В Александринку Аттила Виднянский пришел с Достоевским

Преступление без раскаяния

 
Международный театральный фестиваль «Александринский» в этом году открылся премьерой спектакля Аттилы Виднянского «Преступление и наказание».
  
Классик венгерского театра поставил произведение классика русской литературы Федора Достоевского на сцене Александринского театра. Полифоничное сочинение длиною пять с половиной часов в XXI веке - это поступок. Публика в наше время не привыкла надолго задерживаться в театре.
 
Режиссеры это понимают, и им иногда достаточно только темы, чтобы, как у Вертинского, «в сердце вспыхнувшем зазвучал напев». Примеров таких клипов-спектаклей хватает, и среди них есть вполне достойные образцы. Но Виднянский для премьеры в Петербурге выбрал путь не простой. Полное погружение в роман, героем которого, прежде всего, является город.
 
С первого взгляда полюбить его сложно, сначала он пугает. Дождь, туман, неулыбчивые жители…  И «мертвецы за плечами». В связи с этим вспоминается история. На одном из своих выступлений Борис Гребенщиков рассказал о том, как в наш город приезжала известная шаманка из Непала. И погуляв по Петербургу, оценив его красоту, она отметила: «Город красивый, но почему-то у вас тут очень много мертвецов». Историю эту можно рассматривать как метафору.  Свидригайлов и Раскольников – порождение этого города. В спектакле Виднянского герои убиенные и впрямь существуют в одной сценической реальности с живыми. Два главных героя – Свидригайлов (Дмитрий Лысенков) и Раскольников (Александр Поламишев) – двойники. «Мы с вами одного поля ягода», – говорит Аркадий Иванович Родиону Романовичу. Раскольников вынашивает идею убийства, Свидригайлов растлевает и убивает. С преступлением все ясно, убить, в конце концов, оказывается легко, а что же будет дальше? А дальше – наказание, и вот тут начинается самое интересное.
 
Спектакль Аттилы Виднянского – это спектакль о вере и псевдовере о раскаянии и псевдораскаянии.  Родион Романович, признавшийся в убийстве под напором Сони и Порфирия Порфирьевича, и Свидригайлов, раскаявшийся и убивший себя. Убивший, потому что продолжение такой жизни стало для него уже само по себе преступлением.  И убил Свидригайлов не себя, а черта внутри себя. Поэтому, как это ни странно и страшно звучит, поступил по-христиански. Признание же Раскольникова: «Это я убил» – звучит фальшиво. И это подтверждает эпилог, написанный Достоевским. Из него мы знаем, что истинного раскаяния у бывшего студента не случилось.
 
Вполне возможно, Аттила Виднянский, работая над романом, думал иначе. Но идея режиссера, воплотившись на сцене, очень часто в глазах зрителя трансформируется.  Каждый из нас приходит в театр получить ответы на свои собственные вопросы. И чем совершеннее постановка, тем больше вариантов этих ответов. В спектакле Виднянского доказательством истинного раскаяния стало самоубийство. А человек, который признался в убийстве и отправился на каторгу, просто оказался малодушен и не выдержал давления общественности.
  • Нравится

Самое читаемое

  • Засада для художника

    На сайте Министерства культуры появился приказ, зарегистрированный в Минюсте 18 мая нынешнего года, согласно которому утверждаются «типовые отраслевые нормы труда на работы, выполняемые в организациях исполнительских искусств». ...
  • Умер актер Театра Маяковского Игорь Охлупин

    Народного артиста РСФСР, ведущего актера театра имени Маяковского Игоря Охлупина не стало в субботу, 9 июня. Он скончался в московской больнице «после непродолжительной болезни на 80-м году жизни». Об этом сообщили в театре им. ...
  • По системе Маковецкого

    Педагог Сергея Маковецкого по Щукинскому театральному училищу Алла Казанская любила говорить, что бывают артисты, чей талант не укладывается ни в какую систему, не поддается характеристике и описанию. Он как ртуть – отзывчив к любым переменам. ...
  • Владимиру Зельдину открыли памятник

    В среду, 13 июня, на могиле актера Владимира Зельдина на Новодевичьем кладбище был открыт бронзовый памятник, где артист изображен в костюме Дон Кихота.   «Это был великий артист и великий человек. И нам, конечно, сейчас очень его не хватает», - цитирует Интерфакс слова главного режиссера Центрального академического театра российской армии Бориса Морозова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Большой театр завершит сезон «ударным аккордом»

    Последнюю премьеру сезона Большой театр запланировал на 24 июля. В этот день здесь представят новую версию «Богемы» Пуччини в постановке французского режиссера Жана-Романа Весперини и дирижера Эвана Роджистера. «Для будущей «Богемы» существенным обстоятельством стало то, что Жан-Роман… француз, – поясняет пресс-служба. ...
  • Кама Гинкас поставил оперу Верди

    Опера Джузеппе Верди по трагедии Шекспира «Макбет» в постановке Камы Гинкаса выходит на сцене Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.  Премьерные показы пройдут 20, 21 и 22 июня, сообщили в пресс-службе МАМТа. ...
  • Театр «Практика» завершает сезон премьерами

    Постановка Семёна Александровского «Война еще не началась» по пьесе Михаила Дурненкова готовится к выходу в Московском театре «Практика».   «Этот пацифистский и абсурдистский спектакль – о ежедневной войне вокруг нас, ведь мы живем в то время, когда война повсюду – в быту и телевизоре. ...
  • Марат Гацалов представит премьеру в Театре наций

    Режиссер Марат Гацалов, уже поставивший в Театре наций спектакль «Дыхание», представляет на этой сцене новую работу «Утопия». Об этом сообщает пресс-служба театра.    «Герои спектакля – жители глубинки, у которых почти не осталось надежд. ...
Читайте также