Зона безумия

«Сталкер» Андрея Калинина рискует стать последним спектаклем театра «А.Р.Т.О.»

 
Первое, что видит зритель в полуподвальном помещении театра «А.Р.Т.О.» на Сретенском бульваре, – красно-белые оградительные ленты. Ими же огорожена зона в фойе, ступать на которую опасно из-за угрозы обрушения. Листы А4 на стенах извещают: «Уважаемые зрители! Театр находится в состоянии прерванного ремонта. Приносим извинения за обстановку! Это не наш стиль – это вынужденная реальность». Из этой реальности естественно и непринужденно переходишь в поджидающую за стеной реальность братьев Стругацких.
В «Сталкере» молодой режиссер Андрей Калинин необычно работает с пространством. Начиная стилизацию под Зону еще в фойе, он стирает границы между миром нормальным и аномальным. Камерная сцена, пустая и очень глубокая, вмещает их оба, не разделяя на монохром и цвет, как в фильме Андрея Тарковского, а позволяя смешаться. Глубина пространства делится на воображаемые узкие зоны, в их границах разворачиваются мизансцены.

Каждую следующую локацию ограничивают любимые в «А.Р.Т.О.» металлические конструкции (дрезина, барная стойка и т.д.) и свет художника Артема Приходова. В дальнем левом углу сидит автор и исполнитель музыки Егор Павлов. Его эмбиент, извлекаемый из электронной гитары, обволакивает густым маревом звуков, напоминающим саундтрек Нила Янга к фильму «Мертвец».

Андрей Калинин и не претендует на лавры великого предшественника, что, однако, не мешает ему задаваться теми же вопросами о вере и смысле человека на запретной территории трансцендентного. Как и всегда, в «А.Р.Т.О.» царит гротеск, абсурд и черный юмор – атрибуты горькой самоиронии в отношении поиска истины.

Не стоит ждать от премьеры сдержанной медитации Тарковского. Режиссер, наоборот, ставит задачу десакрализации Зоны. Злой черный юмор и вычитан, и дополнительно вклеен в инсценировку – его здесь много. Смех в спектакле истеричен, он вырывается кашлем, им заходятся, словно лаем. Никаких цитат из Апокалипсиса от здешнего Сталкера (Игорь Булгаков) не услышишь. Человек в боевом трико, мастер восточных единоборств, он смешон в непомерном пафосе веры, но в нем живет и тайное знание о мире аномалий. Сталкер – плоть от плоти безумия. На привале из гайки сквозь него прорастает металлическое дерево, которое потом самому же приходится от себя отпиливать.
 
Андрей Калинин сам себе сценограф и бутафор. Всех героев он скрывает под масками из папье-маше, чем задает гротескную манеру игры: заламывание рук, статические позы... В маске Сталкера смутно отражаются черты Чингачгука, маске Профессора – Эйнштейна. Именно эти имена дает безымянным попутчикам внутри Зоны Писатель. А сам он, с длинными патлами, с глазами пьяницы, «пустыми и выпуклыми», становится резонером и главным героем этой истории.

Писатель в исполнении актера Бориса Перцеля, как и у Александра Кайдановского, – романтик, переродившийся за давностью лет в циника. Режиссер оставил ему все философские пассажи: и про мир, управляемый железными законами, и про гнилость душ. Но главное – про грамотную публику, постоянно «требующую жрать». Последнее наиболее важно в контексте происходящего с «А.Р.Т.О.».

Артист буквально захлебывается в ненависти к мироустройству, где творческого человека ломают и приспосабливают, используют, а затем выкидывают на помойку. Свой монолог Писатель произносит, раскручиваясь в жерле главной ловушки, «Мясорубки», выход из которой, по словам Сталкера, равносилен самоубийству. Смелый шаг вызван отчаянием. Писатель обрушивается на систему, где художник вынужден подстраиваться под вкусы толпы, постоянно требующей новых развлечений. Додумываешь про себя: где бесконечная череда премьер – лишь примета рыночной экономики, а не духовного возрождения. И где живой театр можно задушить лишь потому, что его эстетическая программа не соответствует взглядам чиновников на искусство. Что печально, логику рынка, применяемую к искусству, разделяет и молчаливое большинство, не чувствуя в ней никаких противоречий.

Зона безумия выплеснулась за границы снов и захватила реальность. Как результат, основатель «А.Р.Т.О.» Николай Рощин вместе с соратниками пока ставит в Александринском театре: в сентябре там выпустили спектакль «Ворон», который в апреле привезут на «Золотую маску». Андрей Калинин совместно с Рощиным готовится к постановке в петербургском ТЮЗе им. Брянцева «Носорогов» Эжена Ионеско. Ну а будущее московского театра «А.Р.Т.О.» туманно, как поля Зоны.
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В Губернском театре расскажут о приключениях Фандорина

    Премьера спектакля Татьяны Вдовиченко «Приключения Фандорина» по роману Бориса Акунина «Левиафан» состоится 23 и 24 сентября на сцене Московского Губернского театра, сообщили «Театралу» в пресс-службе МГТ. ...
  • Театр Маяковского объявил первые планы на сезон

    Сезон 2017-2018 для Театра Маяковского станет особенным. Он будет отмечен сразу двумя юбилеями: 95 лет самому Театру Маяковского и 100 лет со дня рождения выдающегося режиссера, педагога Андрея Гончарова, долгие годы руководившего Маяковкой. ...
  • «Театр.doc» готовит спектакль о другой власти

    «Мы хотим представить будущее, где страной стали управлять те, кто сегодня показал себя человеком, для которого самое главное – другой человек, а не власть и деньги», – так говорит о своем новом спектакле команда «Театра. ...
  • В Театре им. Вахтангова готовят «Любовь у трона» в постановке Андрея Максимова

    В числе премьер, которыми осенью нынешнего года откроется сезон Симоновской сцены Театра им. Вахтангова, запланирована «Любовь у трона» по пьесе Андрея Максимова. Он же выступит и режиссером спектакля.   – Андрей Маркович, как родился замысел постановки? И почему «Любовь у трона»? – Начну с того, что мне лично близка эстетика Туминаса, а произведение имеет подзаголовок «Сон императрицы без антракта». ...
Читайте также