Алёна Лаптева

«Я верю в чудеса!»

 
Беседовать с одной из ведущих актрис Театра Табакова Аленой Лаптевой – задача не из легких. От журналистских вопросов замыкается, вроде как стесняется собственных мыслей (о себе говорить непривычно). В толпе, пожалуй, тоже не приметишь в ней актрису. Но вот она выходит на сцену, и… невозможно оторвать глаз – сложнейшие трагикомические роли играет так виртуозно, что в редакционную почту «Театрала» (teatral@newnews.ru) уже не в первый раз читатели шлют свои просьбы: расскажите о Лаптевой!
– Алена, какой-то парадокс получается: на спектакли с вашим участием трудно достать билет, но лично про вас зрители ничего не знают…

– Тут причина во мне. Я не очень люблю давать интервью.

– Почему?

– Мне кажется, за меня говорят мои героини… У них такие судьбы, такие характеры…

– Погодите, но у вас ведь тоже интересная судьба. Знаю, что ваш творческий путь был тернист…

– Мой творческий путь… Я жила в Риге, училась в Рижском авиационном университете, собиралась стать экономистом, просто получить хорошее образование. Параллельно занималась в театральной студии, и все наши ребята говорили: «Надо ехать – поступать». И я тоже понимала, что да, надо ехать. Но куда? Зачем? А главное, что нужно для поступления? У меня об этом были весьма смутные представления, пока, наконец, в один из дней мы всей компанией нЕ купили билеты на поезд и отправились в Москву. Я не очень-то понимала, в чем моя цель, хочу ли я покорять Москву или нет, но как-то на одной волне со всеми стала показываться во все театральные вузы.

Потом я в какой-то момент вернулась в Ригу и мне сказали: «Беги скорее – в Театр русской драмы приехал Олег Табаков и набирает курс для Школы-студии МХАТ».

Я, конечно, побежала, сломя голову. Зачем? Почему? Понятия не имею. Но завелась как-то мыслью, что должна поступать в театральный, не бросая, конечно, своей экономической специальности.

Короче говоря, прибегаю в Русскую драму. Идет отбор. Дело обстоит серьезно и строго. Толпы желающих. Какие-то списки, подробное расписание… Увидит ли меня Табаков, или он уже вернулся в Москву? Об этом я не имела ни малейшего представления. Наконец, настал черед нашей группы показываться комиссии. Как сейчас помню, мы входим в аудиторию и… сидит Олег Павлович. Когда я прочитала стихи, он вдруг сказал: «А ну-ка, иди сюда». Я подошла. «Дай руку». Я протянула руку – он пощупал мой пульс и сказал: «Ну все, иди садись».

– А что было с пульсом?

– До сих пор не знаю! Но, видимо, ритм был бешеный. Короче говоря, я поступила в Школу-студию МХАТ, отучилась там четыре года, но, согласно контракту, должна была вернуться в Ригу и отработать несколько лет в составе труппы «Русской драмы».

– До поступления в Школу-студию, кто из артистов являлся для вас небожителем – своего рода легендой сцены?

– Никто. К своему стыду, я открою эту тайну: до того как поступить в театральный институт, я видела всего два спектакля.

– А киноартисты?

– Я не особо смотрела кино, жизнь тинейджера казалась интереснее. Это все были промахи моей жизни… Ничего не знала о профессии, в которую иду.

– На первых порах были удивления?

– Еще какие. В особенности на первом курсе я бесконечно задавала себе вопрос: что я здесь делаю и чем занимаюсь? Учеба давалась мне очень тяжело, потому что я совсем не понимала, что происходит. Но все решил случай. Мне очень повезло с педагогом Михаилом Андреевичем Лобановым. Он, кажется, разглядел мои мытарства и взял меня сыграть маленькую роль в педагогическом отрывке, в «Зыковых». Там была всего одна фраза. Надо было выбежать и сказать: «Софья Ивановна, немец приехал – нарядный ужасти». И когда мы сыграли на зрителях, эту сцену они встретили смехом. Я, наконец-то поняла: «О, так театр – это весело и интересно».

Потом были и другие роли в учебных спектаклях. Так что, Михаил Андреевич не дал мне скиснуть. Подтолкнул меня к профессии…

– Теперь, насколько я знаю, вы вместе с ним «толкаете» уже других учащихся в том же направлении…

– Да, теперь я вместе с ним осваиваю новую профессию педагога в Колледже Олега Табакова. На экзаменах, на занятиях мы сидим рядом, но я при этом продолжаю учиться у Михаила Андреевича.

