Театральные скрепы

Социальные проекты как способ гражданского объединения

 
За последние полгода в Москве открылась новая инклюзивная театральная школа «Со-единение» для людей с инвалидностью, в Центре Мейерхольда прошел Международный фестиваль особых театров, а БДТ имени Товстоногова выпустил спектакль «Язык птиц» с участием аутистов. Какие еще социальные проекты появились в российских театрах и с чем связан рост их популярности — рассказывает «Театрал».
У премии «Звезда Театрала» три года назад появилась новая номинация — «Лучший социальный проект». Ее лауреатами становились Нелли Уварова с проектом «Наивно? Очень!», благотворительный фонд «Доктор клоун» и пермская «Театральная неотложка». За последние годы количество социальных проектов в театрах значительно возросло, вовлекая в свою орбиту все больше известных актеров, режиссеров и драматургов.

С чем это связано? Видимо, в ситуации нестабильности и разлада в обществе художники почувствовали уязвимость и неустойчивость положения башни из слоновой кости, где занимаются высоким искусством, не ­нисходя до мелких нужд окружающих. Театр ощутил потребность стать не только «храмом» или даже гражданской трибуной, с которой говорят о важных актуальных проблемах, но социальным институтом, объеди­ня­ющим разные слои общества — состоятельных и бедных, здоровых и больных, успешных и маргиналов. Театр постепенно стал брать на себя миссию социальной адаптации уязвимых групп — мигрантов, инвалидов, стариков, трудных подростков и т.д., которыми государство заниматься не хочет.

Театр равных возможностей

На этом добровольном фронте множество направлений. Условно их можно разделить на две группы: работа со зрителями и работа с участниками спектакля. К первой относится адаптация театральных постановок для людей с нарушениями слуха и зрения. Пока даже в Москве театров, доступных для незрячих и слабослышащих, ничтожно мало. Так в «Мастерской Петра Фоменко» разработана система титрования спектаклей для глухих зрителей. В Губернском театре под руководством Сергея Безрукова работает единственная в России система тифлокомментариев для слепых (недавно подобный проект начал внедрять и театр «У Никитских Ворот»). А в Московском театре кукол создаются специальные постановки «с закрытыми глазами», основанные на звуковых и тактильных ощущениях.

Другое важное направление работы со зрителем — выезд летучих театральных бригад в коррекционные школы, приюты и интернаты, к детям из неблагополучных семей, которые не имеют возможности ходить в театр. Этим занималась, например, команда «Театра.doc» в рамках программы Ми­нистерства культуры «Театр + общество», где независимые коллективы получали государственную поддержку в обмен на социальное волонтерство. В этой программе участвовали также «Диалог-данс» из Костромы, московский Liquid Theatre и театр танца ЦЕХ, «КнАм» из Комсомольска-на-Амуре, екатеринбургский Центр новой драматургии, челябинский театр «Манекен».

Играем в театр

Вторая большая группа проектов использует театр как средство терапии, реабилитации и социальной адаптации людей из уязвимых групп через их участие в создании спектакля. Это могут быть свидетельские документальные постановки, где на сцену выходят не актеры, а сами герои — например, наркозависимые подростки в спектакле Руслана Маликова «Бросить легко» или таджикские гастарбайтеры в «Акын-опере» Всеволода Лисовского, получившего за этот проект «Золотую маску». Иногда режиссеры и драматурги отправляются в тюрьмы и колонии, где заключенные под их руководством пишут и разыгрывают небольшие пьески. После такого театрального приключения жизнь многих из них меняется: так прирожденная актриса Марина Клещева после освобождения стала играть в «Театре.doc».

Похожие лаборатории проводятся в детских домах и просто школах с участием трудных подростков по разработанной в Шот­ландии системе Class Act. Сначала участники с помощью драматургов пишут коротенькие пьесы, а потом настоящие режиссеры ставят их на большой сцене с профессиональными артистами. Эффект получается оглушительный: дети впервые испытывают такой интерес и внимание к себе, учатся понимать себя, выражать свои чувства и мысли...

Иногда подростки выходят на сцену и сами. Так, осенью в Театре им. Пушкина прошел фестиваль «Я не один»: молодые режиссеры поставили пять спектаклей с воспитанниками детдомов Москвы и Подмосковья. Но все это, как правило, разовые проекты. Гораздо ценнее и эффективнее, когда театральная работа ведется на постоянной основе, как например, в петербургском «Упсала-цирке», где так называемые трудные подростки, завсегдатаи детских комнат милиции, выступают бок о бок с ребятами с ограниченными возможностями. Или в БДТ им. Товстоногова, где в 2014 году был запущен экспериментальный проект «Встречи» с участием воспитанников центра «Антон тут рядом». Тут профессиональные артисты и люди с аутизмом пытаются найти новый художественный язык, чтобы лучше понимать друг друга. Первым результатом их совместной работы стал спектакль Бориса Павловича «Язык птиц».

