Алексей Девотченко:

«Почти все права граждан не соблюдаются»

 
Алексей Девотченко – редкий тип драматического артиста, способного совместить дар лицедейства с собственным мировоззрением. Может, поэтому Девотченко любит выходить на сцену «соло», один на один со зрителем, предпочитая сложнейший жанр моноспектакля большим формам репертуарного театра. Бунтарь по натуре, постоянный участник «маршей несогласных», активный защитник исторического облика родного Петербурга, один из лидеров питерской оппозиции, Девотченко при этом остается успешным и востребованным артистом, любимым публикой и режиссерами.
– Вы собираетесь Радищева на сцене ставить. Это вас постоянные путешествия из Петербурга в Москву навели на такую идею?

– Да, недавно я перечитал произведение Александра Николаевича Радищева, которое мы все по «диагонали» проходили в школе. Тогда оставалось негативное впечатление скуки и тоски смертной, тем более что еще и язык, конечно, не церковно-славянский, но старый и требующий расшифровок. А сейчас, уже по прошествии лет, когда другое восприятие, совсем иная картина перед глазами возникла… На мой взгляд, это одно из лучших произведений русской классической литературы, но почему-то невостребованное.

– Лучшее – в смысле актуальное?

– Нет, вообще слово «актуальное» не люблю. Актуальное – это утром в газете, а вечером в куплете! Нет, «Путешествие из Петербурга в Москву» вечное, как любое великое произведение, будь то творение Грибоедова, Достоевского или Толстого. Литература на все времена, когда берешь книгу, читаешь и понимаешь, что написано про нас. Мне хочется обратиться именно к Радищеву, потому что кажется, он интересен и может быть востребован сегодня. Тем более что повествование идет от первого лица, что значительно облегчает создание инсценировки для моноспектакля.

– Как вы понимаете этот жанр?

– Моноспектакль – это не то, что стою один на сцене и декламирую, это не Ленконцерт в своих лучших или худших проявлениях, это не когда я и четвертая стена, нет. Моноспектакль – расплывчатое понятие, потому возникает стереотип: нудит человек, играет аккомпаниатор, и мухи дохнут. Нет, моноспектакль – это когда партнером является зритель. Без партнера вообще все бессмысленно: сам с собой – это сумасшедший дом. Если актер общается со зрителем, свою энергетику передает залу и получает ее оттуда, то возникает спектакль. Это ведь авторское высказывание, декларация, если хотите. Эта потребность исходит из самого человека – не из его профессиональных качеств, а из его мироощущения, приятия или неприятия существующего порядка вещей.

– Когда смотришь на вас в театре, создается впечатление, что одновременно на сцене сосуществуют и персонаж, и ваше актерское «я».

– Это вам судить. Но артисты – лицедеи. Хотя распространены небылицы про перевоплощение: артист, выходя в роли Отелло, это уже не артист Петров, Иванов или Сидоров, это – Отелло. Это поза просто. Я настороженно отношусь к артистам, которые говорят за кулисами: «Не трогайте меня, я в образе, мне сейчас на сцену выходить!» Это клиника и сумасшедший дом, если пребывать в таком состоянии.

– В этом и есть суть вашей актерской природы – игровая.

– Конечно, потому что я играю! Жить на сцене не надо.

– Как вы готовите себя к спектаклю?

– Особых способов нет, это само собой происходит. Тренинг необходим в институте, а сейчас, ложась спать, я знаю, что завтра играю. Эта мысль остается у меня в подкорке, и на следующий день я ничего особенного не делаю, чтобы настроиться. Конечно, текст повторяю, но в транс себя не ввожу. Лучше всего вообще не думать о спектакле, попить кофе, поболтать с кем-нибудь, почитать газету, не имеющую отношения ни к чему, а потом впрыгнуть в спектакль. Впрыгнуть – это для меня самое лучшее, когда ты «как бы» не подготовленный начинаешь играть. Именно «как бы», потому что в голове все равно мысли крутятся. Для меня такой способ продуктивнее, чем, если бы я вставал утром и думал, что сегодня я играю Шута в «Короле Лире» (спектакль МДТ, режиссер Лев Додин. – Прим. ред.), весь день ходил бы под этим ощущением. Для артиста выход на сцену должен быть как бы неожиданным.

– Вы сейчас репетируете в БДТ. После Додина и Фокина как вам работается с Чхеидзе?

