«Успех костюма зависит от артиста»

 
Художник по костюмам Наталья Дзюбенко работала на многих знаменитых картинах, среди которых «Приходи на меня посмотреть» Олега Янковского и Михаила Аграновича, «12» Никиты Михалкова, «Анна Каренина» Сергея Соловьёва, «Царь» Павла Лунгина, «Достоевский» Владимира Хотиненко. Однако сейчас все силы Наталья Михайловна отдает пошивочной мастерской, где заказывают наряды ведущие театры.
 
– Наталья Михайловна, ваш путь в кино складывается более чем успешно. Почему вы решили поменять профессию и открыть мастерскую?
– К большому сожалению, кинематограф сейчас переживает не лучшие времена. Основная проблема заключается, на мой взгляд, в нехватке профессионалов во всех сферах кинопроизводства. Отсюда следует невысокий уровень задач. Малое финансирование тоже не позволяет выполнять работу на должном уровне – все время приходится экономить и выкручиваться. Мне, к счастью, везло на продюсеров, но на самом деле таких, которые понимают, как сделать качественное кино, очень немного.

– А вы не думали о том, чтобы стать театральным художником?
– В театре, как и в кино, работают крепкие творческие команды. Если режиссер и художник, что называется, нашли друг друга, они поставят вместе не один спектакль. И это не плохо – именно в творческом союзе и рождаются шедевры. Но человеку из другой сферы не так-то просто влиться в театральную семью. Наверное, в тот момент я не видела для себя подходящего места. Но я ни о чем не жалею, потому что все равно плотно сотрудничаю с театрами. Эта работа дарит множество эмоций и позволяет заново открыть для себя профессию.

В нашей мастерской мы отшивали часть костюмов для потрясающих постановок. Среди них «Дон Кихот» Большого театра, «Хованщина» Музыкального театре им. Станиславского и Немировича-Данченко, «Сон в летнюю ночь» «Мастерской Фоменко»… Недавно, наряду со многими мастерским, в том числе пошивочными Большого театра, мы работали над постановкой «Пиковая дама» Римаса Туминаса, костюмы к которой создала выдающийся художник Мария Данилова. Один из последних заказов – спектакль Глеба Панфилова «Аудиенция», где Инна Чурикова играет королеву Елизавету II. Работать с Инной Михайловной – настоящее удовольствие. Одно ее имя вызывает восторг и трепет. И, конечно, она поразительно чувствует костюм.

– Чем была сложна эта работа?

– Костюмы для «Аудиенции» делала блистательная художница Виктория Севрюкова. Необходимо было повторить английские платья разных лет. Но поскольку мастер такой величины не может ограничиться повтором, она внесла в них авторскую трактовку. Мы, как пошивочная мастерская, старались не подвести и выполнить работу максимально хорошо. Сложнейшей задачей стало создание коронационного платья, а также принадлежностей, сопутствующих церемонии – диадемы, скипетра и державы. Все должно было выглядеть подлинно: Глеб Панфилов – кинорежиссер, он не допустил бы бутафории. Поэтому мы проводили тяжелейшую реконструкторскую работу.


– То есть, можно сказать, существовали по законам кино?
– Можно сказать, да. Хотя, вообще-то, в театре свой взгляд на историю костюма. Он зависит от задач, которые ставит художник, и может быть более свободным в плане применения выразительных фактур и неожиданных силуэтов. И, конечно, эти приемы должен видеть зритель из последнего ряда.

– А вы сами почему выбрали кинематограф? Осознанное было решение?
– Скорее спонтанное. Окончила Московскую художественную школу – однокурсники пошли в Суриковский, а меня почему-то потянуло во ВГИК. Там как раз открывался курс художников по костюмам. И вот, как видите, это стало профессией на всю жизнь. Что неудивительно, ведь у меня были потрясающие педагоги: Ольга Семёновна Кручинина, автор костюмов для сказок Александра Птушко, Лидия Юльевна Нови, работавшая с Андреем Тарковским, Сергеем Бондарчуком, Леонидом Гайдаем… Они сумели заинтересовать и увлечь.

