Голая правда

В «Гоголь-Центре» заработала «Машина Мюллер»

 
Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль».
 
Словно наверстывая упущенное, Кирилл Серебренников попытался поставить «всего Мюллера», собирая его портрет из отрывков пьес, рассказов и других произведений. Но, пожалуй, открытием стали не эти тексты, все же трудно усваиваемые на слух, и не медийные персоны на сцене, а работа режиссера с актерами, телесностью и зрительским восприятием.  

Основой спектакля стал «Квартет» – одно из самых репертуарных, но стоящих особняком произведений социалиста и левака Мюллера. Это постмодернистская игра в маньеризм по мотивам романа Лакло «Опасные связи», где герои, одержимые сражениями на любовном фронте, постоянно меняются ролями и даже полами, так что вечный, казалось бы, конфликт мужского и женского оказывается доведен до абсурда и отменен. (В спектакле это стирание пола подчеркивает контратенор Артур Васильев, выходящий то в мужском костюме, то в фантастических платьях и париках, и исполняющий Генри Перселла, Рихарда Штрауса и Майкла Наймана в аранжировках Алексея Сысоева.)

Материал этот – почти бенефисный. Кто только не играл восхитительно-отвратительную пару великосветских циников, включая Аллу Демидову и Дмитрия Певцова в давней постановке Теодора Терзопулоса. Но Кирилл Серебренников пригласил на главные роли не актеров, которые, по его словам, не могли осилить больше четырех строчек этого текста, а современных интеллектуалов, людей, «способных мыслить на сцене». Ими оказались известная телеведущая Сати Спивакова и скандальный режиссер Константин Богомолов. Сочетание впечатляющее. Как говорил Александр Сергеевич, «волна и камень, стихи и проза, лед и пламень не столь различны меж собой». Посмотреть на поединок популяризатора нескучной классики и признанного разрушителя театральных основ было бы очень интересно. Но режиссер почему-то решил их использовать не как «реди-мейд» персонажей, а как актеров, причем, актеров характерных.

Сам Хайнер Мюллер считал «Квартет» комедией, отмечая, что там внутри, на самом деле, «Тетка Чарлея». Достать эту тетку, то есть комедийное начало, из полного непристойностей, но в то же время невероятно высокопарного текста оказалось сложно. Иронизируя над пошлостью пафоса, Серебренников то ставил Богомолова на котурны в виде черепов, то привязывал к его причинному месту пропеллер.. А Сати Спивакову, когда она перевоплощалась в Вальмона, переодевал в бейсбольные щитки – самую банальную униформу брутальности.  Исполнители помогали режиссеру, как могли. Но госпожа Спивакова, обворожительная в роли стервозной маркизы де Мертей, в комедийных эпизодах явно терялась. А увлеченное лицедейство Константина Богомолова слишком напоминало его недавнее выступление на церемонии «Гвоздь сезона», где он на пару с Сергеем Епишевым изображал театральных критикесс.
Фальшь театральной игры как таковой, помноженная на заложенную в пьесе имитацию, подделку человеческих отношений, не просто выделялась, но прямо-таки бросалась в глаза рядом с подлинностью и естественностью обнаженных человеческих тел. Призвав на сцену атлетически сложенных, пластичных перформеров, которых хореограф Евгений Кулагин превратил в идеально работающую команду, Кирилл Серебренников подложил бомбу под свой спектакль, но в то же время – спас его.   

Наверное, впервые в практике нашего театра на сцену не просто выводят раздетых людей, но работают с наготой столь содержательно, исследуя все её семантические возможности. Нагота может означать унижение и потерю индивидуальности – и в первых эпизодах актеры выходят на сцену с лицами, закрытыми черными балаклавами, и становятся чуть ли не мебелью для «привилегированных» одетых героев. Нагота, напротив, может быть выражением красоты и гармонии человеческого тела – и это случается, когда перформеры застывают в скульптурных позах, словно античные статуи. Обнаженное тело может выступать в роли жертвы, пушечного мяса – и в одной из сцен толпу беззащитных людей загоняют в металлические решетки. Однако, чаще всего в потребительском обществе оно служит сексуальным объектом – поэтому, наверное, для этой ипостаси выбрана такая лобовая метафора как размазывание йогурта по голому телу.

Но, пожалуй, главной функцией или даже миссией обнаженной натуры здесь становится демонстрация человеческой подлинности и победительной свободы. Той подлинности, какая бывает у детей и животных, которых, как известно, в театре переиграть невозможно. И той свободы от условностей, табу, страхов и навязанных самим себе запретов, о которой в нашем обществе фактически не приходится говорить.

Искателем и поборником этой свободы в спектакле становится еще один персонаж – современный Гамлет, бесстрашно сыгранный молодым актером Седьмой студии Александром Горчилиным. Гамлет-анархист, Гамлет-разрушитель, он не принимает современного мира и не желает, как все, закрывать глаза на его гнусность и играть в его игры. Он пробивает дыры в стене с огромным портретом Хайнера Мюллера, и оттуда, изнутри, вдруг проникает свет. И хотя сам немецкий драматург был пессимистом и не верил в прогресс человечества, ни эволюционный, ни революционный, новый спектакль «Гоголь-центра», как ни странно, внушает надежду. Надежду на революцию сознания – хотя бы в одном отдельно взятом театре.     

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Крайне прискорбно, что это заявление прозвучало в Год театра»

    Встревоженный неожиданным заявлением Дмитрия Медведева о том, что в России слишком много государственных театров, председатель СТД Александр Калягин обратился с письмом к Валентине Матвиенко. «Театрал» публикует текст этого письма полностью: «Уважаемая, дорогая Валентина Ивановна! Вчера состоялась встреча Председателя Правительства РФ Д. ...
  • Театральные деятели отреагировали на слова Медведева о сокращении театров

    Высказывание Дмитрия Медведева о том, что в России якобы «очень много государственных театров», вызвало широкий резонанс. Председателю правительства, сделавшему такое заявление во вторник, 12 февраля, на встрече с членами Совета Федерации, уже ответил глава СТД Александр Калягин (см. ...
  • Сергей Юрский: «Всё начнётся потом»

    В февральском номере «Театрала» редакция возобновила рубрику «Поэт в России – больше, чем поэт...», которую основал в нашем журнале Евгений Евтушенко. Но теперь мы решили публиковать стихи и прозу театральных деятелей – актеров и режиссеров. ...
  • Василия Ланового не пустили на рейс «Победы»

    Василия Ланового не пустили на рейс авиакомпании «Победа». Актер собирался лететь на гастроли в Ростов-на-Дону. Как рассказал Лановой телеканалу «Москва 24», при прохождении регистрации выяснилось, что его гастрольный кофр не проходит по размерам, разрешенным для провоза ручной клади в данной авиакомпании, и нужно оплатить дополнительную пошлину. ...
Читайте также


Читайте также

Читайте также