Как создавалась легенда

В январе весь музыкальный мир отмечает 100-летие со дня рождения великой балерины Галины Улановой

 
Она училась у Агриппины Вагановой, известной «царицы вариаций», ставшей потом не менее известной «царицей» ленинградского балета. Уланова не выделялась среди соучениц ни внешними, ни техническими данными, не отличалась и артистизмом, но имела «приличное» рабоче-крестьянское происхождение и была покладиста. Неискушенных читателей поразил бы аттестат будущей «легенды советского балета», в котором не просто преобладающая, а доминирующая отметка – тройка.
На сцене Кировского театра она дебютировала в 1928 году в «Шопениане», еще ученицей. Потом было несколько классических дуэтов и главных партий, не задержавшихся в ее репертуаре, Жизель и Одетта в специально для нее созданных редакциях Вагановой. И, наконец, в 1934 году – Мария в первом советском драмбалете «Бахчисарайский фонтан», а в 1940-м – Джульетта. Собственно, на этом перечисление ролей Улановой можно закончить, эти пять партий и составляли ее творческий багаж.

Когда читаешь воспоминания современников, поражает то, что они говорят не о танце, не о виртуозности или одухотворенности балерины, нет, говорят об ожоге, ознобе, ошеломлении, восторге, слезах – говорят о себе. Наверное, что-то такое было в ее искусстве, что восприятие его становилось фактом биографии зрителя.

Ее Мария, Жизель, Джульетта оказались духовно близки зрителю того времени. Незамысловатые истории простых девушек, попавших в сложные обстоятельства, трогали сердца зрителей сильнее, чем виртуозные танцы, и достаточно было лишь намека, детали, полутонов, чтобы образ впечатывался в память навечно. Именно такими деталями и останутся в памяти грядущих поколений работы Улановой – Мария, живописно сползающая по колонне, невысокий арабеск Джульетты, устремленный к алтарю, и ее же бег к патеру Лоренцо вдоль рампы от правого края к левому.

В 1939 году Улановой было присвоено звание «Заслуженный артист РСФСР», а уже через год она стала народной. Впрочем, как говорят, именно к началу сороковых годов история ее танцев закончилась. По словам историка балета Веры Красовской: «Век танцовщицы, короткий век, оказался для Улановой короче, чем для иных сверстниц». Начиналось время «легенды».

Войну Галина Сергеевна прожила в Казахстане, из эвакуации вернулась не в Ленинград, а в Москву, в Большой театр, как говорят, по личному приказу Сталина. В тридцать четыре года она перешагнула ленинградский период своей жизни, чтобы начать новый этап. Кстати, Уланова всю жизнь решительно отрезала прошлое, если оно начинало путаться под ногами. Придя в Большой театр в 1944 году, Уланова официально стала главной балериной страны, сразу оттеснив всех конкуренток. Она вновь танцевала «свои» спектакли – «Бахчисарайский фонтан», «Жизель», «Шопениану», «Ромео и Джульетту», «Лебединое озеро». Новых партий было всего четыре: Золушка, Тао Хоа в «Красном маке», Параша в «Медном всаднике» и Катерина в «Сказе о каменном цветке». Последняя премьера случилась в 1954 году , а 29 декабря 1960 года она простилась со зрителем в «Шопениане», почти в пятьдесят один год. В эти шесть лет вместилось многое – первые гастроли советского балета за границей с Джульеттой, покорившей англичан, открывших для себя «прелести» советского драмбалета и пресловутую «загадочную русскую душу», премия Анны Павловой, череда фильмов-концертов и фильмов-балетов, запечатлевших Уланову для вечности, и примерка новой роли – роли «великого педагога». Да и, конечно, становление легенды, того, что потом назовут «загадкой Улановой».

Нужно сказать, что впервые за рубежом Галина Сергеевна танцевала в Вене летом 1945 года. Исполнила на сборном концерте свои «коронные» номера: седьмой вальс из «Шопенианы» и «Лебедя», ставшего в ее исполнении «Умирающим». Триумфа не было. Только в 1956 году в соответствующем репертуаре и при соответствующей рекламно-разъяснительной работе советских СМИ икона советского балета получила должный оклад. И гастроли на сцене королевского театра «Ковент-Гарден» в 1956 году прошли триумфально. Уже после третьего спектакля, а это был «Ромео и Джульетта», восхищенные зрители провезли Уланову в автомобиле с выключенным мотором от театра до гостиницы.

Однажды Людмила Семеняка сказала про Уланову: «Она – величайший режиссер своей жизни». По-моему, лучше никто и не сформулировал. Уланова тщательно режиссировала свою жизнь, не только сценическую, но и общественную, личную. Грамотно распорядившись отпущенными ей Богом возможностями и поставив их на службу государству и собственной легенде, она требовала и получала за это заслуженные награды. Когда советская пропаганда выбрала Уланову на роль «иконы» тоталитарного искусства, это никогда не стало бы возможным без ее жесткой воли, необычайной работоспособности и политической лояльности к власти.

Такого количества наград, как у Улановой, не имел ни один лидер коммунистической эпохи, не говоря уже о творческой интеллигенции. В 1965 году именем Улановой назван выведенный в Нидерландах сорт тюльпанов и выпущена памятная медаль с ее портретом. В 1984 году в Ленинграде на Аллее Героев Московского парка Победы установлен бюст Улановой работы Михаила Аникушина и в том же году перед стокгольмским Музеем танца – скульптура Улановой работы Елены Янсон-Манизер. Она присутствовала на открытии обоих памятников и скромно принимала поздравления. Легенду увековечили в бронзе, «воплощенная скромность» стала единственной в истории балериной, которой при жизни были установлены памятники.

Вскоре после английских гастролей, во время второго акта «Жизели», сорокашестилетняя Уланова с легким вскриком упала на сцену. Серьезный разрыв связки не помешал ей уже через несколько месяцев вернуться в театр. Она упорно продолжала танцевать, но, понимая, что ее время проходит, задумалась о педагогике. Эта деятельность Галины Сергеевны отличалась своеобразием. Главный официальный педагог Большого театра СССР отбирала лучших балерин – Екатерину Максимову, Нину Тимофееву, Ирину Прокофьеву, Людмилу Семеняку, Аллу Михальченко, Нину Семизорову, Надежду Грачеву, которые, позанимавшись с ней какое-то время, почему-то неизбежно переходили к другим педагогам, в основном к Марине Семеновой.

В последние годы жизни Уланова переживала, что, проходя по коридорам Большого театра, не слышала обычных приветствий – новое поколение танцовщиков не узнавало ее… Ушло ее время, она осталась одна, впрочем, по своей воле. Лишь один человек был допущен к «живой легенде» – некая журналистка, поселившаяся в квартире Галины Сергеевны и ставшая ее «приемной дочерью». Ее присутствие рядом с Улановой вызывало недоумение, пересуды и грязные сплетни. Но более близкого человека у нее не было, и когда журналистка умерла, Галина Сергеевна сама одевала покойницу, сама украшала гроб. Она сильно переживала и заметно сдала, больше года провела в больнице, затем вернулась в пустую квартиру. А через три года скончалась в Центральной клинической больнице от двух инсультов, последовавших с перерывом в 12 дней.

Какую цену заплатила Уланова, «продавая душу», на что пошла ради создания собственной легенды – известно одному Богу. Но к этой легенде она шла сознательно и целеустремленно, не оглядываясь и решительно устраняя все лишнее.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также