На пятом курсе я познакомилась с Кирой Муратовой. Она приступала к картине «Среди серых камней», и ей посоветовали меня в качестве художника. У меня еще не было профессионального опыта, но в силу авантюризма я дала согласие и получила колоссальный профессиональный и жизненный опыт. Кира вела за руку и очень много сделала, чтобы мне удалось проникнуться ее мироощущением.

Сразу после окончания института мне посчастливилось работать с Лидией Юльевной Нови на картине Сергея Бондарчука «Борис Годунов». С точки зрения костюмов – фундаментальная работа. Этот опыт вдохновляет меня всю жизнь.

– Впоследствии вы не раз работали над экранизациями. Взять хотя бы «Анну Каренину». Роман бьет рекорды по числу киноверсий. Что вы делали, чтобы костюмы для фильма Сергея Соловьева получились особенными?
– Сергей Александрович не только выдающийся режиссер, но и человек удивительного вкуса, удивительного понимания костюма. В этом фильме на самом деле очень многое исходило от него.

Помню, мы  готовились к съемкам Евгении Крюковой в роли Бетси Тверской. Внезапно Сергей Александрович говорит: «Давайте сделаем ей платье с открытой спиной». Я засомневалась: «Это же не соответствует исторической эпохе». Так мы поговорили и на этом разошлись. В итоге я сделала молочное платье с черной сеткой на спине, а на сетке – сложный узор, который выглядел как татуировка. Соловьева не предупредила – платье он увидел только перед съемками. Посмотрел и говорит: «Так это как раз то, что я и хотел». Если режиссер говорит с художником на одном языке, возникает доверие, и тогда костюмы рождаются как будто сами собой.

– Вам довелось поработать с Олегом Янковским. Вот и у Соловьева он играл одну из ключевых ролей – Каренина. Чем вам запомнился Олег Иванович?
– В этой картине я просто не знала, что на него надеть – и в этом он уже играл, и в этом. В конце концов принесла вязаный кардиган. «Ну, такой уже был в фильме “Убить дракона”», – сказал Янковский. – «Олег Иванович, вы в нем будете как Берт Ланкастер». – «Как Берт Ланкастер? – задумчиво произнес Олег Иванович. – Ну, тогда ладно».

В разные периоды жизни этот человек был абсолютно разным, но всегда увлеченным, озорным, обаятельным. Когда начинались съемки картины «Царь» Павла Лунгина, он был уже сильно болен, но никто об этом не догадывался. Олег Иванович никогда не жаловался и с нетерпением ожидал начала съемочного дня. Помню, он все никак не мог выкроить время на примерку. В общем-то, монашеское одеяние мерить необязательно – оно кому угодно подойдет. Но Олег Иванович приехал для этого на «Мосфильм» в половине двенадцатого ночи. Подъезжает машина – белый снег, синее небо, все такое пушистое. Выходит Олег Иванович. Уставший… Но он просто не мог не приехать и не посмотреть костюм. Это, конечно, потрясало.

Картину начали в день его рождения, а уже на следующий день снимали сцену смерти. В тоненькой рясе Янковский должен был лежать на снегу. Конечно, все говорили: «Олег Иванович, пять минут потерпите – мы быстро закончим». Но, увлекшись процессом, благополучно забывали о своем обещании. Ни слова не сказал этот великий артист. Терпеливо лежал на снегу. А ему совсем нельзя было. Мы, конечно, обкладывали его специальными утеплителями, да разве это поможет? При всей игривости и в чем-то даже легкомысленности Олег Иванович очень ответственно подходил к роли. Честно говоря, я редко встречала такое отношение к работе. А картина была не самая простая…


– Вы долго над ней работали?
– На подготовку костюмов нам дали всего два с половиной месяца. Приступая к работе, мы придумали своего рода слоган – «золото в грязи». Проблема заключалась в том, что в России сложно было достать ткани с золотой вышивкой. По счастью, дирекция пошла нам навстречу, и мы снарядились в Индию. С тех пор мы накрепко связаны с этой страной, где закупаем ткани прекрасных подлинных фактур, поскольку там сохранилось золотошвейное искусство. Ткани можно купить в антикварных лавках. Готовые индийские материалы с аппликацией помогли нам добиться убедительности. Некоторые по стилю повторяли рисунки XVI века, что тоже было очень кстати. На самом деле, когда у тебя в руках драгоценность, работа делается необыкновенно быстро.

