Связанные одной «Маской»

Как лауреаты национальной премии проявили солидарность с фигурантами «Театрального дела»

 
На Новой сцене Большого театра вечером в воскресенье, 15 апреля, состоялась торжественная церемония вручения Национальной театральной премии «Золотая маска». Но главный сюжет этого вечера был не в распределении наград, а в цеховой солидарности и поддержке фигурантов «театрального дела», о которых говорили со сцены многие лауреаты.
 
Результат драматического конкурса было легко предсказать – в тройку лидеров в последнее время входят одни и те же фигуры. Возникла даже шутка: номинировать на «Маску» можно кого угодно, а получит все равно Бутусов. Так и вышло. Причем, наградили Юрия Николаевича не за «Барабаны в ночи» Пушкинского театра, а за «Дядю Ваню» в Театре им. Ленсовета – не самую его сильную работу.

Выйдя на сцену, режиссер удивился, почему из года в год лучшим режиссером назначают его, а лучший спектакль все равно у Льва Додина, Римаса Туминаса или (иногда) у Андрея Могучего... И опять не ошибся. Главная «Маска» за большую форму на этот раз досталась постановке МДТ «Страх. Любовь. Отчаяние» – тяжеловесной, тягучей, но остро актуальной по содержанию. Так уж получается, что пьесы Брехта о приближении катастрофы и вынужденном бегстве тех, кто не хочет ходить строем, становятся все актуальнее.    
 
О судьбе человека в тоталитарном обществе рассказывал и «Чук и Гек» Михаила Патласова в Александринском театре – он получил «Маску» в малой форме. Здесь рассказ Гайдара мастерски смонтирован с мемуарами и документальными, свидетельствами о сталинских лагерях. Эту же тему развивал лучший спектакль в куклах – «И дольше века длится день» по Чингизу Айтматову, поставленный молодым творческим объединением «Таратумб» в Музее истории ГУЛАГа. Вряд ли это можно трактовать как осознанное политическое решение жюри – голосование по регламенту тайное.
 
Этот исторический метасюжет  прослеживался в работах многих и очень разных номинантов – от вполне себе классической «Демократии» Алексея Бородина в РАМТе до пластического перформанса Максима Диденко «Я здесь» в новосибирском театре «Старый дом». В музыкальном театре им вторили екатеринбургская «Пассажирка» Моисея Вайнберга, посвященная теме Холокоста («Маски» за лучшую работу дирижера Оливера фон Дохнаньи и лучшую женскую роль Надежды Бабинцевой), и воронежская «Родина электричества» Михаила Бычкова – первая постановка оперы Глеба Сидельникова по рассказам Андрея Платонова. Даже в пермской «Золушке» Алексея Мирошниченко, получившего «Маску» за оригинальную хореографию, тревожные темы Прокофьева воплотились в историческую конкретику советских 50-х.
 
Напряженное вглядывание в прошлое, анализ и переосмысление его ошибок – вообще одна из важнейших черт сегодняшнего театра, осознавшего свою социальную функцию или даже миссию, если хотите. В этом смысле режиссер церемонии Нина Чусова попала пальцем в небо, выбрав темой вечера далекое будущее, где все люди освобождены от работы и занимаются исключительно искусством, сочиняя оратории с названиями вроде «Тостер милосердный». Шутки ведущих – Юлии Хлыниной и Егора Корешкова, придуманные драматургом Валерием Печейкиным, явно контрастировали с настроением выходивших на сцену лауреатов. Им ближайшее будущее явно не казалось таким уж радужным. Все были озабочены судьбой своих коллег, находящихся под арестом и в СИЗО, и желали им скорейшего возвращения на свободу. В зале многие сидели в футболках с портретами фигурантов «театрального дела».
 
Номинанты "Золотой маски": художник Этель Иошпа, режиссер Борис Павлович, медиахудожник Алексей Бычков. Фото: Василь Ярошевич.


Кирилл Серебренников, не присутствуя на церемонии, стал её настоящим триумфатором. Во-первых, он был признан лучшим режиссером в опере за «Чаадского» в «Геликоне» (видеозапись постановки, кстати, можно посмотреть на Яндексе). Сегодня в образе сходящего с ума и гонимого высшим светом героя явно просматривается параллель с судьбой самого режиссера. Во-вторых, премию за лучшую женскую роль получила Алла Демидова – за «Поэму без героя» Ахматовой в постановке того же Серебренникова. Она произнесла со сцены страстный монолог о художнике, которого сегодня запросто могут «поставить в угол, если сильно заигрался» – то есть посадить под домашний арест. И кроме того, жюри драматического театра вручило специальный приз коллективу «Гоголь-центра» за «создание пространства творческой свободы и смелые поиски языка театральной современности».
 
