Лев ЭРЕНБУРГ

«Талант – это слишком громко»

 
Небольшому драматическому театру под руководством Льва Эренбурга исполнилось 5 лет. В репертуаре НДТ два спектакля «В Мадрид, в Мадрид» по мотивам пьесы Х.Х.Алонсо Мильяна «Цианистый калий… с молоком или без» и «Оркестр» по одноименному произведению Жана Ануя. Только что труппа закончила работу над третьей постановкой –«На дне», премьера которой состоялась совсем недавно.
– В жизни вы освоили не одну профессию: стоматолог, филолог, работали водителем, играли в театре. Это все для того, чтобы узнать психологию человека?

– Мне было интересно познавать окружающее. А причины тому были совершенно разные – сущностные, амбициозные. Я никогда не шел к далекой и конкретной цели. Мне захотелось стать врачом, потому что, во-первых, медицина всегда была мне интересна. А во-вторых, по той причине, что театральные педагоги говорят о психических и физических процессах человека, не всегда представляя себе, как эти процессы происходят – медицина же могла бы помочь в этом разобраться. Так я пошел учиться в медицинский вуз. Тогда я не нашел для себя в театре места и подумал, чем водку пить, лучше заниматься делом. А вот о режиссуре я по-настоящему мечтал. Хотя я совсем не представлял, что это такое. Мне казалось, это гораздо проще.

– Поэтому у вас два спектакля за пять лет?

– Их все-таки три. Постановка «На дне» отняла много сил и времени. Мы работаем над ней уже три года. Так что много это или мало – пять лет на три спектакля, вопрос неоднозначный. Если работы очень хорошие, то это мало, если они плохие, то это безмерно много. У спектаклей нет жесткого физиологического срока созревания. Как у человеческой или слоновьей беременности – девять месяцев или два года. Для того чтобы что-то живое родилось, оно должно быть выстрадано. Должно полежать в чреве.

– Как вы понимаете, что пришло время для нового проекта?

– За новую работу я берусь не от того, что радостно задумал закончить одно и начать другое. Это было бы слишком примитивно. Я начинаю заболевать проектом. Он начинает меня мучить. Я начинаю спорить с работой и с автором, с материалом. Я с ним ругаюсь, соглашаюсь, переделываю. Автор пригибает меня к земле – я выворачиваюсь.

– Ваш первый спектакль «В Мадрид, в Мадрид» – это сочетание черного юмора, сатиры, некоей насмешки. Что это на самом деле?

– Это сложный ребенок. Мне кажется, что когда спектакль только вышел, он был лучше. Потому что эту фарсовую историю играли тогда совсем молодые актеры. Неоперившиеся студенты. Это была их дипломная работа. В связи с этим высекался особый контрапункт, когда юные с горящими глазами люди играли гротесковую историю, стариков, бабушек и дедушек. Делали это лихо, нахально, по-юному. Это придавало спектаклю особый шарм, который со временем стал уходить, его сменил профессионализм, но он его не заменил. Сложен «Мадрид» для меня и тем, что я не смог соблюсти в нем единство жанра. Я тянул его к трагифарсу, и мне казалось, что у меня это получается. А в процессе выяснилось, что до трагической эта история не поднимается. Но самый важный момент в том, что все в этом спектакле на грани между вкусным и безвкусным. И не перейти эту черту не всегда удается. Иногда я понимаю, что мы на пороге непристойности и неприличия.

– Вы считаете, что профессионализм не способен заменить горящие глаза?

– Нет, конечно. Но актер должен быть профессионалом.

– Ваши актеры талантливы?

– Не знаю. Потому, что талантливых людей очень мало. Талант – это слишком громко, это Борисов, Леонов, Евстигнеев. Большинство из моих артистов одаренные люди, и они имеют право заниматься этой профессией.

– А себя вы считаете талантливым?

– Я на это очень надеюсь, хотя довольно часто мне кажется, что это не так. Я стараюсь быть критичным к себе и к труппе. В конечном итоге я сам должен делать вывод о том, что происходит с театром и со мной. Я – истина в последней инстанции, к счастью и к сожалению. Поэтому тут легко начать слишком дорого себя оценивать.

– НеБДТ – не просто театр, это своя школа, в чем ее отличительная особенность?

