Классик в помощь

В «Геликон-опере» опираются на Станиславского

 
Премьера оперы «Евгений Онегин» прошла в театре «Геликон». Спектакль сделан режиссером Дмитрием Бертманом. Театр позиционирует премьеру как воссоздание спектакля 1922 года в постановке Станиславского. На деле это не совсем так.
Облик «Онегина» возник при суровых исторических обстоятельствах. Станиславский вынужденно — по приказу «сверху» — переехал из своего дома в брошенный старый особняк в Леонтьевском переулке, за Константином Сергеевичем перебралась его оперная студия. В зале там стоял «античный» портик с четырьмя ампирными колоннами, словно цитата из архитектуры пушкинских времен. Находчивый режиссер решил: вот декорация для спектакля. В итоге портик поработал на все сто: и на террасе дома Лариных, и в парковой беседке, в которой Евгений учит Татьяну «властвовать собой», и на петербургском балу.

Дмитрий Бертман, который, по его словам, вырос на постановке Станиславского, решил дать спектаклю второе дыхание. Но не ограничился копированием или реставрацией. Среди неизменных колонн режиссер развернул психологически другую историю. Впрочем, первая картина традиционна: Ларина почивает в кресле, играя платочком и лорнетом. Няня примостилась у ее ног. Сестры — Татьяна (вокально яркая Ольга Толкмит) и Ольга (резковатая Ирина Рейнард) — распевают под оркестр с дирижером Валерием Кирьяновым. Но сценическая идиллия разрушится — после двойной «истерики» Лариной и няни, нервно вспоминающих прошлое — еще до появления Ленского (Игорь Морозов) с Онегиным (Алексей Исаев). Кстати, оба, тенор и баритон, поют вполне качественно. Так начнется «Онегин»-2015. Бертман укрупняет (и периодически утрирует) эмоции персонажей, и они, герои, превращаются в лиц из беспощадной пьесы современного автора — с перманентными, почти фрейдистскими неврозами участников, чья психика словно препарируется под увеличительным стеклом. Певцам явно розданы подробнейшие указания о сценическом движении и выражении лиц. И, кстати сказать, это благотворно повлияло на массовые сцены: они разработаны динамично, с юмором, хотя довольно безжалостно, и детали поведения отдельных типажей из «светского общества» можно долго и с ухмылкой разглядывать.

Татьяна в деревне ведет себя как инфантильный, но энергичный подросток в разгар пубертата. Корчит обиженные гримасы, улыбается невпопад, наглядно строит поведение по прочитанным любовным романам. Жаль лишь, что Ольга Толкмит два раза путала слова своей партии. Ольга, ставшая у Бертмана вполне злобной (а вовсе не «шаловливой», как она о себе поет) девицей, с интересом шпыняет сестру, жестко игнорирует вздохи Ленского и мгновенно впадает в истерику. Онегин, декоративный, как петух, сперва похож на неподвижно-слащавого хлыща, а потом, в последнем акте — на экзистенциально корчащегося эгоцентрика. Только Ленский остался традиционным: трепетно-уязвимый клишированный романтик. Но, может, в этом и есть насмешка режиссера?

Детали спектакля то и дело иронически «отстраняют» действие. К примеру, Трике после куплетов подписывает протянутые к нему бумажки, как приглашенный артист: конечно же, это типично, чтобы дворяне пушкинских времен брали автографы у актеришки. И костюмы. Станиславский тоже в свое время поиграл с одеждами героев, доведя фасоны платьев и пиджаков до современных ему времен. У Бертмана в первых картинах мода ампира, то есть пушкинской эпохи, в сцене бала — прыжок в начало XX века. И некая дама декадентского облика, как символ времени, закурив сигарету, фланирует между гостями. А Гремин (уверенный бас Алексея Тихомирова) — записной ревнивец: стучит кулаком по столу, гневно размахивает руками и сверлит Онегина бешеным взглядом.

