Юрий Любимов: «Никогда не любил длинных спектаклей»

На Арбате проходит фотовыставка в честь режиссера

 
Как сообщал «Театрал», выставка под открытым небом «Юрий Любимов. Современникам», которая уже демонстрировалась в Парке Горького и в «Сокольниках», переместилась на Арбат и расположена в двух шагах от Театра им. Вахтангова, где Юрий Петрович начинал свой творческий путь. В экспозиции представлены редкие фотографии мастера, которые сопровождаются его высказываниями. Познакомим читателей с некоторыми из них.
 
«Люблю Пастернака, Ахматову, Мандельштама. Люблю первую книгу Надежды Мандельштам. Она сумела замечательно нарисовать облик мужа, собрать всё о нем, что удалось спасти. Надо ли говорить, насколько близок мне был Владимир Высоцкий. Он ведь всю жизнь здесь работал. На моих глазах прошло более 20 лет его жизни. Андрей Вознесенский – старый мой приятель».

 
«Мой сын Петя – полиглот. Прекрасно говорит на пяти языках. Жена тоже владеет иностранными языками. А я вот хорошо говорю только по-русски…»



«Я ставлю спектакль как балет: полшага в сторонку – и все погибло… Когда я начинаю работать над спектаклем, уже знаю, как он будет поставлен, в какой манере, – это будет масло, акварель, графика или плакат…»



«Я воюю за свою нравственную свободу. Мою свободу, лично. Хотите, чтоб я кривил душой, – не будет этого. Вообще, свободный человек – это редкость. И если ты можешь таким быть, ты получаешь удовольствие: тебя не согнули, ты не стал елозить… Должна быть такая черта…»



«Никогда не любил длинных спектаклей. Не такая я цаца, чтобы зритель слушал меня три часа. Я уложусь и в полтора».



«Хороший режиссер должен быть как хороший жулик – он должен иметь десятки отмычек и в минуту актерского затора суметь нужно отмычечкой помочь актеру раскрепостить себя, оставить ему выгодное положение, спрятать его недостатки, выделить его достоинства, помочь ему «вписаться» в партитуру роли, всего спектакля».



«Я люблю свою родину, я русский человек, здесь живу и хочу, чтобы в отечестве было лучше. Поэтому иногда очень остро чувствую наши недостатки, проблемы. А некоторые товарищи воспринимают так, что я это с какими-то злыми целями делаю. На это прекрасно ответил Гоголь, помните, в «Театральном разъезде»? «Зачем он бередит наши раны?» А автор отвечает: «Это твои раны, а не мои. Возьми и ходи с этими ранами, они твои». 



«Не надо никаких званий. Должно быть имя самого человека, который сделал себе это имя».



«Это странная вещь: чувство эстетики не зависит от образованности человека. Потому что я, например, несколько раз видел, как рядом со мной образованные люди делали вид, что им интересно – а им было скучно, я видел – а простые люди были захвачены абсолютно».



«Я не начинаю работать, пока у меня нет определенной концепции и пока не известны все составляющие».



«Сильного человека никто не сломает. Человек закаляется и получает опыт. Это очень трудно. Тебя бьют, как в боксе, но ты должен выстоять. Меня много раз отправляли в нокаут, но я снова возвращался на ринг».



«Я часто шучу, что в семье моя роль – подкаблучник. Это, между прочим, очень удобно – прикинуться иногда подкаблучником. Жена успокаивается, теряет бдительность, а в нужный момент ты говоришь, что и как нужно делать».



«У Хемингуэя есть рассказ. Он, голодный, ловит форель, и ему всё время попадается маленькая. Но он решил, что будет брать только большую, и эту он выпускает. Никого нет, он один. Вот так человек себя ценит: я хоть и голоден, но сказал, что только такую беру и всё».



«Я поздно пришел в режиссуру, лет сорока пяти, я преподавал. Я был артистом, играл серьезные роли, всё было вроде нормально. И многих господ, которые готовы играть и режиссировать одновременно, я не понимаю. Потому что вся энергия уходит на то, чтобы сделать спектакль. Вся. Играть в спектакле и видеть его со стороны просто невозможно. Актер и режиссер – это разные профессии. Режиссеру часто нужно делать что-то из ничего».



«Я люблю свою Родину, я русский человек, здесь живу и хочу, чтобы в отечестве было лучше. Поэтому иногда очень остро чувствую наши недостатки, проблемы».



«В массе своей у наших людей несвободное мышление: на нас гаркнут, мы тут же и скиснем. Хотя есть свободные люди и среди нашего брата, но это очень дорого каждому из нас стоило. Я давно свободен, с детства, наверное. Родился таким, видимо».



Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.

  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Игорь Ясулович: «Мы выходим на сцену, чтобы разобраться в себе»

    Актер Игорь ЯСУЛОВИЧ много времени и сил уделяет воспитанию творческой молодежи – преподает в ГИТИСе и во ВГИКе. На минувшей неделе артист участвовал в работе жюри на Молодежном театральном форуме в Ереване.   – Игорь Николаевич, некоторые говорят, что сейчас в России – театральный бум, но кто-то считает обратное. ...
  • Валерий Шадрин: «Мы создали условия для творческого общения»

    С 15 по 21 мая в Ереване проходил III Молодежный театральный форум стран Содружества, Балтии и Грузии. «Театрал» побеседовал его вдохновителем и организатором – президентом Международной конфедерации театральных союзов, гендиректором Международного театрального фестиваля им. ...
  • «Я перенес Горького в наши дни»

    В преддверии премьеры спектакля по пьесе Горького «На дне» «Театрал» побеседовал с художественным руководителем театра «Модерн» Юрием ГРЫМОВЫМ.   – Юрий Вячеславович, в июне у вас состоится премьера спектакля «На дне». ...
  • Семен Спивак: «Педагогу нужно обладать материнско–отцовским талантом»

    Молодежный театр на Фонтанке 13 мая представит в Москве одну из премьерных своих работ – «Любовные кружева» («Женитьба Белугина») в постановке Семёна Спивака. А незадолго до этого в Петербуге состоялась премьера спектакля «Обыкновенные чудики», в которой заняты студенты третьего курса его мастерской в Российском государственном институте сценических искусств. ...
Читайте также