– Темур Чхеидзе ставит «Дон Карлоса» Ф. Шиллера к 90-летию театра, премьера состоится в конце марта. Я репетирую роль герцога Альбы. Это может быть новое качество моей ролевой биографии: таких ролей я еще не играл. Очень интересно работать. Когда открываешь в себе что-то новое посредством работы с большим режиссером, например с Чхеидзе, – это большая радость. С любым режиссером. Я никогда не мог представить, что сыграю Хлестакова в постановке Фокина! Вдруг открываются новые грани и качества, и удивляешься сам себе – сколько я могу. Еще Аркадий Иосифович Кацман говорил, повторяя слова Ежи Гротовского, что в нас есть все – от дьявола до Иисуса Христа, только надо в себе порыться, чтобы обнаружить вещи, которые не замечал ранее. Когда хороший режиссер ставит спектакль, то он предполагает, что артисты ДУМАЮТ, потому что если артист не думает, то это плохой театр. А таких «бульварных» театров в Питере сегодня большинство: быстренько развели мизансцены, подсветили, включили музычку, какой-нибудь эффект добавили – и вперед! Конечно, МДТ, Александринский, БДТ и Литейный стараются держаться подальше от постановок увеселительного характера. Остальные идут на поводу у публики, знают, как сделать полный зал, чтобы прибыль была, – это антреприза в плохом смысле.

– Можно ли воспитать вкусы публики?

– Не знаю, как сейчас, а раньше театр мог воспитать, лет 20–30 назад. Это расцвет «Современника», БДТ, появление МДТ во главе с Додиным, ТЮЗ с Корогодским, светлая ему память, – они воспитали не одно поколение зрителей. Сейчас большая часть театров зарабатывает деньги, например, спектакли с медийными лицами, на которые идет зритель. Человек не должен уйти из театра равнодушным! Он должен выйти с размышлениями и раздумьями. «Театр – кафедра», – говорили когда-то. Но думаю, что наша нынешняя ситуация так называемого кризиса начнет отделять зерна от плевел, и люди начнут понимать, что происходит.

– Что для вас свобода?

– Интересный вопрос. Я чувствую себя свободным, играя на сцене. Для артиста свобода – играть, ездить на гастроли, ставить то, что хочется, сниматься там, где хочется, а не потому, что надо зарабатывать деньги. В общечеловеческом смысле – это свобода слова, которой нет, свобода печати, которой нет, свобода массовой информации, которой нет, свобода проведения митингов и пикетов, которой тоже нет. Я купил Конституцию РФ, которая стоит 31 рубль, просмотрел ее и обнаружил, что почти все права граждан не соблюдаются. Например, что я могу свободно пользоваться, производить и обмениваться информацией – где вы можете свободно это все сейчас делать? Возьмите почитайте – весьма тоненькая книжица. Свобода в нашей стране зависит от соблюдения Конституции, и неверен подход, когда люди отмахиваются от нее, а надо бы всем взять и почитать! Тогда и становится не по себе – там одно написано, а в жизни другое. Понятие свободы – понятие относительное.

– Существует ли интеллигенция в современной России и насколько велико ее влияние на общество?

– Конечно, интеллигенция в России существует. Вопреки всему. Другое дело, что численность нашей интеллигенции невелика, впрочем, как и всегда бывает на изломе веков и в предчувствии грядущих потрясений и катастроф. Процитирую Сашу Черного: «Тех, кто страдает гордо и упрямо, не видим мы на наших площадях... Задавлены случайною работой, таятся по мансардам и молчат...» Наша оставшаяся интеллигенция переживает сейчас, пожалуй, самую черную страницу в своей истории со времен октябрьского переворота прошлого века – она деморализована, растерянна, мрачна и депрессивна. Каким образом она может влиять на наше стремительно деградирующее и порочное общество с такими настроениями?..


  • Нравится


Самое читаемое

  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Евгения Князева ждут горняки

    Ведущий актер Вахтанговского театра Евгений Князев 28 октября выступит в Железногорске. На сцене Дворца культуры горняков народный артист РФ представит свой моноспектакль «Пиковая дама» по мотивам повести Пушкина. ...
  • Георгий Исаакян: «Эти спектакли пользуются фантастическим успехом»

    В рамках федеральной программы «Большие гастроли» Детский музыкальнй театр им. Наталии Сац представит в Марийском государственном театре оперы и балета оперетту-сказку «Белоснежка» на музыку Эдуарда Колмановского и мюзикл Игоря Якушенко «Волшебник изумрудного города», а после – в Чебоксарах «Волшебника изумрудного города». ...
  • Под черным пеплом

    В Москву привезли «Медею» из Internationaal Theater Amsterdam в постановке самого яркого и перспективного режиссера нового поколения — Саймона Стоуна.   Австралиец Саймон Стоун ворвался на мировой театральный Олимп семимильными прыжками, как его сородич кенгуру. ...
  • Някрошюс. Божественная трагедия

    Первым спектаклем Эймунтаса Някрошюса на профессиональной сцене была постановка в театре Каунаса по Саулюсу Шальтянису. Его последней работой на сцене театра Клайпеды также стала постановка по роману Саулюса Шальтяниса  «Сукины дети». ...
Читайте также