История перманентной невстречи двух людей (как и музыка в оркестре) возвращается к истокам, словно брошенный бумеранг: Онегин пишет письмо Татьяне за таким же круглым столиком. Последняя мизансцена (объяснение) — тоже бумеранг: Татьяна выполнила приказ Онегина, научилась властвовать собою. И когда неудачливый любовник споет финальное «позор, тоска, о жалкий жребий мой» — мы понимаем: в старости этот герой салонов будет (как прежде старшая Ларина с няней) меланхолически напевать «привычка свыше нам дана, замена счастию она».


  • Нравится


Самое читаемое

  • Кирилл Крок: «Это станет сенсацией в театральном мире»

    19 февраля в зале правления Центробанка России состоялось первое заседание Оргкомитета по празднованию 100-летия Театра Вахтангова (Оргкомитет образован распоряжением Правительства РФ от 5 февраля 2020 года как исполнение Указа Президента от 2 августа 2019 года), – говорит Кирилл Крок. ...
  • Третьяковка приглашает в русскую сказку

    В Третьяковской галерее на Крымском валу открылась интерактивная выставка-путешествие «Русская сказка. От Васнецова до сих пор». На экспозиции представлено более 70 произведений – живопись, графика, скульптура, инсталляция и видеоарт. ...
  • Министр культуры встретилась с директорами театров

    17 февраля состоялось первое в этом году заседание в Директорской ложе театров Москвы. Впервые ее гостем стала новый министр культуры РФ Ольга Любимова.  Мероприятие по традиции началось в неформальной обстановке. За полчаса до открытия официальной части начали собираться постоянные участники заседаний и почётные гости – генеральный консул Италии Франческо Форте и чрезвычайный полномочный посол Индонезии в России Вахида Суприяди. ...
  • Умер режиссер Георгий Шенгелая

    Народный артист Грузии, кинорежиссер Георгий Шенгелая умер в возрасте 82 лет. Об этом сообщили в «Национальном центре кинематографии Грузии».   «Да, я подтверждаю, что он [Шенгелая] умер. О других деталях случившегося не смогу сказать. ...
Читайте также


Читайте также

  • Сергей Безруков: «Пьеса Чапека «Мать» особенно актуальна сейчас»

    На малой сцене Московского Губернского театра 4 и 5 марта состоится премьера спектакля «Сердце матери» по пьесе Карела Чапека «Мать».   Драма «Мать» стала итогом творчества писателя. Карел Чапек написал свою пьесу в 1938 году, когда Чехия, как и вся Европа, была в отчаянном положении: она боролась и с внутренними, и с внешними проблемами, набирал силу третий рейх. ...
  • Театр Вахтангова расскажет о Людмиле Гурченко

    Премьерные показы спектакля «Люся. Признание в любви» состоятся 6 и 7 марта на Новой сцене Театра им. Вахтангова, информирует в среду пресс-служба Вахтанговского театра. Спектакль режиссера Александра Нестерова будет посвящен Людмиле Гурченко. ...
  • Марк Розовский посвятит спектакль Олегу Табакову

    Художественный руководитель театра «У Никитских ворот» Марк Розовский вновь обратился к знаменитой пьесе «Амадей» британского драматурга Питера Шеффера.   Впервые спектакль по этой пьесе Розовский поставил в 1983 году на сцене Художественного театра по приглашению Олега Ефремова. ...
  • В Театре Виктюка поставят Гумилева

    Одну из главных пьес Серебряного века ставит художественный руководитель театра Роман Виктюк. Главные роли исполнит звёздный состав театра: Дмитрий Бозин, Людмила Погорелова, Анна Подсвирова, Дмитрий Жойдик. Работая над новой постановкой, Виктюк вновь обращается к эпохе, которая представляет для режиссера наибольший интерес и отвечает эстетике его авторского поиска, к Серебряному веку. ...
Читайте также