«Нам часто не хватает самоиронии»

 
В РАМТе продолжается образовательный проект «Театр+», в рамках которого театральные деятели встречаются с молодежью, обсуждают наиболее актуальные для наших дней вопросы. На днях очередной круглый стол состоялся на журфаке МГУ и был посвящен премьере нынешнего года – спектаклю «Демократия» Алексея Бородина.
 
Помимо Алексея Владимировича участниками круглого стола стали: декан журфака МГУ Елена Вартанова; актер РАМТа Алексей Веселкин; доцент ГИТИСа Павел Руднев; главный редактор «Театрала» Валерий Яков и др. Приводим наиболее интересные фрагменты встречи.
 
«Нужно ли играть немца?»
Алексей Бородин начал встречу с разговора о национальных особенностях драматургии. И в качестве примера привел спектакль о русской интеллигенции «Берег утопии», поставленный по пьесе британца Тома Стоппарда.
 
«Там существует то, чего нам всем категорически не хватает. Там существует самоирония. Мы можем относиться иронично к любому другому, но по отношению к самому себе – не дай бог! Как только появляется этот потрясающий английский юмор, как только мы понимаем, что Майкл Фрейн является продолжателем линии в драматургии Бернарда Шоу, Оскара Уайльда и того же Тома Стоппарда, возникает взгляд с другого берега на себя. Нам не хватает самоиронии».
 
Далее Алексей Бородин перешел к «Демократии»:
«Демократия» лежала у меня довольно давно, лет семь или восемь. Она произвела на меня большое впечатление с самого начала. Потом каждый год, буквально каждое лето, я ее перечитывал. Когда перечитал в последний раз, вдруг понял: сейчас или никогда.
 

Когда Майкл Фрейн приехал, оказалось, что нас, прежде всего, роднит людское представление о мире. Это не значит, что мы во всем сходимся, но мы живем по существу теми же вечными вопросами. В таком ракурсе политические темы становятся абсолютно человеческими, понятными. И тогда все наши персонажи, будь то Герцен или будь то Вилли Брандт, вдруг становятся очень близкими нам людьми, мы начинаем понимать их как людей. Мне кажется, это правильно, когда мы ощущаем себя людьми мира».

 
Алексей Веселкин: «Нужно ли играть немца? Вопрос спорный. Зависит от того, есть ли задача приблизиться этнически к чему-то, собрать в себе калейдоскоп того, по чему немец будет узнаваться.
 
Здесь, на мой взгляд, задача была совершенно другая: приблизиться к этому сначала, понять этот материал и так же дистанцироваться обратно, чтобы оставался «воздух», чтобы русские артисты, приняв некий информативный пласт, остались сами собою».
 
«Люди во власти зависимы от нас»
Валерий Яков: «Это мужественное, гражданское решение поставить такой спектакль. Я увидел в «Демократии» рассказ про нас. Эти стеклянные коридоры, – они тоже не случайны, их по-разному можно прочесть. Их можно прочесть, что мы живем сегодня на стеклянной планете, очень хрупкой, которая может от любого движения, глупого решения разрушиться. И в то же время, мы живем в стеклянном мире сейчас потому, что мы все прозрачны, мы все видны, мы все под колпаком.
 

Спектакль дает возможность увидеть, что люди во власти зависимы от нас, а мы зависимы от них. Там кипят такие же страсти, как и у нас: вдруг по-человечески привязывается шпион Гийом к Брандту, в связи с чем возникает некий стокгольмский синдром зависимости одного от другого. И когда Брандт все понимает, разрешает Гийому уехать в Германию, дает ему возможность сбежать, тот не сбегает, потому что им движут человеческие чувства.

 
Это еще одно свидетельство талантливого произведения: оно позволяет любой стране, любому человеку видеть себя в том, что происходит на сцене. Спектакль очень своевременен, очень актуален. И для будущих журналистов это еще один урок того, как можно талантливым словом, талантливым произведением рассказать о том, что происходит в том числе в твоей стране».
 
Павел Руднев: «В пьесе есть богатство сразу нескольких театральных традиций – как западного, так и российского театра. Она отвечает интересу современного мирового театра – документалистике. Жанр пьесы – деловая игра. И не случаен разговор об иронии, потому что тема спектакля, тема пьесы до невозможности серьезная.
 
Спектакль можно изучать с точки зрения бихевиоризма – понимания того, как строятся поведенческие модели, как строятся ролевые игры в мире. Есть еще важный аспект, о котором, мне кажется, думал Алексей Владимирович. Он прекрасно помнит советскую производственную драму – уникальный жанр отечественного театра конца 60-х – 70-х годов. Мне кажется, здесь есть, конечно, понимание того, что можно вернуться в театральную архаику, чтобы обнаружить новые модернистские смыслы, то есть немножко вернуться назад, чтобы реконструировать тот жанр в новой системе, добавив в нее иронию, поскольку в производственной драме никакой иронии не было в помине, это была идеологическая вещь.
 
Второй аспект этой проблемы связан с тем, что обращение любого российского театра к западной драматургии – это законная вещь, нет никакого элемента новизны. Но важно, что театр – это такой важный инструмент, который позволяет в зеркале чужого сознания увидеть самого себя.
 
