Сегодня жарко, всюду Капулетти

«Ромео и Джульетта», Театр Наций, режиссер Владимир Панков

 
Зал сидит как завороженный. Тому способствует и помост, точно выложенный древними камнями Вероны (художник Максим Обрезков), и сцены драк, больше похожие на танец в капоэйре (хореография Сергея Землянского), и прекрасные актерские работы. Но главное – звуковой ряд «Ромео и Джульетты».

То, что Панков сделал спектакль в жанре SounDrama, очевидно: достаточно просто закрыть глаза, чтобы звуковая партитура «Ромео и Джульетты» приобрела музыкальный объем. Каждый звук, будь то звук упавшего на металлическую решетку подмостков камня или произнесенная на узбекском фраза, мелодия Прокофьева или Беллини, встраивается в математически безукоризненно выстроенную режиссером сетку.

Капулетти в спектакле Панкова говорят на языках бывших союзных республик: от узбекского до таджикского, Монтекки – на русском. Но каждая семья, чтобы быть понятой недругами, переходит на язык Шекспира, отчего короткое sir у них больше похоже на площадную брань.

В этом спектакле дело не во внезапной любви двух подростков, а история взаимной ненависти «русских» и «нерусских» – лишь своеобычная канва. Он не берется доказывать существование бытового фашизма, не морализаторствует. У Панкова эта история становится просто фотографией – беспристрастным, почти черно-белым снимком, документом эпохи.

Павел Акимкин, бессменный участник экспериментов Владимира Панкова, играет своего Ромео очень юным, очень непосредственным, очень влюбленным и – очень инфантильным. Даже Тибальта он убивает будто случайно, а не от ярости. Даже любовь его не взрослит, и порой ему страшно от необузданной страсти Джульетты.

Джульетта Сэсэг Хапсасовой – неуклюжая, как молодой щенок (ведь девочки в этом возрасте вправду изяществом не отличаются). Глупо хихикает, болтает ногами, путается в подоле длинного платья, которое идет ей, как щенку эполеты. Но вдруг – в какой-то неожиданный момент – превращается в шаманку с яростными глазами и глубоким голосом, для которой смерть – только переход в иное состояние. Недаром в финале образ смерти на сцене возникнет в таком же точно длинном платье в горошек.

Нельзя не сказать о двух актерских работах: паре Меркуцио – Бенволио. Поэт Меркуцио со своим монологом о королеве Маб – огромный силач с громоподобным голосом, который явно не дурак подраться. Его играет Петр Маркин – тот самый, что когда-то пел в «Норд-Осте» интеллигентного учителя Иван Палыча Кораблева. Сломить давно сложившийся стереотип Меркуцио (тонкий, трепетный и нежный) чрезвычайно сложно, а Маркин делает это с арлекиновской жизнелюбивой легкостью. Оттого смерть огромного Меркуцио от ножа невысокого яростного Тибальта (Александр Новин) кажется еще трагичней.

Бенволио играет девушка – Анастасия Сычева. Легкий подвижный Бенволио рядом с медлительным Меркуцио был бы комичен, если бы не беззащитная его нежность к друзьям. Коротко стриженный (или все-таки стриженная?), маленький, нервный, юркий, как шарик ртути, эмоционально реактивный, этот Бенволио – один из моторов действа. Спектакль получился с по-шекспировски двойным дном, где отец Лоренцо оказался и помощником, и предателем; где Джульетта – и жизнь, и смерть; где ненависть так и останется ненавистью, невзирая на трагедии и слезы.

Ставить сегодня Шекспира, наверное, только так и можно. Рифмуя любовь и кровь с интересом физиолога, что ставит опыт не только над лягушкой, но и над собой. Будто бы и шутя, но без малейшей улыбки.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Алексей Кузнецов представит «Случайно затянувшуюся связь»

    Актер Театра им. Вахтангова, педагог Щукинского театрального института Алексей Кузнецов подготовил инсценировку спектакля «Случайно затянувшаяся связь», посвященного судьбам Осипа Мандельштама и Бернарда Шоу. Спектакль сыграют в театральном лофте «Компас» 22 и 24 октября. ...
  • В «Театре.doc» выходит премьера по стихам современного поэта

    Премьера спектакля «Мелиемелинам» по стихам современного поэта Всеволода Емелина состоится 22 октября в «Театре.doc». Постановку осуществила Мастерская Руслана Маликова, режиссера, хорошо известного постоянным зрителям театра по спектаклям «Манагер», «Синий слесарь», а также «Война молдаван за картонную коробку», «Трансфер» и «Сентябрь. ...
  • В Театре на Малой Бронной появится «Норма»

    Спектакль Максима Диденко по роману Владимира Сорокина «Норма» станет первой премьерой Театра на Малой Бронной в новом сезоне (показы пройдут 6 и 7 ноября) во «Дворце на Яузе». Как сообщал «Театрал», в связи с предстоящей реконструкцией, свои ближайшие премьеры театр выпускает на временной площадке (окончательно переезд состоится во второй половине сезона). ...
  • Миндаугас Карбаускис готовит премьеру

    Первой премьерой сезона Театра им. Маяковского (Сцена на Сретенке) станет спектакль по роману Уильяма Фолкнера «Когда я умирала». В сценической версии театра произведение получило название «Йокнапатофа» – в честь вымышленного округа на юге США, в котором разворачиваются события большинства произведений Фолкнера. ...
Читайте также