На фестивале Российского национального оркестра устроили «Сотворение мира»

 
Михаил Плетнев как пианист. Оратория «Сотворение мира» Гайдна. Концертная версия редчайшей в России оперы Россини «Эрмиона» с участием  «россиниевских» певцов. Всем меломанам знакомая «Иоланта». Это лишь часть программы традиционного фестиваля Российского национального оркестра РНО, которую довелось услышать. Но и этого вполне достаточно, чтобы поместить восьмой фестиваль в разряд значительных событий новейшей музыкальной жизни Москвы.  
 
Михаил Плетнев, который в последние годы не так уж часто концертирует, как сольный пианист, сыграл в зале «Филармония-2», новом помещении Московской филармонии. Зал этот находится не совсем в центре города. Но это не испугало слушателей, которые толпами прибывали на юго-запад Москвы, чтобы поразиться не только особенностям трактовок Плетнева, но и составу его программы.
 
Плетнев почти весь вечер играл, как всегда, с отрешенным, усталым лицом, без какой-либо мимики, даже с легкой мукой на челе, а клавиш касался как бы нехотя. При этом рояль звучал насыщенно, хотя в то же время и камерно. И никакого показного блеска. Органное произведение Баха (прелюдия и фуга) в фортепианной обработке Листа вышло на уровень исповеди, как монолог интроверта, говорящего как бы «вполголоса», задавая последний, самый главный вопрос космосу, и от Баха иного не ждешь. Григ же с его Сонатой и с Балладой в форме вариаций на норвежскую народную тему у Плетнева нарушил философическую интимность, рождая в воображении почти картинные ассоциации: например, водопад, продирающийся сквозь каменное ложе. Но особенно запомнились потрясающие глубокие пиано (с долгим «истаиванием» звука). Казалось, что слушатели пианисту вовсе не нужны: не будь в зале ни одного человека, он все так же внимательно вглядывался бы в закоулки своей души. Впечатление усиливалось тем, что Плетнев всё играл без нот. А его нетривиальный Моцарт (три фортепианные сонаты) изумил. Про такого Вольфганга-Амадея никто, даже злейший враг, не сказал бы «гуляка праздный». Это был сосредоточенный и печальный, психологически изощренный Моцарт, уже пропитанный собственным предсмертным «Реквиемом» (написанным позже). И после всего этого у Плетнева прозвучал бис – виртуозная музыка композитора Мошковского. Под названием «Искорки». Что ж, пианист, который именно на Мошковском в первый раз улыбнулся, не боится шокирующих кого-то контрастов. И умеет удивить. 
 
Концертное исполнение оперы «Эрмиона» (которую раньше у нас называли «Гермионой») свело в Зале имени Чайковского несколько громких исполнительских имен. Начиная со знаменитого россиниевского дирижера Альберто Дзедда. В свои 88 лет он не только в прекрасной физической и творческой форме, но даже порой увлекается так, что перекрывает голоса певцов излишне громким звуком оркестра. И это немного обидно, поскольку, например, фантастический вокал американки Анжелы Мид или запросто взятые высокие ноты Антонино Сирагуза хотелось смаковать в мельчайших подробностях. 
 
И неважно, что об сюжет, взятый из трагедии Расина «Андромаха», сам черт ногу сломит.  Важнее, что любовные страсти древних царей и принцесс дали повод — вот к этому пиршеству звука. «Сотворение мира», в котором за пультом стоял Михаил Плетнев, подарило, среди прочего, голос Софи Юнкер (бельгийской победительницы международных конкурсов исполнителей барочной оперы) и богатый интонациями бас-баритон молодого австралийца Моргана Пирса. А также – гений Гайдна, сумевшего показать возникновение гармонии из хаоса, «рождения земли и небес, светил, тварей земных и птиц, людей - Адама и Евы». Нарисовать музыкой журчание вод, пение птиц, «портреты зверей» и райскую идиллию. И дать людям возможность послушать пение ангелов.
 
«Иоланта», закрывавшая фестиваль, могла бы стать превосходным финалом. Могла бы, но не стала. И вина в этом не оркестра под управлением Плетнева. Оркестр как раз был на высоте, отчетливо показав величие и нежность сочиненной Чайковским сказки о доверии со счастливым концом.  Хороша были и Иоланта (белорусская певица Анастасия Москвина). Но вот с мужским окружением слепой девушке не очень повезло. То Роберта   совсем не слышно, а коронную арию про Матильду он спел так ужасно, что впервые на памяти автора этих строк аплодисментов практически не было. То Водемон слишком играет на публику, а поет с таким «недорогим» переигрыванием, словно это не опера Петра Ильича, а итальянская комедия положений.  В общем, фраза одного из персонажей «о, что за рай» к вокальному уровню «Иоланты» не совсем относилась. Но, в конце концов, это был  фестиваль оркестра, а не  вокалистов.
  • Нравится

Самое читаемое

  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
  • Владимиру Зельдину открыли памятник

    В среду, 13 июня, на могиле актера Владимира Зельдина на Новодевичьем кладбище был открыт бронзовый памятник, где артист изображен в костюме Дон Кихота.   «Это был великий артист и великий человек. И нам, конечно, сейчас очень его не хватает», - цитирует Интерфакс слова главного режиссера Центрального академического театра российской армии Бориса Морозова. ...
  • Константин Райкин: «И в Москве есть глухая провинция…»

    На протяжении многолетней истории «Сатирикон» переживал разные периоды, но сейчас наступил, наверное, самый сложный. Дело в том, что никто пока не может назвать внятных сроков окончания реконструкции, и коллектив уже не первый год продолжает вести кочевую жизнь, выпуская в таких условиях на порядок меньше спектаклей. ...
  • Засада для художника

    На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». ...
Читайте также


Читайте также

  • «Это серьезное испытание для музыканта»

    Церемония награждения лауреатов II Международного конкурса органистов им. Одоевского состоялась в Москве в Органном зале Российской академии музыки им. Гнесиных. Слушания, в которых принимали участие молодые музыканты из России, Франции и Южной Кореи, проходили в течение пяти дней на органах различных стилей и эпох. ...
  • Мариинка выпустит записи на виниловых пластинках

    Лейбл Mariinsky, принадлежащий Мариинскому театру, впервые выпустит серию записей на виниловых пластинках. Первые из них появятся в продаже уже 20 октября. Об этом сообщает пресс-служба Мариинского театра. «20 октября в продаже появятся записи Первого фортепианного концерта Петра Чайковского, где сольную партию исполнит Даниил Трифонов, а также Первого и Третьего фортепианных концертов и «Рапсодии на тему Паганини» Сергея Рахманинова. ...
  • «Кармен» Дмитрия Чернякова увидят в Экс-ан-Провансе

    17 октября Московский академический Музыкальный театр им. Станиславского и Немировича-Данченко (МАМТ) начнет проект «Опера на экране» – бесплатные кинопоказы спектаклей, созданных для фестиваля оперного искусства в Экс-ан-Провансе. ...
  • Пласидо Доминго выступил в Санкт-Петербурге

    Легендарный певец Пласидо Доминго принял участи в фестивале Мариинского театра «Звезды белых ночей». Для своего выступления в этом году музыкант выбрал оперы Джузеппе Верди: он исполнил заглавную партию в «Макбете» и продирижировал «Трубадуром». ...
Читайте также