«Я такого кино еще не делал»

Юрий Быков снимает фильм о полете

 
Кинокомпания BAZELEVS Тимура Бекмамбетова и студия «Третий Рим» Евгения Миронова приступили к съемкам фильма-катастрофы «Время первых»
В основу сценария, написанного режиссером фильма Юрием Быковым (в соавторстве с Юрием Коротковым, Ириной Пивоваровой и Сергеем Калужановым), легли реальные события – нештатная ситуация с космонавтом Алексеем Леоновым, когда он первым в истории человечества шагнул в открытый космос. По официальной информации, полет «Восхода-2» завершился благополучным приземлением космонавтов Беляева и Леонова. Но на самом деле почти сразу после старта на борту начались неполадки. Злоключения, преследовавшие экипаж в тот день, много лет оставались засекреченными. Чтобы соблюсти достоверность, создатели фильма постоянно консультируются с Алексеем Леоновым и со специалистами, готовившими тот исторический полет, а также с летчиками-космонавтами и другими техническими экспертами. Но фильм уникален не только жесткой привязкой к месту и времени. Во-первых, для режиссера Юрия Быкова это новый опыт работы в «зрительском» кинематографе. – Я привык работать в арт-хаусе, – подчеркивает режиссер. Во-вторых, в непривычной для себя должности продюсера дебютирует Евгений Миронов. Собственно говоря, он и закрутил весь этот процесс: случайно увидев документальный фильм к юбилею Алексея Архиповича Леонова, Миронов загорелся экранизировать историю его полета и пионерского выхода в открытый космос. – Я тогда подумал, – рассказал Миронов, – странно, что до сих пор никто из режиссеров не ухватился за этот сюжет. И ведь ничего придумывать не нужно – вот конкретный герой, вот его история. Я несколько дней ходил под впечатлением, соображал, как найти людей и деньги для съемок, но сначала нужно было заручиться поддержкой Леонова. В конце концов я набрался смелости и позвонил Алексею Архиповичу. Мы не были знакомы, и потому я робко так представился: «Здравствуйте, говорю, это Евгений Миронов. (В трубке молчание). Актер». – «А! Женька, здорово!» – говорит Леонов, будто мы сто лет знакомы, и я сразу понял, что дело у нас получится. Тимур Бекмамбетов: – Когда Евгений пришел к нам с идеей фильма о том легендарном полете, она сразу показалась интересной, но после встречи с Леоновым, на которой Алексей Архипович в течение шести часов рассказывал историю своей удивительной жизни, стало понятно, что не снять фильм про такого человека просто невозможно, и мы сразу взялись за работу. 18 марта этого года, в день 50-летия выхода Леонова в открытый космос, создатели «Времени первых» выпустили официальный тизер-ролик, тем самым заявив зрителям: поехали! Съемки начались летом. В одном из ангаров на территории бывшего автозавода ЗИЛ построили декорацию КБ и в натуральную величину макет космического корабля «Восход-2». Корреспондент «Театрала» оказался на съемках одной из ключевых сцен: когда конструктор Сергей Павлович Королев (в исполнении Владимира Ильина) демонстрирует космонавтам Алексею Леонову (Евгений Миронов) и Павлу Беляеву (Константин Хабенский) новый летательный аппарат и сообщает, что им предстоит полет с выходом... Спустя пару часов после репетиций и съемок одной и той же сцены, диалоги которой навязчиво врезались в память, режиссер объявил перерыв, и нам удалось пообщаться с главными людьми проекта. Евгений Миронов: – Мне вообще в какой-то степени близка тема космоса. Ведь в детстве мы, мальчишки, все были потрясены полетом Гагарина, и все хотели стать космонавтами. Одно время я тоже мечтал полететь в космос. Но, видите, стал актером, к чему душа лежала больше, и тема космоса вернулась ко мне. Теперь я на некоторое время стал космонавтом: научился двигаться в скафандре, репетирую поведение человека в невесомости. Но мне все же важнее понять душевное состояние человека в этой профессии, как бы так поточнее сказать: что он переживает, что чувствует, как борется со страхом и есть ли у него вообще страх. Леонова много раз просили записать