–  В одной из  недавних ваших работ – картине «Легенда о Коловрате» – тоже прослеживаются восточные мотивы…
– Все правильно: антиквариат и вышивку мы снова привозили из Индии. Богатый халат Батыя вручную расшивался умельцами в Агре. На вышивке изображен дракон, поскольку персонаж Батый ассоциируется со злом и стихией. С помощью этого костюма режиссер Иван Шурховецкий выстроил целый ряд эффектных сцен – Батыя снимали со спины, халат колыхался, и дракон как будто бы оживал.

С изготовлением доспехов нам помогли китайские мастера. Кроме того, этим занимался замечательный художник по металлу Олег Седловский, с которым мы работали еще на картине Владимира Хотиненко «1612». Олег – редкий мастер, он делает вещи, чрезвычайно близкие к подлинным.

– «Легенда о Коловрате» – не первый ваш опыт в жанре фантастики. Ранее был фильм-сказка «Книга мастеров», для которого вы делали костюмы Каменной Княжны. Они как будто в самом деле высечены из камня. Что вас вдохновило?
– Природные минералы и вдохновили. Рабочий стол был буквально завален камнями. Мы изучали их структуру, цветовые переходы. В итоге получилось множество костюмов для прекрасной Иры Апексимовой. Вообще, в картине был потрясающий актерский состав: Леонид Куравлев, Ольга Аросева, Михаил Ефремов, Лия Ахеджакова… Редкое счастье – работать с такими артистами. Разумеется, каждый актер своей фактурой диктовал и колорит костюма.

– А случалось в вашей практике, чтобы артист сопротивлялся костюму?
– Такого не припомню, но была забавная история с Евгением Мироновым, когда он играл Федора Михайловича Достоевского в сериале Владимира Хотиненко.

Поначалу я была в растерянности:  хронометраж картины немалый, возраст героя меняется несколько раз, а одежда, по сути, однотипна. Как сделать так, чтобы Женя был то молодым, то зрелым, то старым? На первую примерку я привезла два-три костюма, но Женя сказал, что еще не готов к обсуждению, поскольку прежде нужно погрузиться в образ. Когда мы встретились в следующий раз, у меня было уже около шестидесяти вариантов. Каждый из них предстояло примерить. И тут я в очередной раз убедилась, как много в успехе костюма зависит от самого артиста. Женя надевал сюртук – и сразу становилось ясно, в каком возрасте его герой. Подсказывали движения, жесты. Правда, один костюм, сшитый для молодого Достоевского, ему как будто не понравился: «Это какое-то тоненькое платьице».

Я это запомнила, а спустя пять месяцев, как раз когда снимались сцены с молодым писателем, на свой страх и риск принесла Жене тот же самый, только уже сшитый, сюртук. Он был действительно очень тонкий, и Женя должен был стоять в нем на морозе. Женя надел – и вдруг засмеялся от радости: «Я чувствую себя таким легким – абсолютно молодым!». Тогда, пять месяцев назад, он просто не мог испытать этого, но сейчас, за полчаса до съемок, сроднившись со своим персонажем, он понял, что именно этот костюм подходит ему как нельзя лучше. «Женечка, давайте попробуем утепленный вариант, вы же замерзните». – «Нет-нет, только этот».

И он стоял на морозе в этом тоненьком сюртучке. Это был восторг, во-первых, потому что мы с полуслова поняли друг друга, а во-вторых, потому что каждому костюму Женя задавал тональность.

