Любовь Тихомирова

«Машиной управляю, как судьбой»

 
За рулем своего «Ленд Ровера» она выглядит такой маленькой, что невольно пугаешься: как справится с управлением? Но Любовь ТИХОМИРОВА, оказывается, именно это ощущение и ценит в машинах больше всего: для нее дорога как поединок, поэтому и машину выбирала она под стать собственному характеру.
– Люба, вы помните свою первую машину?
– Наверное, моя первая в жизни машина была… маршрутка, которую папа водил в Ленинграде. Он профессиональный шофер. А еще и мой прадед был извозчиком…. Так что я потомственный водитель, это вам не хухры-мухры. Сначала у меня была, как у большинства, фиолетовая девятка. Я тогда ходила на курсы вождения, но все эти тренажеры и теория мне мало что давали. Даже показалось в какой-то момент, что вообще никогда не смогу водить. Но вдруг друзья надыбали мне «правильного» инструктора. Кремлевского – ни много ни мало.

– И он вмиг научил?

– Ну, не то что бы вмиг… Первую встречу он назначил мне не в офисе, а в самом центре города, возле шумного проспекта. Прихожу, спрашиваю: где будем тренироваться? Он говорит: «Как где? Здесь. Садись, поехали». А толком водить я еще не умела. Как же мы поедем? Меня охватила оторопь. Дальнейшее помню смутно – очнулась уже за рулем посреди трассы. Это описать невозможно: я еду! У меня получается! Так мы позанимались несколько дней, прорабатывали маршруты. И теперь мне ничего не страшно. Московские дороги с их сложнейшими развязками знаю как свои пять пальцев. – Сейчас учиться водить стало еще проще. Раньше водители знать не знали, что такое автомат и не слышали слов «маршрут построен»… – А я, кстати, не люблю автомат. Я люблю механику. Когда сам управляешь машиной, движением. Возникает чувство полного слияния, контроля над ситуацией. Будто своей судьбой управляешь. А автомат – он, наоборот, словно бы тобой командует. – А для съемок каким образом отбираются машины? – Машина должна соответствовать образу героя… Ее всегда отбирают очень тщательно. Но, кстати, чем чуднее и нелепей машина, тем лучше для кино, но хуже для артиста. Вот снимается у нас старый «Мерседес», весь такой раритетный, огромный. Зритель его непременно заметит. Но внутри эти раритетные машины – тоже раритеты… Например, переключаешь коробку передач, а она остается у тебя в руках. Ну, рухлядь, короче. Не трогаешь лишний раз – поломать боишься. – Многие артисты в таком случае прибегают к помощи дублера… – Зрителя не проведешь. В кадре все видно. Поэтому стараюсь обходиться без дублеров. Например, в сериале «Сестры», где я играю журналистку, которая вообще лихо носится, я все автомобильные сцены отыграла сама. Ах да, я же недорассказала про кремлевского инструктора… На одном из занятий я все-таки въехала в кого-то задом и до прибытия ГАИ инструктор сказал, чтобы мы с ним быстренько поменялись местами. Он сел за руль и всю вину фактически взял на себя. Позже так объяснил свой поступок: вы ученица, я несу за вас ответственность. – Неужели у такой яркой эпатажной девушки никогда не было «понтов» на дороге? – Ну, были-были… Чего уж там… На 25 лет мне подарили зеленый кабриолет, из которого вылетело, помню, двадцать пять шариков – белых и зеленых. Это было очень красиво. И, конечно, я не удержалась и проехалась пару раз по столице с откинутым верхом. На заднем сидении со мной обычно ездил огромный розовый плюшевый медведь (поклонники подарили). Ну, конечно, числа не было шуточкам гаишников: «Ага-ага, все в порядке, пассажир пристегнут…» Но уже после одной такой прогулки розовый медведь стал серым, поскольку я попала в аварию. Не стану вдаваться в подробности – как, кто, кого... Меня крутило и швыряло из стороны в сторону, а я сидела, вцепившись мертвой хваткой обеими руками в руль, и понимала только одно – главное удержаться и не вылететь на дорогу. Не кончена еще моя молодая жизнь. – У вас машина такая огромная. Вам уютно в ней? – Очень уютно. Я вообще люблю большие машины, как ни странно. Я в них чувствую себя защищенной. А вот маленькие…не то чтобы не люблю, но возникает чувство, что не они меня, а я их должна защищать. – Вы говорите, в вашем роду – сплошные извозчики? – С одной стороны – извозчики, с другой – купцы. Все во мне соединилось – я и дело делаю, и еду, не опуская вожжи. Чего и всем желаю!

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Елена Санаева: «Родителям я давала шороху»

    Перед спектаклем «Подслушанное, подсмотренное, незаписанное» за кулисами «Школы современной пьесы» звенели детские голоса. Двое сыновей актрисы Екатерины Директоренко играли с дочкой Светланы Кузяниной, пока обе мамы готовились к выходу на сцену. ...
  • Алексей Франдетти: «Хочу создавать другую реальность»

    Кажется, совсем недавно в Большом театре состоялась премьера «Кандид», а режиссер Алексей Франдетти уже с головой окунулся в новый проект: в Театре наций начались репетиции «Стиляг». В его жизни всё по графику: планы расписаны на два года вперед. ...
  • Римас Туминас: «Никогда не считай себя первым»

    Вечером в пятницу труппа Театра Вахтангова вернулась из Милана, где в рамках проекта «Русские сезоны» представила спектакль «Евгений Онегин». Постановку сыграли дважды (28 и 29 ноября) на сцене театра «Пикколо ди Милано» Джорджо Стрелера. ...
  • Постпенсионный взгляд на предпенсионную реформу

    Поэт когда-то воскликнул: «Времена не выбирают, в них живут и умирают!» Умирать стали очень дисциплинированно, с жизнью сложнее.   Ряды редеют. Что сделаешь – возраст. Прежде вечная проблема бренного людишкинского существования скрашивалась песенной бодростью типа «пока я ходить умею» или «возьмемся за руки друзья». ...
Читайте также