Впрочем, я отвлеклась от вашего вопроса. После окончания Школы-студии три года поработала в Русской драме, но когда моя однокурсница Яна Сексте уехала в Москву, я подумала: «А может, и мне пора? Все-таки Москва – больше возможностей». Собрала чемодан и поехала. Но кто меня ждал? Подловила Олега Павловича в МХТ: «Здрасьте, Олег Павлович, я приехала». Он многозначительно на меня посмотрел и сказал: «Очень хорошо». Но мест не было. И я полгода жила у однокурсницы с надеждой, что однажды вернусь в театр.

– Наверное, наступило разочарование в профессии?

– Да нет, поначалу азарт был. Не сегодня так завтра меня позовут. Но шли дни, недели, месяцы, а места для меня так и не находилось. И вдруг, когда я действительно стала отчаиваться, – ба-бах! – раздался долгожданный звонок и меня позвали.

– Куда?

– В спектакль «Табакерки» требовался срочный ввод. Театр уезжал на гастроли в Санкт-Петербург. Оставалось всего несколько репетиций. От такой ответственности перед собственной судьбой я тряслась от ужаса! Наконец сказала себе: «Если ты сейчас не соберешь свою волю в кулак, у тебя ничего не получится». С горем пополам справилась. А по возвращении с гастролей Олег Павлович мне сказал: «Иди в отдел кадров – оформляйся». Господи! И как после этого не верить в чудеса? Спустя несколько лет одна моя коллега, вспоминая мой первый опыт, сказала, что сочла меня тогда «наглой артисткой»! Видимо, я, пытаясь перебороть свой зажим, вела себя слишком уверенно.

– В уходящем сезоне вы сыграли Ольгу в «Трех сестрах». Но Чехов такой автор, что его за две репетиции не откроешь. Насколько трудно далась вам эта роль?

– Ох, трудно. Помимо работы с режиссером Александром Мариным мне помогла книга Олега Ефремова, посвященная разбору «Трех сестер». Там он приводит цитату из Булгакова, что если вы, прочитав Чехова, не вынесли для себя никакой христианской идеи, – значит, вы Чехова не читали. Это очень точно сказано! Для меня Чехов – абсолютно христианский автор, поэтому он актуален будет всегда. А в «Трех сестрах» я уцепилась за мысль, что эта история о смирении, что человек приходит на Землю для каких-то испытаний и что без терпения невозможно преодолеть самые серые будни.

– В жизни вы понимаете, что этого очень не хватает?

– Этого не хватает мне, в первую очередь.

– Вам? Почему?

– Терпения мне не хватает. Я в очереди стоять не могу. Ждать не могу. Жить в полной неопределенности – тоже не могу. Я, конечно, борюсь с собой, но смирения мне тоже не хватает. Например, я теряюсь перед хамством и халтурой.

– Чем больше вы говорите, тем больше напоминаете свою героиню из спектакля «Сестра Надежда» (поясним читателям, что спектакль поставлен по пьесе Володина «Старшая сестра», где Алена играет главную роль). Эта роль биографическая для вас? Героиня ведь тоже – сквозь тернии шла к актерской профессии…

– Мне кажется, в жизни актера любая роль биографическая. Как показывает практика, мы все равно не можем от себя уйти и, погружаясь в предложенный материал, неизбежно раскрываем собственные секреты. Наверное, там много моих личных качеств – я не анализировала это.

– Совершенно невозможно сравнить с Надеждой вашу засидевшуюся в невестах Агафью Тихоновну из гоголевской «Женитьбы». Неужели и в ней есть общие для вас черты?

– Конечно, есть, она же женщина! Вообще Агафья Тихоновна очень родной для меня персонаж.

– Почему?

– Спектакль идет уже пять лет. Я с огромным удовольствием выхожу на сцену, где рядом со мной мои учителя – Наталия Дмитриевна Журавлева, Авангард Леонтьев, Михаил Хомяков и мои любимые партнеры. Я просто помню, когда впервые посмотрела в Театре Табакова спектакль «На дне», то первая моя реакция была: «Этого не может быть!» Настолько блестяще сложился в нем актерский ансамбль. Мне хотелось разрыдаться от восторга – от того чуда, которое я только что увидела. В «Женитьбе» тоже ансамбль замечательный (я не о себе говорю) – и вот это для меня самое дорогое. Об этом можно только мечтать.

– Сейчас у вас новая роль в спектакле «Мадонна с цветком» режиссера Александра Марина, с которым вы выпустили уже не один спектакль.