эту историю, написать книгу на этом материале, но он не соглашался. – Соприкоснувшись с материалом, что нового вы узнали для себя? – Я узнал просто шокирующие подробности. Оказывается, этот корабль летел вообще в очень суровом состоянии и нештатных ситуаций могло быть гораздо больше. Чудо, что все так благополучно закончилось. – Для вас сложнее физическая или психологическая подготовка к съемкам? – Это ведь фильм-катастрофа. Очень зрелищный. И мне очень много приходится физически готовиться, тренироваться. Поскольку профессия вообще требует, чтобы я был в форме, я постоянно тренируюсь, но таких нагрузок, которые потребовались при подготовке к этой роли у меня не было никогда. Например, мы снимали эпизод, где я обгоняю машину. И я реально смог выложится на все сто и обогнать автомобиль. Если б не тренировки, не знаю, пришлось бы как-то монтировать, делать несколько дублей, но это не то. Мне личный тренер специально для этих съемок разработал курс упражнений на выносливость. И это невероятно помогает. Я уже снимался в скафандре, и могу вам сказать, что это очень серьезный... не знаю, как назвать даже, не костюм, а серьезное техническое сооружение. Алексей Архипович мне рассказывал, что при подготовке к полету, тренируясь в скафандре, он потерял шесть литров пота. Я не поверил, думал, что он преувеличивает. А когда сам попробовал – понял, что да, нагрузки нешуточные. – Хочу вернуться к жанру фильма. «Катастрофа» сейчас востребована больше, чем, например, «психологическая драма» или какой-то другой жанр? – Молодежь интересует катастрофа – это всегда зрелищно. Драма им пока не интересна, они еще не познали ее в жизни. А мы рассчитываем именно на молодежную аудиторию. Мы потому и совмещаем жанры, потому и делаем 3 D, чтобы наши молодые люди узнали настоящих героев. И кроме того, мы хотим вернуть интерес зрительской аудитории к теме космоса. Ведь сейчас о космосе вообще мало говорят, разве что между делом – кто полетел, кто приземлился. И как-то стерлась романтика этой профессии. Мы по мере своих сил и возможностей хотим ее возродить. – С Леоновым вы часто по роли советуетесь? – Мы обсуждаем, безусловно, и какие-то технические моменты, но меня все же больше интересует его биография. И, разговаривая с Алексеем Архиповичем о жизни, я для себя нащупываю и вытаскиваю какие- то черточки характера, необходимые для роли. – Из общения с Леоновым как вам показалось – есть ли у него сожаление, что не он стал космонавтом номер один? – Он стал по-своему «номер один» – первым вышел в космос. Знаете, ведь космический аппарат, на котором полетел Гагарин, был небольшой, в нем мог поместиться человек ростом не выше 170 сантиметров. А у Леонова рост 174 сантиметра, так что он просто физически не имел перспектив. Но его время пришло чуть позже. А если честно, на эту тему – кто должен был стать первым, – мы с ним не разговаривали. – По фильму у вас с Константином Хабенским настоящий экипаж. Удалось ли найти такое же взаимопонимание и в жизни, вы ведь впервые работаете вместе? – Да, это наш первый проект, мы действительно никогда раньше не работали вместе. Могу сказать, что тема нас захватила, и мы часто созваниваемся, если Константин что-то новое вычитал про Павла Беляева –звонит мне, рассказывает, и этот постоянный процесс общения добавляет красок и в характеры наших героев и нам помогает лучше понять друг друга. Константин Хабенский: – Наша история связана не только с космосом, но и с преодолением человеком собственных возможностей. А это интересно всегда, в каком бы направлении оно не происходило. ...