Алёна Бабенко: «Мы служим как солдаты»

 
Скоро у Алёны Бабенко – оригинальный юбилей. Десять лет с того момента, как она, одна из самых популярных киноактрис своего поколения, стала актрисой театра «Современник». Сегодня она играет в семи спектаклях, а за роль Людмилы в постановке Егора Перегудова «Поздняя любовь» стала лауреатом премии «Звезда Театрала»-2017. С вопроса об этой награде и начался наш разговор.
 
– Алёна, «Звезда Театрала» премия зрительская. За вашу роль проголосовали десятки тысяч человек. Что для вас означает эта победа?
– Она показала, что в нашем актерском труде самое главное – не бояться идти на риск. Я очень благодарна Егору Перегудову, который дал мне роль, как говорится, на сопротивление. Мы с партнерами по сцене обожаем этот спектакль, он поднимает нас над суетой. Обычно после спектакля устаешь, и только через час возвращаешься в реальность, а здесь происходит наоборот: «Поздняя любовь» придает нам силы. А главное я благодарю мой родной театр «Современник» и особенно Галину Борисовну Волчек, которая поверила в меня, как в актрису, и дала возможность сыграть в театре столько разнообразных ролей.

Кстати, об этом я и хотела спросить. Почти десять лет назад вы пришли в «Современник», будучи актрисой кино. Какие у вас были ожидания от театра и насколько они оправдались?
– Каждый артист мечтает о театре, и я ничем не отличалась от остальных. Просто моя карьера начиналась в кино, и я даже не надеялась, что в моей жизни такое место займет театр. Но вдруг я влетела в него. Не поступила, а именно влетела, потому что Галина Борисовна сразу же предложила мне роль Маши в «Трех сестрах». И в конце сезона, буквально за неделю, случился ввод в этот спектакль. Так что на то, чтобы «ожидать» чего-то, просто не было времени. Все мои мысли занимал текст, мизансцены и страх от того, что театр и кино так сильно отличаются друг от друга! Например, если в кино ты можешь говорить тихо, то в театре это запрещено, поскольку иначе тебя не услышат в последних рядах.

Галина Борисовна помогала вам адаптироваться?
– Мне, честно говоря, тот период помнится смутно (от волнения, видимо). Первые десять спектаклей, если не больше, я за кулисами не расставалась с текстом, боялась пропустить что-то важное…

Работа с Галиной Борисовной у меня случилась при вводе в «Три сестры» и в «Пигмалион». Это тоже был скоростной забег, который произошел в течение недели, поэтому «отфильтровать» важные советы мне не удалось. Но знаю одно: поскольку Галина Борисовна не только режиссер, но и прекрасная актриса, важно не то, что она говорит, а то, как она говорит, как это показывает. И, поскольку она невероятно яркая индивидуальность, то лично я питаюсь именно этим. Для меня в этом больше информации, чем в конкретных советах и формулировках. Галина Борисовна очень здорово показывает внутреннее состояние персонажа, вот это для меня ценнее.


Егор Перегудов с актерами работает иначе?
– Егор – мастер увлекать всех нас в неизведанное. Когда ты его спрашиваешь: «Про что спектакль?» – он это не формулирует, хотя сам, видимо, знает. И актерам приходится это разгадывать, как какой-нибудь ребус или детектив. Мы все подключаемся, фантазируем, высказываем свои предложения. И таким образом происходит единение друг с другом, возникает творческая команда.




А бывает, читаешь текст, понимаешь заложенный в нем смысл, а Егор вдруг совсем иначе расставляет акценты. Это очень интересно! Кроме того, Егор, конечно, большой выдумщик и очень легкий в работе человек. Он сразу выхватывает какие-то такие «сокровища», которые вдруг возникают на репетиции и которые сам артист может даже не запомнить, потому что пока ты придешь к роли, пробуешь разные варианты. А он умеет выхватить и сказать: «Запомни вот это!»


А как Евгений Арье взаимодействовал с актерами, готовя постановку «Враги: история любви»?
– Здесь важно то, что Евгений Михайлович ставил с нами вещь, которую он уже до этого ставил в Израиле, так что он прекрасно знал материал. Когда такой мастер работает над спектаклем, то, кажется, что надо только слушаться его и, в принципе, этого достаточно. Но мы, артисты «Современника», все же немного все перелоаптили, ведь в нашем спектакле  действие присходит здесь и с нами, поэтому даже несмотря на выстроенный рисунок, существовали какие-то наши личные предложения, и он тоже на них совершенно потрясающе откликался. 




С ролями понятно. А если говорить о судьбе, вы как-то пытаетесь выстроить рисунок своей биографии в театре? Вы думаете над возможным репертуаром, предлагаете что-то сами?
– Над каким репертуаром я могу думать?! На данный момент в театре у меня семь названий. Это очень много. А сейчас я репетирую уже следующий спектакль, так что если я еще буду что-то предлагать, то мне придется с раскладушкой переезжать в театр и больше отсюда никуда не уходить… Конечно, мне хотелось бы что-то самой придумать. Но, видимо, это произойдет в тот момент, когда у меня будет не так много спектаклей.

Как вам удается при столь плотной нагрузке активно сниматься в кино?
– Сейчас я не так много снимаюсь по сравнению с предыдущими сезонами. Пока баланс на стороне театра: в моей жизни сейчас 80 процентов театра и 20 процентов – кино.