На самом деле то же самое чувство я испытала еще на картине Николая Губенко «Запретная зона», где Иннокентий Смоктуновский играл профессора. Я тогда была совсем молодым художником. Ну, думаю, что можно надеть на профессора? Ничего выдающегося – рубашку, брюки, подтяжки, плащ… Но на всякий случай подстраховалась – сделала растяжку из пяти вариантов. Казалось бы, такой незамысловатый наряд, но Иннокентий Михайлович обыгрывал каждый. Это, конечно, было поразительно…



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы
ТегиКино

  • Нравится


Самое читаемое

  • Юрий Бутусов станет главным режиссером Театра Вахтангова

    Юрий Бутусов станет главным режиссером Театра им. Вахтангова. Об этом в субботу, 15 сентября, сообщил на сборе труппы художественный руководитель театра Римас Туминас.    – Я предложил Юрий Бутусову прийти в наш театр на должность главного режиссера. ...
  • Театр Вахтангова открыл 98-й сезон премьерой Туминаса

    Днем в субботу на Новой сцене Театра Вахтангова было не протолкнуться: по случаю открытия 98-го сезона здесь состоялся традиционный сбор труппы. В зале едва хватало мест, многие журналисты сидели на ступеньках, проходы были забиты телекамерами. ...
  • Новый сезон откроет «Васса Железнова»

    В среду, 5 сентября, в преддверии нового театрального сезона состоялся сбор труппы во МХАТе им. Горького, на котором художественный руководитель-директор театра, Народная артистка СССР Татьяна Доронина подвела итоги прошедшего сезона и рассказала о планах на будущее. ...
  • «Начинаю себя ощущать неместным»

    «Начнем с грустного, – сказал Александр Ширвиндт, открывая юбилейный сезон в Театре сатиры. – В связи с тем, что Леночка Ташаева после декрета перешла на сцену, с рождаемостью у нас остановка. Что же у нас ни одного ребенка, хотя кругом сплошные браки!»   Одну из недавних свадеб сыграли буквально в преддверии сезона: замуж вышла актриса Любовь Козий, для которой директор театра Мамед Агаев принес роскошный букет. ...
Читайте также


Читайте также

  • Марк Захаров: «Накопилась усталость от режиссерских ребусов»

    В преддверии юбилея Марка Захарова (13 октября – 85 лет), «Театрал» встретился с режиссером, чтобы поговорить о наболевшем. Подробное интервью читайте в свежем номере журнала, а сейчас публикуем ответы Марка Анатольевича на вопросы читателей. ...
  • Константин Крюков: «Никогда не мечтал работать в кино»

    Его дедушка Сергей Бондарчук, бабушка – Ирина Скобцева, мама – Алена Бондарчук, а дядя – Федор Бондарчук… Будучи представителем столь яркой династии, казалось бы, путь с самого детства тебе уготован только на сцену. ...
  • Татьянин день

    Владислав Стржельчик считал Татьяну Доронину совершенством, Георгий Товстоногов восхищался ее широким творческим диапазоном, Константин Симонов подарил томик своих стихов с надписью «Прекрасной актрисе», Николай Гриценко написал: «Вы та Настасья Филипповна, с которой я хотел бы сыграть», а Лоренс Оливье преподнёс перстень с голубым камнем в знак признания и восхищения. ...
  • «Богомолов у нас будет ставить пьесу Петрушевской»

    В преддверие открытия сезона в «Школе современной пьесы» «Театрал» поговорил с художественным руководителем театра Иосифом РАЙХЕЛЬГАУЗОМ.   – На новый сезон у нас очень интересные планы: Константин Богомолов будет ставить пьесу Людмилы Петрушевской «Газбу» с Татьяной Васильевой в главной роли, два выпускника ГИТИСа, победившие в конкурсе «Класс молодой режиссуры» поставят две новых пьесы, победившие в конкурсе «Действующие лица», а замечательный режиссер Олег Долин – бывший артист нашего театра, который окончил режиссерский факультет у Женовача, поставит пьесу Ярославы Пулинович «Тот самый день». ...
Читайте также