Театр может быть без сострадания и сочувствия, но он не может быть без идентификации. Спектакль «Демократия» не про Германию, он про Россию 2017 года. И, конечно, очень верно, что название «Демократия» возвращает истинный смысл некогда опороченному слову. Сложнейшая деловая игра – это дипломатия. Много десятилетий прошло, и человеческая репутация оказалась жертвой: Вилли Брандт отдает ее в жертву тому, чтобы сделался мир. Один шаг нужен для того чтобы развязать войну и нужна многолетняя борьба, чтобы мир стал реальностью. Мне кажется, спектакль об этом».
 
«Наша профессия без любопытства невозможна»
Следующая часть дискуссии была посвящена вопросам из области журналистики. Еще в начале круглого стола декан факультета журналистики МГУ Елена Вартанова отметила взаимосвязь театральной и журналистской сферы: «Близкие по времени исторические события помогают нам всем взглянуть по-новому через художественные принципы театра на ту реальность, которую ребята отражают в своих журналистских материалах: вопросы выборов, вопросы политических кампаний, вопросы взаимоотношений между политиками, вопросы политических карьер. Вы даете им осмыслить политическую историю, и художественность, и перспективы для них».
 
Павел Руднев: «Я думаю, что в основе умения писать о театре лежит только опыт насмотренности. Чтобы понимать культуру, нужно сделать ее изучение ежедневным процессом, а не опытом единичного приобщения. Искусство и театр – это инструмент, который позволяет предвосхищать будущее. На сцене безболезненно, бескровно разыграются конфликты, которые будут характерны для истории. Лучше здесь проверить, что может случиться, чем проверить это в реальности»
 
Валерий Яков: «Наша профессия, профессия журналиста, без любопытства невозможна. А театр мне близок тем, что он, как любопытство, не иссякает».
 
Далее модератор встречи задала вопрос о современной театральной журналистике – ее наиболее острых проблемах. Чего же не хватает театральной журналистике сегодня?
 
Валерий Яков: «Ей не хватает интереса к театру за пределами Москвы. Как редактору, все время приходится бороться с групповыми интересами критиков. Поэтому, когда приходят на стажировку молодые ребята, я прошу их писать о своих ощущениях, рассказывать читателю о театрах, которые, возможно, не замечаются профессиональным сообществом. Но при этом мне важно и мнение профессиональных критиков, которое в свою очередь будет уже интересно режиссерам, актерам – тем, кто творит театр».
 
Алексей Веселкин: «Первое – это уровень. Второе – оставаться самим собой. Велик соблазн ангажироваться, потому что есть несколько имен и театральных событий, которые своей гравитацией привлекают внимание. Этот соблазн нужно подавлять. Часто раскручиваются события, о которых и так все знают».
 
Павел Руднев: «Не хватает прессы, полос культуры в общеполитических изданиях и вакансий для пишущих театральных критиков. Говоря простым языком, театральная журналистика не должна становиться хобби для театрального критика, а должна оставаться профессией, быть средством заработка».
 
Алексей Бородин: «На мой взгляд, главная катастрофа сегодняшней жизни – это то, что у нас совершенно пропало понятие дискуссии. Оно просто как будто исчезло. Разговаривать друг с другом люди разучились. Зрительный зал и сцена – это диалог. Мы надеемся на то, что нас услышат, мы ждем ответной реакции и готовы выслушать любое мнение».
 
  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Как беспардонно склоняют на все лады его имя…»

    Получилось, может длинно и даже пафосно, чего я не люблю и боюсь. Но мне хотелось, чтобы кто-то почувствовал то, что чувствую я, когда вижу, слышу, читаю… Как беспардонно склоняют на все лады имя Кости Райкина, оскорбляя его, ставя под сомнение его искренность и личную человеческую, актерскую драму, разворачивающуюся сейчас на наших глазах. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Сатирикон» ответит Минкульту

    Театр «Сатирикон» подготовит правовой комментарий в ответ на заявление министра культуры Владимира Мединского о финансовых недостатках в деятельности театра. Об этом «Театралу» сообщил директор театра Анатолий Полянкин. ...
  • «Союзмультфильм» надеется уладить конфликт с Эдуардом Успенским

    Съемки продолжения мультсериала «Простоквашино» не нарушают авторские права Эдуарда Успенского. Об этом в воскресенье, 19 ноября, сообщили в пресс-службе киностудии. «В ноябре 2016 года, перед началом работы над проектом «Новое Простоквашино» ФГУП «ТПО «Киностудия «Союзмультфильм» (далее - Киностудия) получило согласие у Э. ...
  • «Как беспардонно склоняют на все лады его имя…»

    Получилось, может длинно и даже пафосно, чего я не люблю и боюсь. Но мне хотелось, чтобы кто-то почувствовал то, что чувствую я, когда вижу, слышу, читаю… Как беспардонно склоняют на все лады имя Кости Райкина, оскорбляя его, ставя под сомнение его искренность и личную человеческую, актерскую драму, разворачивающуюся сейчас на наших глазах. ...
  • Дмитрий Богачев покинул Stage Entertainment

    Продюсер Дмитрий Богачев покидает пост гендиректора Stage Entertainment Russia — дочерней компании крупного голландского холдинга, пришедшего в Россию 13 лет назад.   Дмитрий Альбертович объяснил это решение разногласиями с головным руководством международной компании: «Мои новые творческие идеи и инициативы перестали вписываться в консервативную стратегию их корпоративного управления», – сказал он в заявлении ТАСС. ...
Читайте также