


Так вот я думаю, что происшедшее принесло Дане для становления его личности намного больше, чем пять лет в школе. За три часа он научился быть мужественным, ответственным и увидел, как люди могут благодарны ему за это. А сколько дают детям наши совместные поездки на фестивали, когда они едут вместе в поезде, живут в гостинице, делятся своими бедами и радостями, репетируют, играют. Мы были и в Польше, и во Франции, в российских городах Минске и Ижевске. Еще очень важно, что в студии ребята находят друзей, свою компанию.

– И каковы творческие успехи?
– За пять лет поставили три спектакля – «Три поросенка» и «Дядя Степа» по произведениям Сергея Михалкова и «Чокнутый» по мотивам повести Ричарда Баха «Чайка по имени Джонатан Ливингстон. Интерес к Михалкову возник потому, что нас очень поддерживает Российский Фонд культуры и фонд Сергея Михалкова. Благодаря им, мы участвуем во многих фестивалях, книжных выставках и других мероприятиях. Особых условий мы не просим, играли спектакли даже на Красной площади и а Детском мире на Лубянке. Нашим детям только скажи, что надо играть, они, куда хочешь придут и сыграют. Все спектакли поставила режиссер и педагог Анна Смирнова.

Например «Дядя Степа» решен очень интересно: в нем семь дядь Степ, один на ходулях ходит, другой из шариков состоит. «Чокнутый» – про то, что и человеку, и чайке, если он не похожи на остальных, жить трудно, но надо все равно иметь мечту и попробовать ее осуществить, даже если все остальные против. В планах у нас «Снежная королева» для маленьких. Это будет спектакль в форме открытой репетиции. Моя роль в Студии свелась к продюсированию и связях с внешним миром. Я уверена, что педагоги меня не подведут, а кроме того, есть еще директор – Лада Мацук и администратор Ольга Гурьянова. Я им всем очень благодарна за серьезное отношение к делу, прежде всего.  Сегодня мы занимаемся на нескольких театральных площадках, но узнать а нас по-прежнему легче всего в театре «Школа современной пьесы», на сайте в разделе «проекты» есть информация о нашей студии.

Постановка спектаклей, фестивали и поездки – очень важная часть работы. Потому что учебы – учебой, но всем хочется увидеть результат . А еще очень важно, что наверное нет другой более прекрасной формы игры чем спектакль. Правда же?
 

  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Владимир Машков: «К этому спектаклю мы шли долго и трудно»

    Театр Олега Табакова готовится представить новую редакцию спектакля «Ревизор» по пьесе Гоголя. Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина» это будет возвращение на сцену «Табакерки» знаменитой постановки прошлых лет. ...
  • Ушел из жизни артист театра Et Cetera Петр Смидович

    После продолжительной болезни в возрасте 67-ми лет скончался ведущий актер театра Et Cetera Петр Смидович.   «Он долго болел, но мы все верили, что он победит, – говорится в некрологе на сайте театра. – Все надеялись, что ему поможет операция, но… Очень горько, очень больно, очень тяжело. ...
  • Пятнадцать спектаклей о войне

    В преддверии Дня Победы «Театрал» собрал постановки, созданные в память о Великой Отечественной войне.    «Минуты тишины» Режиссер: Александр Баркар РАМТ, Черная комната Участвуют: Рамиля Искандер, Денис Баландин, а также Максим Олейников (фортепиано), Николай Мохнаткин (баян), Ксения Медведева (гитара). ...
Читайте также


Читайте также

  • Владимир Машков: «Мы очень зависим друг от друга»

    Театр Олега Табакова представил публике новую редакцию спектакля Сергея Газарова «Ревизор». Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина», это будет возвращение на сцену «Табакерки» легендарной постановки прошлых лет. ...
  • «Ваша музыка звучит на протяжении многих десятилетий»

    Многоуважаемая, дорогая, любимая Александра Николаевна! Сегодня у Вас красивый, яркий, прекрасный юбилей!   Сегодня, впрочем, как и всегда, в Ваш адрес звучит великое множество добрых и теплых пожеланий. Уверен, Вас спешат поздравить артисты, певцы, государственные деятели, политики, и каждый старается найти самые главные слова, чтобы выразить свое уважение, почтение, благодарность за Вашу музыку, за талант, рассказать о своей любви и восхищении. ...
  • Катрин Денев поправляется после госпитализации

    Здоровье известной французской актрисы Катрин Денев постепенно приходит в норму после перенесенного малого ишемического инсульта, сообщил 9 ноября телеканал BMF, ссылаясь на окружение знаменитости. «Как и было объявлено ранее, никаких нарушений в двигательной активности нет. ...
  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
Читайте также