Анна Михайловская: «Всегда прислушиваюсь к себе»

 
Анна МИХАЙЛОВСКАЯ – из тех актрис, для которых яркое сценическое обаяние в порядке вещей. Станиславский называл это качество «лучеиспусканием», полагая, что на такого артиста хочется смотреть, даже когда он молчит. «Театрал» предложил Анне стать героиней рубрики «Стиль жизни» для того, чтобы подробнее поговорить о моде и стиле.
 
– Аня, вот вы сейчас в строгом, «футлярном» платье Дуни Раскольниковой (спектакль «Р.Р.Р.» Театра им. Моссовета. – «Т»). Костюм задает стиль поведения?
– Когда я надеваю платье Дуни, хочется быть скромной, незаметной и очень нужной. Просыпается внутренний героизм. Совсем другое дело – моя Сесиль из «Опасных связей». Сначала я сама скромность – стеснительна, робка, но… любопытна. Потом я надеваю откровенное декольте и чувствую… задор, азарт и безжалостность. Фижмы, кринолин, высокая прическа – и у меня меняется осанка, походка, мелодика речи. Ощущаю себя совершенно иначе.

– А есть ли у вас сценические костюмы, которые хотелось бы носить и в повседневной жизни?
– Ой, я хочу носить все костюмы Виты Севрюковой! Они подчеркивают индивидуальность, они выигрышны, они гениальны! У нас вообще потрясающий костюмерный цех. «Опасные связи», «Baden-Баден» – это Витино творчество. Что касается «Р.Р.Р.» – это Юрий Иванович Еремин придумал сам. Для «Кастинга» мы вообще вместе сочиняли образы – и Вита, и Юрий Иванович, и я. В театр всегда прихожу задолго до начала спектакля. С историческими костюмами должны быть особые взаимоотношения. Их нельзя надеть и… бегом на сцену. Это целый ритуал. К костюму нужно привыкнуть.

– Может ли одежда отразить внутренний мир человека?
– Я даже не знаю… Все зависит от случая. Иногда хочется похулиганить, надеть драные джинсы, кроссовки и футболку такую большую, распустить волосы. В другой раз хочется быть строгой и скромной. И тогда я выбираю белую рубашку с манжетами, лакированные ботинки, пальто. Эти образы люблю больше всего. 

– Театр развивает ваш вкус?
– Еще бы! Я уже не говорю о глобальных вещах – репетициях, разборах, обсуждениях, самих спектаклях… Даже в мелочах он насыщает информацией, эмоциями, драйвом. У нас очень дружелюбный коллектив: кто-то что-то посмотрел, прочитал, приобрел… Элементарно, кто-то испек пирог какой-то невероятный и делится рецептом или кто-то пришел в обновке, и она суперски сидит. Мы ведь, актеры, не умеем долго молчать. Театр – это и храм, и страна советов, и ярмарка тщеславия, и «полная гибель всерьез». И ты часть этого живого организма, который выводит тебя на новый уровень.

– Актеры всегда на виду. Как выбираете одежду для повседневной жизни? Много ли времени тратите на это?
– Нет, немного, все зависит от настроения. Иногда хочется выглядеть очень просто, буднично, даже серо. А иногда душа требует ярких красок, хочется надеть каблуки или длинные сапоги, короткое платье, яркий берет… Мне кажется, что нужно всегда прислушиваться к себе: настроение диктует образ. И погода еще, на минуточку.

– С вечера прикидываете, что к чему?
– С вечера я когда-то в школу собиралась, развешивая на стульчике поглаженные мамой вещи. Сейчас времени на это нет. Вечером я думаю лишь о том, как бы поскорее убрать игрушки за сыном и уложить его спать. А о себе можно подумать и утром. Я считаю как: чем легче ты сочиняешь свой look, тем лучше получается. Не заморачиваясь, а как-то легко… И все само собой складывается. Сочетается по цвету, стилю.

– Девушки для поднятия настроения часто прибегают к шопинг-терапии. Это ваш случай?
– Нет, не мой, хотя иногда – можно… Но, знаете, бывает, ходишь целый день и ничего так и не купишь. Тогда набрасываешься на первую попавшуюся безделушку – пусть она не очень нравится, не очень идет, но, по крайней мере, ты оправдала потерянное время. Для меня лучшая терапия – встретиться с друзьями или провести вечер в домашнем кругу, фильм хороший посмотреть. И, естественно, это театр, сцена, где энергетика – сумасшедшая. Ты отдаешь ее залу и получаешь взамен эмоции. После спектакля ты, усталая, едешь домой. Усталая, но не опустошенная, твой сосуд любви полон. Отдавая, получаешь.

