Четыреста стульев Александра Стульнева

Директор Театра п/р Табакова

 
© Ксения Бубенец
Этот небольшой театр успешно составляет конкуренцию театрам крупным, с гораздо более богатой историей. Возможно, само имя: Театр-студия под руководством Олега Табакова или «Табакерка» – гарантия успешности. Но немалую роль здесь играет и директор театра Александр Стульнев. Благодаря ему, зритель сразу же попадает в атмосферу внимания и безукоризненного порядка.
 – Александр Сергеевич, первое, что бросается в глаза в вашем директорском кабинете – необычная коллекция миниатюрных стульев. Как она создавалась?
– Все возникло спонтанно: как-то друзья решили подшутить и подарили несколько стульев – елочных игрушек. И постепенно собралось уже около четырехсот, есть очень необычные экземпляры.

– А театром вы стали заниматься тоже спонтанно?
– Почти. Я вообще по образованию филолог. Диплом писал по Островскому, затем занимался партийной работой. А потом в родном Саратове, меня «бросили», как тогда говорилось, на театр. Театральное дело приходилось постигать на практике.

– Я знаю, что история вашего прихода в Театр Табакова не совсем обычна. Вы ведь являетесь родней Олегу Павловичу?
– Да, это так. Моя покойная супруга была единокровной сестрой Табакова – у них общий отец. Собственно с Табаковым я познакомился, когда умер Павел Кондратьевич, и мне пришлось его похороны организовывать – я был единственным мужчиной в доме. Но это было гораздо раньше того времени, как Олег Павлович меня пригласил работать.

– Значит, он сначала просто заметил ваши организаторские способности?
– Я с 1983 года работал директором Саратовского академического театра драмы имени Карла Маркса, как он тогда назывался, и Табакову меня порекомендовали. Но Олег Павлович не хотел брать на серьезные должности родственников – такой у него был принцип.

А в 1991 году меня пригласил в Москву, в Новый драматический театр, Борис Александрович Львов-Анохин Я с ним успешно работал. В 1997 году у Табакова в театре возникла очень непростая ситуация, и он попросил меня помочь. Но я не мог тогда бросить Львова-Анохина, это было бы предательством. Так и пришлось работать в течение трех лет на два фронта.

Как раз в это время, в честь 10-летнего юбилея «Табакерки», Юрий Михайлович Лужков преподнес в качестве подарка Постановление правительства Москвы о выделении театру участка земли для строительства нового здания в Фурманном переулке. Архитектурные проработки показали, что участок этот мал для размещения здания. Тогда Лужков отдал нам место на Триумфальной площади, где когда-то был «Современник». Красивая была задумка. Но Лужков вдруг опомнился, и запретил  строить театр на Триумфальной.

В итоге нам определили место, где сейчас уже выстроили новое здание – на углу улицы Гиляровского и Садового кольца. Собственно, Табаков и звал меня для освоения задуманного. После смерти Львова-Анохина я перешел окончательно в Табакерку.

– С какими трудностями вам пришлось здесь столкнуться?
– Трудностей было много, особенно со строительством. Путем сложных договоренностей и обменов небольших кусочков земли мы, в конце концов, построили Мастерские – точнее, Художественно-производственный комбинат – 8 тысяч кв. метров. И еще Театральную школу на улице Макаренко. Такой мы придумали грандиозный проект.

– Вы все это вместе с Олегом Павловичем задумывали?
– Без Олега Павловича я бы просто ничего не смог сделать. И никто бы не смог. Ему пришлось в самых высоких кабинетах доказывать необходимость всего, что мы делали. Имя Табакова открывает любые двери.

– Очень важно, что он может на вас полностью положиться. Вы вспоминаете, с чего начинали?
– Первым делом я тогда повез театр на длительные гастроли в родной Саратов. А здесь начал капитальный ремонт. По театру было трудно ходить: ни одного живого места не оставалось, были сняты все окна и двери. Помню, как однажды в разгар ремонта появился Табаков, оглядел всю эту картину и сказал: «Ты разрушил весь театр!»

