«Мы не имеем права лезть на баррикады»

 
Главный режиссер Севастопольского театра Черноморского флота Юрий МАКОВСКИЙ (на фото) о ситуации на Украине, об ожидании перемен и о гастролях, которые недавно прошли в Москве…
– Юрий Владимирович, Севастополь недавно вместе с Крымом присоединился к России. Что это означает для вашего театра: «возвращение домой» или вынужденная необходимость?

– У нас совершенно особая история, потому что все эти годы наш театр работал под российским флагом. У нас даже в названии написано: «Драматический театр имени Лавренева Черноморского флота РФ». А находились мы в Севастополе – городе другого государства. Была в этом нелепость: мы вроде бы в Крыму, но находимся в ведомстве министерства Российской Федерации. Из-за этой путаницы СТД РФ заворачивал наши проекты, а Украина не допускала на свои фестивали. В итоге мы жили сами по себе. Выехать в Москву вообще было подвигом: границы, таможня становились непреодолимым препятствием. Мы получали пьесы современных драматургов и связывались с московскими журналистами, как это ни странно, через Киевский театр Леси Украинки, который по два раза в год гостит в Малом театре.

Закрывался от нас и Севастополь: нас не замечали журналисты, а потом и городские власти стали населять наше историческое здание платными секциями. Я не против секций, но театру как жить?

– Теперь все изменилось. Но, увы, совсем рядом – горячие точки. Я хотела спросить: в центральной России множество артистов-беженцев из украинских театров. А к вам в театр, наверное, тоже беженцы просились?

– Да, этот процесс у нас начался в мае 2014 года. Каждую неделю я принимал в кабинете по несколько человек: артисты театров Одессы, Харькова, Киева, которые оттуда просто уносили ноги. Началось тотальное гонение. В мае я взял в труппу актера Вячеслава Казимирчака, он служил в Детском музыкальном театре Одессы. Ему пришлось уехать из родного города, потому что невозможно стало существовать. Все разговоры сводились к теме «врага №1», «нелюдей в ватниках» и так далее. В обществе началась истерия. В июне я взял в труппу русского парня Антона Еремина, который вот только закончил театральный институт, русский курс Резниковича. И чуть позже к нам приехал заслуженный артист Украины, звезда Харьковского театра Виталий Максименко. Он первый актер режиссера Андрия Жолдака. Очень известный в Украине человек с группой своих фанатов. Еще до крымского референдума он съездил на Майдан. Вернулся в родной Харьков и выступил перед прессой, передаю дословно: «Я не приветствую эти массовые сборища. Лучше собираться всем вместе в театре. Я считаю, что каждый из нас должен любить свою семью, свою работу, делать все для своей родины, своего города. И тогда у нас не будет потребности выходить на Майдан».

После этих слов его стали откровенно преследовать: ждали после спектаклей, стали вызывать на допросы. Жена встречала актера после спектакля, так ее облили какой-то дрянью и подожгли платье. Она, слава богу, убежала от нападающих, осталась жива. В одном интервью Виталия спросили: «Вы можете надеть Георгиевскую ленточку? – Да, конечно, это же наша общая победа», – ответил он. И всё, после этого его завалили угрозами и публичными оскорблениями. После третьего допроса в сентябре они с женой в чем были, в том и бежали из Харькова, даже не уволившись из театра. Гонения начались такие, что ему пришлось сменить имя и фамилию. Он приехал к нам в театр в состоянии депрессии – даже вздрагивал и бледнел, когда что-то падало за кулисой. И это человек-творец, абсолютно далекий от политики, коренной украинец, даже ни одного спектакля на русском языке не играл!

Надо было срочно спасать артиста, и мы ввели его на роль профессора Хиггинса в «Пигмалионе» Бернарда Шоу, который тогда только репетировали. Он у меня спрашивает: «А вас не смущает, что я по-русски почти не говорю?» Я ему ответил: «Тренер не обязан хорошо играть, он должен научить». И даже забавно получилось: профессор учит говорить Элизу без акцента, сам еле говоря по-русски.

– А до кого-то из жителей Севастополя донеслось эхо войны?