– Одни говорят, что вещи – это наши путы, другие называют вещи крыльями. А для вас?
– Естественно, есть вещи, кем-то подаренные, они дороги тебе по воспоминаниям,
 и с ними я не хочу расставаться. Да, они обладают властью надо мной. Ну и что? Есть у меня несколько вещичек, которые носила мама моя. И сейчас они, в наше время, актуальны, потому что мода пошла по кругу. Когда я их надеваю, все завидуют: «Вау, откуда это?!» Это уже фамильные реликвии, я их обязательно покажу своим детям.

Есть, например, очень милая детская курточка, ее еще мой брат носил (сейчас ему 17). Так вот моя мама любит ее иногда надеть на внука. Ей приятно, она точно возвращается в свою молодость. И я в этих сантиментах не вижу ничего плохого. Добрые эмоции вообще нужно лелеять, они такие хрупкие! И мне, признаюсь, так приятно, когда Мирослав ходит в дядиной шапочке, валенках, комбинезоне, хотя у него масса купленных вещей. Но эти – особенные.
Вещи-крылья тоже есть в моем гардеробе. Они создают настроение.

– А бывают моменты, когда вы собой недовольны?
– Бывают, конечно. Недовольна тем, как одета, что в пробке стою вечность… Но я стараюсь не зацикливаться на негативе, а «переключить программу», щелк – и все оказывается не так уж плохо! Главное, вспомнить о тех, кто тебя любит. В моем случае – это моя семья, она всегда поддержит. И любимая работа. Приезжаешь в театр и обо всем забываешь. В моменты хандры нужно идти работать или постараться найти что-то светлое в том, что тебя сейчас окружает.

– Без чего не сможете прожить?
– Без телефона мне будет сложно. Интернет, обмен информацией, плюс ты всегда звонишь и спрашиваешь маму о том, как сейчас там твой ребенок.

– А мечты у вас материальные? 
– Кто-то мечтает о машине – такого у меня нет. Но мне хочется, чтобы было много интересной работы, хороших людей вокруг, чтобы близкие были живы-здоровы, чтобы ребенок рос, развивался и радовал нас. Но сидеть сложа руки я не буду: жизнь – это движение, общение, развитие, самовыражение, забота – столько всего! И сейчас я получаю колоссальную радость от того, что у меня появилось много новых знакомых, в том числе и среди молодых мамочек. Они часами могут обсуждать важные вопросы. И испытывают радость, что вместе с детьми заново открывают этот мир.
 
Справка
Анна Михайловская
Родилась: 3 июля 1988 г. в Москве.
Образование: в 2009 г. окончила ВГИК.
Карьера: с 2009 г. – актриса Театра им. Моссовета. Среди работ текущего репертуара: «Baden-Баден» (Татьяна), «Casting/Кастинг» (Мария Абарова), «Опасные связи» (Сесиль,) «Р. Р. Р.»  (Дуня, Соня), «Серебряный век» (Надя).

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Павел Каплевич: «Стиль не прививается: он либо есть, либо нет»

    Павел Каплевич закончил  актерский факультет Школы-студии МХАТ, а также был актером, режиссером, продюсером, креативным директором, сценографом, художником по костюмам, дизайнером, но при этом специального художественного образования так и не получил. ...
  • Тот самый «Оливье»

    «Театрал» продолжает рассказ о театральных ресторанах Москвы. На сей раз наш корреспондент побывал в кафе «Оливье», которое находится в «Школе современной пьесы».   АДРЕС: Ул. Неглинная, д. 29, стр. 1 В знаменитом доме на Трубе до революции располагался один из легендарных ресторанов старой Москвы – «Эрмитаж», получивший свое название от расхожего французского слова ermitage – «место уединения», «приют отшельника». ...
  • «Все, что правильно – красиво, а все красивое – правильно»

    Для кого звучит первый звонок? Когда не следует пропускать даму вперед? Как обратиться к незнакомому человеку? На эти и другие вопросы отвечает специалист по этикету Татьяна БЕЛОУСОВА. Правило третьего звонка Покупка билета – стратегический момент. ...
  • Юдашкин разработал стиль для капельдинеров Александринки

    Театральный сезон 2019/20 билетеры Новой сцены Александринского театра встречают в форменной одежде от кутюрье Валентина Юдашкина. Корпоративный тотал-лук разработан в темных тонах и стилистически соответствует творческой концепции Новой сцены. ...
Читайте также