Если говорить о новом театральном языке, то главным прорывом конкурса, на наш взгляд, стала иммерсивная опера Cantos пермского Театра оперы и балета. Она заслуженно получила не только композиторскую «Маску» за работу Алексея Сюмака, но и спецпермию музыкального жюри «за художественную целостность и создание новаторской формы музыкального спектакля ансамблем авторов и исполнителей». Тут, действительно, сложно разделить режиссуру Семена Александровского, сценографию Ксении Перетрухиной, тончайшее дирижерское искусство Теодора Курентзиса и мастерство исполнителей. Хотя по масштабу ему трудно было тягаться с «Билли Баддом» Большого театра, признанным лучшим спектаклем в опере.
 
Ксения Перетрухина удостоилась премии и лично как художник спектакля Марата Гацалова «Дыхание» в Театре наций. «Маску» за лучшую работу драматурга присудили Дмитрию Данилову за «Человека из Подольска», отметив таким образом работу Театра.doc и режиссера спектакля Михаила Угарова, безвременно от нас ушедшего. Зал почтил его память стоя, долгими аплодисментами, как и Олега Павловича Табакова, который сыграл свою последнюю роль в «Драконе» Константина Богомолова, тоже выдвинутого на премию.
 
Казалось, что общее горе и общая тревога сплотили зал, и уже было не так важно, кому достались, а кому не достались заветные награды. Конечно, были недовольные, были упреки в консерватизме жюри. Но гораздо важнее для театрального сообщества, вечно раздираемого ревностью и противоречиями, было ощутить единство и солидарность, почувствовать себя «в одной лодке». И постараться это чувство не растерять в дальнейшем.

  • Нравится

Самое читаемое

  • «Театр лучше, чем телевизор, знает о том, чем живет страна»

    «Театрал» по традиции попросил критиков и экспертов подвести итоги сезона, определив успехи, поражения и тенденции. Сегодня – слово Павлу Рудневу, доценту ГИТИСа, зам. худрука МХТ им. Чехова по спецпроектам (мнения других экспертов читайте в ближайшие дни). ...
  • Константин Богомолов выпускает «Славу» в БДТ

    Режиссер Константин Богомолов готовит на Основной сцене БДТ им. Товстоногова постановку «Слава». Предпремьерным показом 8 июля театр завершит юбилейный 100-й сезон, премьера состоится осенью. «Слава» стала первой пьесой знаменитого поэта и сценариста Виктора Гусева, напомнили в пресс-службе БДТ. ...
  • Эрдоган остановил работу турецких театров

    Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган 11 июля издал приказ, согласно которому прекращается финансирование театров, отменяются все спектакли, гастроли и любая другая творческая деятельность. Также приказ требует расторжения контрактов с артистами. ...
  • Приснилась Гурченко

    Редеет поколение, уходят друзья и коллеги, всё острее дефицит искренности. Стремительно растёт горечь накопления биографии. Забвение грустное, но… закономерное явление.   Мечты о бессмертии дико дифференцированы. ...
Читайте также


Читайте также

  • Мосгорсуд возвращает дело Малобродского в Басманный суд

    В среду, 18 июля, состоялось судебное заседание по апелляции Алексея Малобродского. Мосгорсуд вынес решение апелляцию частично удовлетворить, решение об ограничении ознакомления с делом отменить, отправить дело обратно на рассмотрение в Басманный суд. ...
  • В Мосгорсуде рассматривают апелляцию Малобродского

    В Московском городском суде началось заседание по апелляции Алексея Малобродского на ограничение времени ознакомления с делом. В заседании участвуют следователь - Терехин, который сегодня участвовал в заседании Басманного суда также по делу «Седьмой студии», представитель Генпрокуратуры - Иванникова. ...
  • Кирилл Серебренников: «Беззаконие продолжается»

    В среду, 18 июля, состоялось заседание Басманного суда, где рассматривалось дело «Седьмой студии». В ходе заседания следствие просило продлить срок домашнего ареста худруку «Гоголь-центра» Кириллу Серебренникову и директору РАМТа Софье Апфельбаум. ...
  • «Меня обвиняют в том, что не входило в мои полномочия»

    В Басманном суде Москвы состоялось заседание по делу «Седьмой студии», на котором выступила директор РАМТа Софья Апфельбаум. Ей, как и Кириллу Серебренникову, было отказано в изменении меры пресечения с домашнего ареста на подписку о невыезде. ...
Читайте также