А мы тогда еще выстелили весь двор брусчаткой – это было невидалью, никакой плитки на улицах и в помине не было. И театр наш стал выглядеть помолодевшим.

– А чем же занимались тогда ваши актеры?
– Мы стали практиковать выездные спектакли на средних площадках, вывозить своих «подвальных» артистов осваивать чужое пространство. Ездили на гастроли по два раза в месяц. Декорации приходилось возить в Югру, Нижневартовск, Сургут на самолете – половина самолета людей, половина – декораций. Иначе туда не добраться. Кроме того, мы стали играть спектакли и на большой сцене МХАТа…
А здесь, в Подвале, как до сих пор иногда называют наш театр, впервые громко прозвучали имена популярных ныне режиссеров Миндаугаса Карбаускиса и Константина Богомолова.

– С чем сейчас связаны ваши надежды?
– Надеемся, что в марте 2016-го мы вселимся в новое здание, а в старом, на улице Чаплыгина, остается Камерная сцена. Мы теперь так будем называться: «Сцена на Чистых прудах» и «Сцена на Сухаревской». Зрители привыкнут, и на нашем новом сайте это будет отображено.
© Ксения Бубенец Новое здание выполнено в современном духе. Зал на 400 мест снабжен самой передовой машинерией. Для режиссеров и художников там будет огромный простор для идей.

– Вот видите как: число мест в новом зале совпадает с числом стульев в вашей коллекции. Остается пожелать, чтобы и дальше их число увеличивалось. Вы сказали, что с 97-го года занимаетесь новым зданием, а само строительство началось в 2001 году. И вам необходимо было следить за всем лично?
– Конечно, дело это совсем непростое. Но надо либо держать все в одних руках, либо это все расползется.

– А как с вопросами актерскими? Известно, что мхатовские актеры играют в ваших спектаклях, и наоборот: ваши – в спектаклях МХТ. Как вы их делите?
– Для Олега Павловича такой градации не существует. Кто творчески подходит к роли, того он и назначает, не считаясь с тем, как мы будем потом разводиться.

– Это тоже ваши трудности?
– Наши и мхатовские. Но справляемся. К тому же, мы уже два выпуска Школы Табакова взяли в штат. Молодежи у нас теперь много.

– Расскажите про Театральную школу…
– В школе, как было задумано нами, полный пансион, дети на гособеспечении. Группа отборщиков выезжает в ряд областей, отсматривает талантливых ребят. Человек сто привозим в Москву, и здесь уже отбираем двадцать четыре. Ребята после 9-го класса два года получают общее образование, и последующие два года учатся по программе театрального вуза. После первого выпуска мы взяли десять человек. После второго – четверых. Но их с удовольствием берут и в другие театры. Мы следим за их судьбой, это же наши дети.

– Вы тоже участвуете в деятельности Школы?
– У нас, к сожалению, разное финансирование, хотя мы долго добивались, чтобы Школа была при театре, но не получилось. Олег Павлович художественный руководитель и там, и там. Мы только творчески связаны.

– Бывают случаи, когда вы можете сами порекомендовать какого-то актера Табакову?
– Конечно, таких случаев было довольно много.

– Недавно в Саратове в честь юбилея Табакова установили памятник – Олег Павлович в роли розовского героя Олега Славина, с саблей наперевес…
– Он по существу таким до сих пор и остался – отважным и непримиримым к несправедливости. Его талант востребован – зрители со всех концов земли просят и даже требуют привезти к ним спектакли с его участием. Я уже зачастую бываю против, понимая, как он устает, но Олег Павлович – человек ответственный, он всегда откликается с готовностью.

– Широко известно, что он помогает старым актерам и просто работникам театра.
– Он помнит людей, которые с ним работали. Так Леонид Иосифович Эрман – бывший директор «Современника», сейчас с ним трудится в МХТ. Я как директор представляю, как психологически сложно перейти от активной деятельности на тихую пенсию. Невольно и о своем будущем тоже начинаю думать.

