Марк Розовский: «Люди все чаще отдают предпочтение глупости»

 
Художественный руководитель театра «У Никитских ворот» Марк Розовский выпустил спектакль «Горе без ума». О катарсисе, без-умиии и грибоедовских финалах режиссер рассказал «Театралу» в интервью.

– Марк Григорьевич, почему «Горе без ума», а не от – как у Грибоедова?
– «Безумным вы меня прославили всем хором», – это слова Чацкого. Безумие – вот тема нашего спектакля. «Горе без ума» – это не просто постановка, а способ рассказать о без-умии нашего времени. Несмотря на то, что это внешне легкий, по-мольеровски комедийный сюжет (вспомним «Мизантропа»), я назвал спектакль трагикомедией. Падение уровня культуры во всем мире уже давно стало очевидным. Интеллект далеко не всегда оказывается востребованным, люди все чаще отдают предпочтение глупости и невежеству. То, что в интернете сейчас можно найти любую информацию, в этом случае не спасает, потому что в сети частенько сидят люди, чей уровень развития соответствует уровню развития неандертальцев.

Деградация культуры очевидна, и все признаки без-умия налицо. Во времена Грибоедова было горе от ума, а сегодня без.

Нам все время пытаются что-то внушить, зомбируют какой-то чушью, и именно она начинает составлять основу существования современного человека. Как и во времена гитлеризма и сталинизма, из людей делают сумасшедших посредством оглупления и внушения им определенных идей и заблуждений, а это уже безумие масс. «Не дай мне Бог сойти с ума. Нет, легче посох и сума», – этими строками Александра Сергеевича Пушкина я усилил монолог Чацкого в финале постановки. Безумие современного мира – вещь страшная.

– Вы включили в спектакль фрагменты переписки Пушкина и Чаадаева. Интересное режиссерское решение…
– Эти тексты стали эпиграфом к спектаклю, их зачитывают в фойе перед 3 звонком. Это потрясающие письма, которые, на мой взгляд, должен знать каждый человек, говорящий по-русски. В них затрагиваются вопросы, которые актуальны и по сей день, например, судьба России, европейский и азиатский пути развития нашей Родины. Для человека, знакомого с перепиской Пушкина и Чаадаева, события современной жизни приобретают глубокий исторический контекст, становятся очевидными ответы на многие актуальные вопросы общественной и политической жизни. Все было сформулировано еще до нас, только читай и вдумывайся.

Между прочим, Пушкин и Чаадаев изъяснялись друг с другом на французском языке, это тоже о многом говорит нам сегодняшним. К тому же, это были люди высоких моральных принципов. Когда Пушкин пишет последнее полемическое послание из этой переписки Чаадаеву, тот уже находится под арестом. И Пушкин это письмо не отправляет, кладет в ящик своего стола, понимая, что спорить с человекам, попавшим в такую чудовищную ситуацию, невозможно.

– К слову об общечеловеческом… Мы с вами говорим о политике, но в вашей постановке сохранена и любовная линия грибоедовской пьесы.
– Да, спектакль «Горе без ума» – это еще и история безумной любви Софьи к обманщику Молчалину. Молчалин в моей постановке не менее важный персонаж, чем Чацкий. К сожалению, в наши дни молчалины преуспевают столь же часто, как и в XIX веке. Мир и поныне кишит стукачами Загорецкими и псевдореволюционерами (а на самом деле просто тусовщиками) Репетиловыми – именно такое звучание этот образ приобретает в нашем спектакле. К сожалению, сегодня все становится тусовкой, даже митинги и демонстрации. Многие люди приходят туда, чтобы развлечься и получить новые ощущения. Иной раз сама революция видится ими как огромная тусовка.

– Не хотелось перенести действие пьесы в наше время?
– На мой взгляд, это совершенно не нужно. Русская классика тем и сильна, что ее не надо искусственно актуализировать, она актуальна сама по себе. Проакцентировать открытия драматурга – вот задача режиссера. Я стою на товстоноговских позициях и никогда не удешевляю классическое произведение внешним осовремениванием.

Тем не менее, мне хотелось бы, чтобы зритель уловил в этой постановке некоторые параллели. «Пойду искать по свету, / Где оскорбленному есть чувству уголок!» – произносит в конце пьесы Чацкий. Уехать-уехать-уехать – куда глаза глядят. Точно так же уезжает Грибоедов, уезжает на Восток, в Тегеран, где находит страшную смерть от рук фанатиков. Есть здесь параллель и с нашим современным миром – так сегодня люди гибнут от рук ИГИЛ. Пушкин во время своего путешествия по Кавказу встретил близ крепости Гергеры арбу с телом убитого Грибоедова: «… Два вола, впряженные в арбу, подымались по крутой дороге. Несколько грузин сопровождали арбу. «Откуда вы?» – спросил я их. «Из Тегерана». – «Что вы везете?» – «Грибоеда». Так в последний раз встретился с Грибоедовым Пушкин. Встретился на том самом Востоке, о котором так много полемизировал с Чаадаевым.