Особый театр

Спектакли с участием артистов с ОВЗ (огра­ниченными возможностями здоровья) — пожалуй, самое трудное для театра испытание.

Особые театры у нас есть, но они находятся в изоляции, на периферии общественного внимания. Это и театр неслышащих «Недо­слов», и Театр простодушных, где играют артисты с синдромом Дауна, и интегрированная театральная студия «Круг» для людей с нарушениями психофизического развития и другие.

Раз в три года лучшие постановки особых театров собираются в Москве на фестивале «Протеатр», но о нем тоже мало кто знает. В последние годы в дело включился Центр Мейерхольда и стал проводить дочерний фестиваль «Протеатр. Международные встречи», знакомящий зрителей с опытом иностранных инклюзивных коллективов.

Постепенно особый театр стал завоевывать место под солнцем и на обычных фестивалях, в том числе и на «Золотой маске»: по-европейски стильный спектакль Андрея Афонина «Отдаленная близость» (по пьесам людей с особенностями развития) стал лауреатом в конкурсе «эксперимент» 2014 года, а постановка фонда «Со-единение» и Театра наций «Прикасаемые» — номинантом 2015?го.

В этом проекте впервые участвовали как профессиональные артисты, так и слепоглухие люди, чьи жизненные истории легли в основу спектакля. Евгению Миронову удалось привлечь к участию в проекте медийных звезд — Ингеборгу Дапкунайте, Егора Беро­ева, Евгения Цыганова, Данилу Козловского, Чулпан Хаматову и других, а премьера состоялась в рамках международного фестиваля «Территория», так что прозвучала она весьма громко.

Следующим шагом фонда «Со-единение» стала лаборатория инклюзивного театра, в которой приняли участие три театральные школы — ГИТИС, Школа-студия МХАТ и Щу­кин­ское училище. Каждая группа подготовила эскиз спектакля с участием инвалидов: команда Олега Кудряшова выбрала «Же­нитьбу» Гоголя, мастерская Дмитрия Брус­никина показала чеховскую «Чайку», а группа Михаила Борисова — пластическую зарисовку по «Кармен». Экспертный совет выше всего оценил «Женитьбу», и спустя четыре месяца она была представлена на Малой сцене Театра наций как полноценный спектакль под названием «Совершенно невероятное событие».

Полный Гоголь

В постановке Михаила Фейгина наряду с профессионалами участвуют самые разные актеры — глухие, с синдромом Дауна, инвалиды с детства. Правда, назвать их людьми с ограниченными возможностями язык не поворачивается. Ну как можно назвать инвалидом человека, который трижды поднимался на Килиманджаро на протезах и закончил Суриковское училище без кистей рук? Но этот спектакль не про подвиг и преодоление, он не давит на жалость и не вызывает у зрителя чувство неловкости. Потому что мы видим на сцене не обездоленных людей, а гоголевских персонажей. Тут особенности исполнителей используются как краски для создания ярких, гротескных образов. Помимо прочего, в спектакле интересная сценография, отличное звуковое оформление с народными песнями в исполнении музыкантов из ансамбля Покровского и модные костюмы от Вячеслава Зайцева. Так что публика много смеется и получает удовольствие, как от обычного спектакля. А изобретательная система дубляжа, когда сурдоперевод становится частью действия, делает его понятным для всех категорий зрителей. И, пожалуй, вот это умение и желание находить общий язык — главное, чем ценен этот спектакль в нашем разобщенном социуме.

Важно, что теперь эта работа продолжится на постоянной основе в новой инклюзивной театральной школе «Со-единение», куратором которой стал Дмитрий Брусникин. Возможно, она станет не только новой ступенькой в интеграции инвалидов, но и послужит развитию общественного сознания, где люди проявляют не только терпимость и толерантность по отношению к другим, «инаковым», но и чувствуют ответственность за них. А это и есть первый признак гражданского общества.




  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Константин Райкин: «Я совершенно не согласен с сегодняшним решением суда»

    На сайте «Сатирикона» опубликован комментарий худрука театра Константина Райкина по поводу приговора Павлу Устинову, которому Мосгорсуд изменил наказание с 3,5 года колонии на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года. ...
  • «Он прошел в искусстве счастливый путь»

    Во вторник, 1 октября, в московском театре «Ленком» проходит церемония прощания с Марком Захаровым. Художественный руководитель театра, народный артист СССР ушел из жизни 28 сентября. Проститься с ним пришли многие деятели искусства, в числе которых Александр Калягин, Галина Волчек, Александр Ширвиндт, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Марк Розовский, Евгений Писарев, Дмитрий Крымов, Миндаугас Карбаускис, Алексей Бородин, а также тысячи поклонников творчества мастера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также