Вам помогает то, что в театре происходит непосредственная встреча с публикой в отличие от кино, где зритель видит вас только на экране?
– Мне кажется, что специально «на зрителя» играть не стоит. Актер со сцены рассказывает о чем-то своем, что он знает о жизни. А как зритель все это воспримет, это уже его дело. Знаете, у нас вообще странная профессия. Представьте себе, что вы каждый день играете спектакль и перед вами сидит тысяча зрителей, которые вам хлопают. И так каждый спектакль. Но никто же не подходит к вам каждый день и не рассказывает, как он воспринял то, что вы сыграли. Мы можем это только предполагать…

Знаю, что вы пишите замечательные стихи. Работа в театре этому способствует?
– Я вообще не считаю, что мы работаем, считаю, что мы служим, как солдаты. Но, делаем это с удовольствием.

А что касается стихов, – то это внутренне движение не зависит ни от чего, – только от того, что я чувствую, что понимаю, что вижу. И когда я не могу выразить свои чувства прозой, я прибегаю к поэзии.


В некоторых театрах (в МХТ, в «Школе современной пьесы»,) устраивают поэтические вечера, где актеры читают стихи не только известных поэтов, но и свои.  В «Современнике» нет такой традиции?
– Такой традиции нет, а, кстати, хорошая идея! Правда, свои стихи я бы читать не стала, но у меня есть две поэтические программы, которые я готовлю вместе с Анатолием Белым. Одна – «Кинопоэзия», а другая – «Пульс века». Это поэзия за целый век с 1920-х годов до наших дней.

В конце нынешнего сезона «Современник» должен вернуться в отремонтированное историческое здание на Чистых прудах. А вы за эти годы почувствовали, что «Современник» это ваш театр-дом?
– Я это чувствовала с самого начала, потому что кроме уникальной Галины Борисовны и классических постановок, в которые я мечтала попасть, я встретила здесь много замечательных людей, с которыми я раньше уже общалась на съемках. Они мне очень помогали войти в новую театральную жизнь, поэтому у меня сразу возникло ощущение, что я попала в родной дом. И до сих пор это чувство не покидает меня. Я обожаю свой театр!


Справка
Алёна Бабенко
Родилась: 31 марта 1972 года
Образование: факультет прикладной математики Томского госуниверситета (не окончен), ВГИК (руководитель курса Анатолий Ромашин, 2000 г.).
Кинокарьера: дебютировала в роли Кати в сериале «Каменская» (2000), снималась в картинах «Копейка», «Подари мне жизнь», «Водитель для Веры», «На Верхней Масловке», «Водитель для Веры», «Чёртово колесо», «Каникулы строгого режима», «Экипаж», «После тебя» и др.
Театральная карьера: в труппе театра «Современник» с 2008 года. Играет в спектаклях: «Враги. История любви» по роману Исаака Башевиса Зингера; «Время женщин» по роману Елены Чижовой; «Пигмалион» по пьесе Бернарда Шоу; «Три сестры» по пьесе Антона Чехова; «Осенняя соната» по киноповести Ингмара Бергмана; «Поздняя любовь» по пьесе Александра Островского; «Амстердам» по пьесе Александра Галина.


5 звёздных ролей Алёны Бабенко
Вера Серова. «Водитель для Веры» Реж. Павел Чухрай
Маша. «Чёртово колесо». Реж. Вера Глаголева
Генриетта Вульф / королева Дании Александрина. «Андерсен. Жизнь без любви». Реж. Эльдар Рязанов
Лера. «Мотылек». Реж. Константин Худяков.
Арина. «Инди». Реж. Александр Кириенко


Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Скоропостижно скончался Дмитрий Брусникин

    Вечером в четверг, 9 августа, пресс-служба МХТ им. Чехова сообщила, что в возрасте 60-ти лет ушел из жизни актер, режиссер, педагог Школы-студии МХАТ Дмитрий Брусникин. Обстоятельства скоропостижной смерти неизвестны. Как сообщил «Театралу» источник в администрации МХТ, «причину пока никто не знает. ...
  • Дмитрий Брусникин: «Мы многого не успеваем»

    Замечательный режиссер, педагог, актер Дмитрий Брусникин, скоропостижно скончавшийся 9 августа на 61-м году жизни, не раз становился героем журнала «Театрал». И всегда в своих интервью он много говорил о молодом поколении, о смене традиций, о поиске интонации времени. ...
  • Директор театра «Практика» Борис Мездрич: «Я нахожусь в сложном положении»

    В связи со скоропостижным уходом из жизни художественного руководителя театра «Практика» Дмитрия Брусникина, «Театрал» дозвонился директору театра Борису Мездричу и попросил его сказать несколько слов… - Я нахожусь в сложном положении. ...
  • «Почему так рано?! Куда вы спешите?!»

    В понедельник, 13 августа, Москва простилась с замечательным педагогом, актером и режиссером Дмитрием Брусникиным, который скоропостижно скончался 9 августа на 61-м году жизни. Как отметил на панихиде художественный руководитель ЦИМа Виктор Рыжаков, «этот невероятно красивый человек всегда всё делал красиво – работал красиво, преподавал красиво, читал стихи красиво – он насыщал наш мир красотой и смыслом. ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также