– Я очень благодарна Саше за веру в меня. Он дает мне свободу на сцене, не подрезает крылья.

– Как я понимаю, в новом спектакле вы играете женщину гораздо старше вас. Не смущает?

– Если учесть, что театр – это игра, то, конечно, интереснее, когда задаются более сложные правила игры. Поэтому в данном случае возрастная роль – просто подарок.

– Чем еще для вас интересен этот материал – пьеса о нелегкой жизни в тылу во время войны? Ваша героиня, проводившая всех близких на фронт, дает приют чужой девушке с грудным младенцем.

– Для меня это история о невероятной жажде жизни. Когда у женщины оказывается на руках ребенок, как у нашей героини, она понимает, что она не может дальше не жить. Но, слава богу, ей попадаются на пути люди, которые готовы протянуть ей руку. И одна из них – моя тетя Женя. Наверное, тетя Женя – это надежда, ее соседка Ипполитовна – вера, а Нина – девочка, которая пришла к ним и принесла с собой любовь. И которая впитывает надежду и веру. Спектакль, в котором есть эти три основы жизни, не может не быть интересным.

– Вы столько лет хотели играть на этой сцене и теперь наконец получили такую возможность… О чем теперь мечтаете?

– О новых ролях. В этом смысле я ненасытна – хочу играть все, любую драматургию, кроме чернухи, разумеется. Хочется работать с хорошими режиссерами. Вдруг судьба мне снова улыбнется? Я верю в чудеса!

Тридцатый сезон Театр п/р Олега Табакова начнет 25 августа 2015 г. Увидеть Алену Лаптеву на сцене вы сможете уже 27 и 28 августа в премьерном спектакле «Мадонна с цветком».

  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

  • «Ночь театров»-2017

    Общегородская акция «Ночь театров» по традиции состоится в канун Международного дня театра, который отмечается 27 марта. Как ранее сообщал «Театрал», старт акции будет дан на Московском культурном форуме. ...
  • Валерий Фокин: «Мы теряем человеческий облик»

    В С.-Петербурге в главном штабе Эрмитажа состоялся круглый стол на тему «Ответственность перед культурой», главными спикерами которого стали художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин и гендиректор Эрмитажа Михаил Пиотровский. ...
  • Прерванный полёт

    В среду, 29 марта, в 14 часов в портретном фойе МХТ им. Чехова состоится презентация книги, посвященной Марине Голуб – актрисы, чья жизнь трагически оборвалась 9 октября 2012 года.   В память о Марине Григорьевне Художественный театр и дочь актрисы Анастасия Голуб решили собрать воспоминания. ...
  • «Худсоветы будут тормозить работу театра»

    В четверг, 16 марта, на заседании экспертной комиссии по театру зампредседателя Общественного совета предложил возродить в театрах худсоветы которые, как и в советское время, принимали бы решение «о допуске произведения к массовому зрителю». ...
Читайте также


Читайте также

  • Андрей Кончаловский: «Студенты научат меня большему, чем я их»

    Российский институт театрального искусства (ГИТИС) опубликовал расписание отборочных консультаций в экспериментальную мастерскую Андрея Кончаловского. В этом году режиссер театра и кино, президент киноакадемии «Ника» набирает мастерскую в ГИТИСе впервые. ...
  • Евгений Марчелли: «Что такое морально-этические нормы?..»

    Художественный руководитель Ярославского театра им. Федора Волкова Евгений Марчелли поставил на сцене Театра Наций спектакль «ГРОЗАГРОЗА». После премьеры «Театрал» узнал у Марчелли, чем ему интересен Островский, где границы дозволенного в трактовке классики и почему сегодня художник нуждается в объективной защите от нападок. ...
  • Галина Волчек: «Повторить подобное невозможно»

    В Ночь театров в рамках проекта Третьяковской галереи «Оттепель. Лицом к будущему» на Другой сцене «Современника» состоялся вечер Галины ВОЛЧЕК «Театр как судьба». Встреча Галины Борисовны со зрителями прошла в формате вопросов и ответов. ...
  • «Для меня зажим – это полный разжим»

    Кто бы ни говорил о Марине Голуб, какими бы личными воспоминаниями ни делился, – все равно презентация сопровождалась смехом и аплодисментами. Анатолий Смелянский, Павел Каплевич, Павел Чухрай, Людмила Петрушевская – каждый, кто выходил к микрофону, спешил рассказать прежде всего занятные эпизоды из своего общения с актрисой. ...
Читайте также