- Здесь все вполне традиционно. Иногда мне даже кажется, что я более академичен, чем многие другие. У нашего театра, я надеюсь, есть свое лицо, своя манера. Это немало. Потому что есть спектакли очень похожие друг на друга…

– Именно академичность позволила вам так окрестить свой театр?

– Назвать театр, как и любое другое дело, очень сложно. Я долго думал над этим и был в чрезвычайном затруднении, а мои студенты предложили мне это нахальное название. И, подумав, я согласился. Ведь в нем кроме заряда здорового хулиганства ничего особенного нет, а альтернативы я не видел.


  • Нравится


Самое читаемое

  • Умерла Ирина Цывина

    Актриса театра и кино, заслуженная артистка России Ирина Цывина скончалась в четверг, 18 апреля, в возрасте 55 лет. Широкому зрителю она известна по сериалам «Кадетство», «Ольга», «Полицейский с Рублевки», «Папины дочки», «Петровка, 38». ...
  • «Не проще ли увеличить нищенский заработок ярославцев?»

    Круглый стол Союза театральных деятелей РФ, состоявшийся в понедельник, 8 апреля, и посвященный проекту объединения Волковского театра и Александринки, собрал многочисленных деятелей культуры - от представителей Министерства культуры РФ до режиссеров и худруков ведущих театров. ...
  • Названы лауреаты премии «Золотая маска»

    На Исторической сцене Большого театра завершилась XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Публикуем полный список лауреатов сезона 2017-2018 гг. ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Юлия ДЯКИНА, Эвридика, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ, Харон, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЛУЧШАЯ РОЛЬ ВТОРОГО ПЛАНА Агата ВАВИЛОВА, Луиза Вампа, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА РЕЖИССЕРА Филипп РАЗЕНКОВ, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Валерий ШЕЛЕПОВ, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/СПЕКТАКЛЬ РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ, Музыкальный театр, Новосибирск     БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Екатерина КРЫСАНОВА, Джульетта, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Вячеслав ЛОПАТИН, Ученик, «Нуреев», Большой театр, Москва   БАЛЕТ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Павел КЛИНИЧЕВ, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/РАБОТА БАЛЕТМЕЙСТЕРА–ХОРЕОГРАФА Юрий ПОСОХОВ, «Нуреев», Большой театр, Москва   СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/СПЕКТАКЛЬ МИНУС 16, Музыкальный театр им. ...
  • На «Золотой маске» назвали лучшие драматические спектакли

    В эти минуты на Исторической сцене Большого театра завершается XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Как передает корреспондент «Театрала», под занавес церемонии наградили лауреатов номинации «Лучший драматический спектакль». ...
Читайте также


Читайте также

  • Художник, будь человеком!

    Этот спектакль был сыгран в рамках  16-го сказочного театрального фестиваля «Я-мал, привет!» в Новом Уренгое и стал одним из самых интересных событий этого форума.   Интересным с разных точек зрения. Во-первых, это работа с новым текстом для детского театра, вышедшим из лаборатории Натальи Скороход. ...
  • Театр на Васильевском запускает свой «LOFT»

    С 10 по 26 апреля в Санкт-Петербурге пройдет Международный фестиваль театров «LOFT» – фестиваль, который является правопреемником фестиваля «Всеволожская весна» (проводился до 2018 года). «Известно, что в современном прочтении одно из значений термина «лофт» – это открытое арт-пространство, для творческих людей лофт – это стиль без строгих рамок и границ, – пояснили «Театралу» в пресс-службе театра. ...
  • «Русские сезоны» - 2020 пройдут в Париже

    Международный культурный фестиваль «Русские сезоны» 2020 года пройдет во Франции с особым размахом. Об этом заявил министр культуры РФ Владимир Мединский во время рабочей встречи с Министром культуры Французской Республики Франком Ристером в Париже. ...
  • В Гаване открылся Центр сохранения наследия Хемингуэя

    В субботу, 30 марта, на окраине Гаваны открылся Центр реставрации и хранения работ и документов, оставленных на острове писателем Эрнестом Хемингуэем.   Мастерская по восстановлению документов, расположенная рядом с домом-музеем нобелевского лауреата, насчитывает несколько лабораторий и хранилищ с разным уровнем влажности и системами поддержания особого температурного режима. ...
Читайте также