– Вы ведь сами, наверное, тоже стараетесь многое делать для своих сотрудников?
– Знаете, Табаков ввел такое правило в нашем театре – делать по максимуму для своих. И я как бы подхватил эту эстафету. Сейчас у нас заработная плата выше, чем во многих театрах. Мы много вывозим своих спектаклей. Мастерские наши делают декорации для других театров и тоже зарабатывают - не все же на актеров возлагать.

– А чем занимаются ваши сыновья?
– Мой старший сын руководит Художественно-производственным комбинатом, он закончил Школу-студию МХАТ и ГИТИС. А младший – финансист, работает здесь в плановом отделе. И сноха у нас художник по костюмам.

– То есть у вас получилось семейное предприятие? Династия? Не хочется, чтобы выпестованное вами дело попадало в чужие руки?
– Пытаюсь по мере сил учить их до сих пор, хотя они уже и взрослые. Есть у нас такой принцип: надо пытаться в сложных обстоятельствах, в которые тебя поставила жизнь, видеть интересное. Без личной заинтересованности ничего не получится.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Александр Ширвиндт: «Хочется выскочить из повседневности»

    Недавно Театр сатиры отметил свое 95-летие спектаклем, который Александр Ширвиндт называет «милым баловством», «лёгким хулиганством». И это – очередная изобретательная выдумка Александра Анатольевича. Впрочем, в интервью «Театралу» речь зашла не только о торжествах… – Александр Анатольевич, сейчас всюду – сплошные перемены. ...
  • Владимир Машков: «Мы очень зависим друг от друга»

    Театр Олега Табакова представил публике новую редакцию спектакля Сергея Газарова «Ревизор». Как и в случае со спектаклем «Матросская тишина», это будет возвращение на сцену «Табакерки» легендарной постановки прошлых лет. ...
  • В Кургане ищут директора Театра кукол

    Конкурс на должность руководителя Театра кукол «Гулливер» объявлен Управлением культуры Курганской области 20 ноября. Сообщается, что кандидаты должны иметь высшее образование в сфере культуры или образование по специальности «государственное и муниципальное управление», а также стаж работы по специальности не меньше пяти лет. ...
  • Пятнадцать спектаклей о войне

    В преддверии Дня Победы «Театрал» собрал постановки, созданные в память о Великой Отечественной войне.    «Минуты тишины» Режиссер: Александр Баркар РАМТ, Черная комната Участвуют: Рамиля Искандер, Денис Баландин, а также Максим Олейников (фортепиано), Николай Мохнаткин (баян), Ксения Медведева (гитара). ...
Читайте также


Читайте также

  • «Осветить темную жизнь бедного человечества»

    Накануне юбилея Московского Художественного театра «Театрал» побеседовал об этой дате с историком театра Инной Соловьевой. - 20 лет тому назад Олег Николаевич Ефремов, который тогда возглавлял МХАТ, очень спокойно и очень серьезно сказал: «Мы справляем вовсе не столетие существования одного и того же театра, поскольку театры не живут так долго, оставаясь сами собой. ...
  • «На этой сцене творил мой отец!»

    Незадолго до празднования юбилея Московского художественного театра «Театрал» побеседовал с дочерью Иннокентия Смоктуновского, которая поздравила театр со знаменательной датой. - В октябре исполняется 120 лет Московскому художественному театру им. ...
  • Александр Калягин: «Страшная беда»

    Случилась трагедия, с которой невозможно смириться, которую трудно пережить. Я читаю фамилии погибших, и мне кажется, что каждого из них я знал лично, и такой болью отзывается в моем сердце каждое имя.   И совсем невыносимо для меня, что погиб Антон Николаевич Губанков, с которым столько лет нас связывали и сотрудничество, и добрая дружба. ...
  • Доводилось ли вам уходить со спектакля?

    На вопрос «Театрала» отвечают «зрители первого ряда» – то есть известные люди, не связанные с театром профессионально, но любящие его всей душой.   Юрий ВЯЗЕМСКИЙ, зав. кафедрой Мировой литературы и культуры МГИМО: – Я бы никогда себе не позволил этого, потому что – невежливо. ...
Читайте также