– В труппе есть заслуженная артистка России Оксана Осипова, это звезда нашего коллектива. Вся ее судьба связана с Киевом: там она родилась, выросла, окончила театральный институт. В Киеве живут ее мама и сын. Она не может уехать из Севастополя, потому что это ее гражданская позиция. Вся ее профессия связана с Россией, она всегда считала себя русской. А к Украине она прикована сердцем. И это пилится сейчас по живому. И невозможность мира между двумя половинами твоей жизни – это, конечно, трагедия. Потому и наш спектакль-концерт, который мы сыграли на гастролях в Москве, называется «Война прошла через тебя».

– Были ли опасения перед началом гастролей? Как вас приняли в столице?

– Опасений особенных не было, потому что наш театр далек от политики. Гоголь и Бернард Шоу, слава богу, не писали про Крым. Нигде никаких «провокаций» мы не устраивали. Если бы сейчас была нормальная обстановка на границе Крыма и Украины, мы бы с удовольствием съездили в Театр Леси Украинки, с которым мы много дружим, к киевскому зрителю, так же, как к московскому. И в Москве приняли нас на ура – зал все дни аплодировал стоя.

– Как сейчас живет ваш театр: сколько спектаклей играете? Нет перебоев с финансированием?

– Мы в меньшей степени юридически почувствовали переход из одной страны в другую, потому что всегда были под Министерством обороны РФ. Сейчас мы будем Федеральным бюджетным учреждением, наконец появится много возможностей. Все это время в составе Украины театр был вынужден идти по очень узкой тропинке из-за своего шаткого положения. Артисты, которые давно стали звездами нашей труппы, так и не получали никаких званий. А сейчас мы наконец вступили в Союз театральных деятелей России. Наконец у наших артистов появится возможность учиться, посещать драматургические семинары, для цехов театральных сколько возможностей!

– Учитывая военную обстановку в ряде украинских территорий, ваш военный театр оказывает ли помощь своим пострадавшим коллегам?

– Военный театр мы только по ведомству, то есть на репертуаре это никак не отражается, идеология никакая не насаждается. Всем беженцам, кто приходил в наш театр, я старался помогать. Но лезть на баррикады театр не имеет права!

– А в чем тогда роль театра? Должен ли театр откликаться на злобу дня?

– Театр всегда занимался исследованием человека. Например, наш спектакль-концерт, который мы сыграли в Москве, сделан не столько на злобу дня, сколько на злобу исторической ситуации. Испокон веков Севастополь известен как город-герой. Наша ценность – и художественная и историческая – это наша память. У меня дядька Сапун-гору штурмовал, а я маленьким в бывших окопах играл на этой горе. Там камень сковырни – а под ним металл. Это гора металла из пуль и оружия, можно себе представить, что там было, какие бои. И ради чего? Самое страшное, что люди позволили собой манипулировать и стравливать себя. Театр от этого оберегает, как бы говоря: остановитесь у этой черты, останьтесь на фундаменте того, что тверже, чем политический дурман, – на фундаменте человеческих ценностей…

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
Читайте также


Читайте также

  • В Эстонии покажут лучшие российские спектакли

    Лучшие спектакли последних сезонов смогут увидеть жители Эстонии в рамках 15-го юбилейного фестиваля «Золотой маски», который пройдет с 18 по 30 октября в Таллине и городах Нарва, Кохтла-Ярве и Силламяэ.  «Фестиваль позволяет нам приобщиться к высокому театральному искусству, увидеть лучшие российские спектакли, дает богатую пищу для чувств и размышлений, - цитирует РИА слова мэра Таллина Михаила Кылварта. ...
  • «Русское слово и тот самый русский дух»

    С 18 по 28 октября Тбилисский государственный русский драматический театр им. Грибоедова покажет спектакли «Холстомер. История лошади» и «Шинель» в четырех российских городах – Казани, Йошкар-Оле, Нижнем Новгороде и Владимире. ...
  • От комикса до «кукольного балета»

    Сергей Безруков и Губернский театр собрали лучшее, что есть сегодня в театре для детей в Москве, Петербурге и десяти городах за пределами двух столиц. В обширной мультижанровой программе «Театрал» рекомендует не пропустить как минимум пять спектаклей. ...
  • В Германии стартовали гастроли Вахтанговского театра

    Накануне вечером, 16 октября, в Германии начались гастроли Театра им. Вахтангова. Труппа представляет постановку Римаса Туминаса «Дядя Ваня» в трех городах страны в рамках программы международного культурного проекта «Русские сезоны». ...
Читайте также