Для понимания образа Беляева мне очень пригодились мемуары и воспоминания о нем участников первого отряда. Но это лишь отправная точка, теперь нам с режиссером предстоит решить, на каких свидетельствах стоит делать акцент, а что нужно будет додумать. Юрий Быков, кинорежиссер: – Алексей Леонов хотя бы раз приезжал на съемочную площадку? – Нет, не приезжал. Ему 81 год, я думаю, что это утомительно и не нужно присутствовать. Правильнее будет ему первому показать конечный результат. Мы с ним обсуждали историю, и много всего переговорили в деталях. И с точки зрения правды или неправды он для себя ничего нового на экране не увидит. А как создание картины происходит – это кулуарный процесс. Мы занимаемся своей профессией. С ним все сопоставили, сверили и пошли в плавание. – Чем лично вас, режиссера авторского кино, зацепила эта история? – Я такого кино еще не делал, и отношение к материалу – особое и мне он приятен с точки зрения человеческой и эмоциональной. Сказать, что я хочу стать режиссером блокбастеров – нет, не хочу. Но в той системе координат, в которой мы сейчас находимся, делать авторское кино очень трудно. Точнее – непродуктивно с точки зрения финансов. Я могу сидеть годами на бобах и ждать, что мне упадет в руки артхаусный проект. Но мне все же важнее заниматься профессией и делать это в компании людей приятных и очень талантливых. Конечно, «Время первых» – история зрительская, здесь нет провокаций, которые были у меня в предыдущих картинах, эта история широкоэкранная, без грязного белья. В широкоэкранной истории есть определенные зрительские ограничения. В масштабах таких личностей и таких историй грязное белье не вытаскивают наружу. Все-таки это кино, которое должно вдохновлять зрителя, воодушевлять точнее. Поэтому здесь я делаю в хорошем смысле, если можно так сказать, пропагандистскую картину. Задача – показать героя со своими внутренними сложностями и сложностями конкретной ситуации. Но это все же не психологически-парадоксальная философская документалистика. Американцы же верят, что летали на Луну... А мы верим в наших героев. – У вас много документального материала? Это помогает в работе или, наоборот, держит художника в определенных рамках? – Много документалистики, очень много. Я не буду сейчас перечислять все моменты, но многие диалоги, особенно те, что касаются полета, это практически стенограмма, так по крайней мере со слов Леонова. Точно восстановлен период жизни в предполетный период в Звездном городке. Эта история – правда, но художественная правда. Создать компактную картину – это предполагает вязание определенных художественно-драматических узлов. И мы это делаем. Мы не можем слагать историю именно в том виде, как она была один к одному, потому что это будет огромное количество несвязанных между собою фактов. Здесь необходимо взять и скомпоновать сценарий таким образом, чтобы это было действительно о том, о чем с нашей точки зрения стоит сегодня говорить. Помните, как у Даниила Храбровицкого в «Укрощении огня» сказано: «Это не летопись и не протокол, это то, что уже предано истории». «Время первых» полностью снимают на стереокамеру. Этот сложный технический монстр нависает над головами актеров, угрожающе лавирует, заставляя постоянно быть начеку, чтобы порой не удариться об него. Говорят, пару раз этот «монстр» выходил из строя – что-то в его железном хребте переломилось из-за смещения центра тяжести. Голливудскую команду стереографов на проекте возглавляет Джош Фриттс, работавший над фильмами «Новый Человек-паук», «Планета обезьян: Революция», «Сталинград». Джош Фриттс: – С работой с российской командой я знаком благодаря проекту «Сталинград». И когда получил приглашение на «Время первых», охотно согласился сотрудничать. Мне нравится в России. У меня жена русская. – Есть ли разница в работе с голливудскими и с российскими коллегами? – В России больше души вкладывают в работу, а в Голливуде более автоматизирована индустрия, там все четко отлажено. И я не могу знать, что из этих двух составляющих больше влияет на качество фильма. Юрий Быков сказал, что у нас на площадке каждый является художником, творцом, и это правда, я именно так себя ощущаю. Мне предстоит на своем профессиональном уровне, с помощью 3D-камеры выстроить мосты, которые приведут нас в космос. Самый захватывающий космический блок мы планируем снимать осенью, а пока идет другая работа, но не менее интересная. