Римас Туминас поставил две «роковые» оперы

Так суждено судьбой

 
В театре им. Станиславского и Немировича-Данченко премьера: в один вечер дают две знаковые для музыкальной культуры ХХ века оперы – «Царь Эдип» Стравинского и «Замок герцога Синяя Борода» Бартока. Первые показы состоялись в середине марта, а в предстоящие выходные эти оперы вновь будут представлены публике.  Этим текстом «Театрал» открывает новую рубрику – зрительские отзывы на премьеры сезона.

Объединение этих двух произведений основано и на общей теме, и на контрасте. Как говорит режиссер спектакля Римас Туминас, эти произведения объединяет «распад семьи, родословности, гибель, рок». С точки зрения музыкальных стилей контраст очевиден: неоклассическая опера Стравинского, премьера которой состоялась в 1927 году, и опера Бартока, относящаяся к раннему периоду его творчества (премьерное исполнение состоялось в 1918), в которой явно прослеживаются черты экспрессионизма.  Но объединяют музыку этих опер поиски композиторами новых форм выразительности.

Вечер открывает опера-оратория «Царь Эдип». Римас Туминас и художник Адомас Яцовскис, недавно поставившие трагедию «Царь Эдип» Софокла в Театре Вахтангова, решили не повторяться и найти для оперы абсолютно новое решение. В декорациях господствует аскетизм: на сцене разбитая голова статуи, вокруг которой и происходит действие.

Стравинский и автор либретто Жан Кокто, работая над оперой, сократили классический текст трагедии Софокла в шесть раз. Как отмечал Стравинский, главным для него являлась не сюжетная линия пьесы, но извлечение «ее драматической сути» и «музыкальная драматизация». Действительно, оставив только основные эпизоды трагедии, Стравинский сосредоточился на создании музыкальных форм, передающих основную идею мифа. «Царь Эдип» Туминаса - это вечный рассказ о человеке, беспомощном перед лицом рока и оказавшемся игрушкой в руках судьбы. Он вынужден признавать ошибки и за них расплачиваться. Финал оперы о том же: нельзя избежать того, что тебе предначертано свыше, но нужно уметь это принять.
Создатели стремились сделать оперу «площадной», поэтому хор (хормейстер Станислав Лыков) здесь играет отнюдь не второстепенную роль. Начинается опера появлением фигур в черном, просящих Эдипа избавить город от чумы. Их движения сдержаны и повторяют линию музыки (хореограф Анжелика Холина). Эдип (Валерий Микицкий) – убедителен и погружен в образ своего героя. Исполнительница роли Иоакасты Наталья Зимина старательно  воплощает задуманное композитором и режиссером. Обратил на себя внимание и бас Максим Осокин (прорицатель Тиресий). В постановке также принимают участие Роман Улыбин (Креонт), на счету которого огромное количество басовых партий в театре Станиславского, и тенор Чингис Аюшеев. В опере присутствует спикер, введенный Стравинским, который с позиции отстраненного комментатора говорит о событиях, происходящих на сцене. На эту роль Римас Туминас пригласил артиста вахтанговского театра Виталийса Семновса.

Во втором отделении исполняется опера «Синяя борода». В декорациях снова минимализм, мрачная стена с семью дверями, массивные черный стол и кресло. В этой обстановке будет разворачиваться действие оперы, в которой только два действующих лица. Исполнитель роли Синей Бороды Денис Макаров и в музыкальном, и в актерском плане оказался на высоте. Его герой – в высшей степени одинокий человек. Юдит Ларисы Андреевой – девушка, любящая и желающая добиться правды любой ценой.

Барток был вдохновлен на создание своей оперы пьесой Белы Балажа. В этом музыкальном произведении тесно переплелись экспрессионистское начало и фольклорные мотивы. Вот почему опера немного проиграла от исполнения на русском языке. «Замок герцога Синяя Борода» интересен в плане расстановки акцентов: их можно сделать на Синей бороде, на Юдит, на самом замке, на бывших женах герцога или и на всем одновременно (как и поступили создатели этого спектакля). Замок оказывается камертоном общего настроения пьесы, становится фактором, сужающим эмоциональную свободу героев. Опера не изобилует событиями, рефреном проходит сцена открывания дверей, композиционное строение которой одинаково. Однако внутреннее напряжение нарастает в течение всего действия благодаря тонкому психологизму.

Стоит отметить работу художника по свету Дамира Исмагилова, профессионала своего дела, особенно в финальных эпизодах обеих опер, когда на сцене главный герой остается в одиночестве. Костюмы Марии Даниловой соответствуют духу опер и также минималистичны.
Оркестр под управлением главного дирижера театра Феликса Коробова весьма удачно справляется со сложной музыкой Стравинского и Бартока.

Итак, две очень разные и в то же время чем-то похожие оперы идут в один вечер. В обеих присутствует стремление к познанию: в первой герой пытается познать себя, во второй героиня пытается узнать любимого ею человека. Роковое устремление к катастрофе проходит через оба эти произведения. Предопределенность и неизбежность судеб отражаются в каждой ноте. Приоткрыть одну дверь и остановиться – нельзя. Если ты решил найти истину, то обратного пути уже нет. А выбор, как поступить, создатели спектакля оставляют зрителю.
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

Читайте также