– Кто создавал спектакль вместе с вами?
– Сценография принадлежит известному художнику Александру Лисянскому. В прошлом он был главным сценографом Театра «Современник», потом долгое время работал в Театре «Гешер». Сейчас живет в Израиле, но мы с ним активно сотрудничаем. Он создал сценографию к нашим спектаклям «Носороги», «Гамлет», «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем». Для «Горе без ума» Александр Лисянский сделал очень лаконичную декорацию в стиле минимализма – этим он продолжает традицию своего учителя Давида Боровского. Надеюсь, зрители оценят художественное оформление спектакля по достоинству.

В качестве музыкального сопровождения к постановке звучит Вальс Грибоедова в различных переложениях. Мелодия становится то маршем, то менуэтом – в зависимости от сюжетных поворотов.

Роль Чацкого исполняет Константин Иванов, выпускник Щукинского училища, роль Софьи – Виктория Корлякова, окончившая Школу-студию МХАТ. В разных составах Фамусова играют заслуженный артист России Андрей Молотков и Александр Масалов. У нас очень выразительная Лиза – Яна Прыжанкова. Не уступает ей и актриса другого состава, Николина Калиберда, которая недавно пришла к нам из Щуки. Репетилова играют Никита Заболотный и Денис Сарайкин.

Сталкивались ли с трудностями во время репетиций?
– Играть спектакль по пьесе, написанной стихами, очень сложно.  Это совсем другая техника, другое ощущение текста, ведь в поэзии смыслы или выражаются метафорически, или обличены в форму разговорного стиха. Здесь важно уметь сочетать разговорную интонацию с философской, поэтической, сатирической, а иногда и патетической. Жить, чувствовать и выражать свои эмоции через стих – непростая задача. Это мастерство высшего порядка.

Еще одна сложность состояла в том, что пьеса у всех на слуху. Как сделать так, чтобы знакомые словесные обороты, фразеология Грибоедова, которая, как и предсказывал Пушкин, вся пошла на пословицы, зазвучала по-новому? Конечно, это вопрос вкуса и нашего прочтения, постижения текста. Это была эстетическая задача, которую нам предстояло решить. Успешно или нет – судить зрителю.

– Комедия «Горе от ума» входит в школьную программу, и конечно на ваш спектакль придут школьники…
– Это даже хорошо. Современные старшеклассники – вполне взрослые люди. Но думаю, что постановкой заинтересуется и более зрелая публика.
Режиссерское постижение этой пьесы было начато Мейерхольдом, потом к ней обращались многие другие выдающиеся режиссеры. В частности, я помню спектакль с Юрским в главной роли, поставленный Товстоноговым в БДТ, когда я там работал. Это был, безусловно, новый этап в постижении этой пьесы.

Я, вслед за Товстоноговым, не придерживаюсь дихотомии Чацкий – положительный герой, все остальные – отрицательные. У Грибоедова все гораздо сложнее, психологичнее и серьезнее. В моей постановке на протяжении всего спектакля постепенно нарастает тема сумасшествия, безумия фамусовской Москвы. Кульминационный момент – заключительный монолог Чацкого. Если в финале спектакля по грибоедовской пьесе нет чисто театрального открытия, то не стоило за нее и браться. В финале эта поэтичная, философская, где-то даже бытовая комедия, комедия положений, открывается с новой стороны – возникает обобщение, переходящее в трагедию. Наступает трагический катарсис, появляется ощущение уже пришедшей к нам беды, носящей апокалиптический характер. Наш спектакль – это эмоциональное предупреждение всем нам, что жить в безумии – большое горе.
 
Следующий показ состоится 28 декабря.

Подписывайтесь на официальный канал «Театрала» в Telegram (@teatralmedia), чтобы не пропускать наши главные материалы.
  • Нравится

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Театре им. Вахтангова репетируют спектакль по Островскому

    Театр им. Вахтангова выпускает первую премьеру 2018 года – постановку Александра Коручекова «Горячее сердце» по одноименной пьесе Александра Островского. Предпремьерные показы пройдут 18 и 19 января, официальная премьера назначена на конец месяца. ...
  • Актеры Александринки читают Гашека

    Интернет-проект #читаемШвейка, приуроченный к премьере Валерия Фокина «Швейк. Возвращение», стартовал в социальных сетях Александринского театра. В предпремьерные дни актеры театра прочтут фрагменты знаменитого романа Ярослава Гашека «Похождения бравого солдата Швейка во время мировой войны». ...
  • РАМТ объявил планы на первую половину года

    Алексей Бородин завершает работу над спектаклем «Последние дни», в основе которого – пушкинский «Медный всадник», а также произведения Акунина и Булгакова. Постановка в жанре театрального пасьянса, в котором сходятся герои и авторы разных эпох, выйдет 16 февраля на Большой сцене с участием ведущих актеров театра. ...
  • Театр им. Комиссаржевской прощается с «Эросом»

    Постановка Игоря Коняева «Эрос» с Иваном Краско в заглавной роли покидает подмостки после семи лет показов. 18 января Санкт-Петербургский Театр им. Комиссаржевской сыграет его в последний раз. «Эрос в древнегреческой мифологии бог любви. ...
Читайте также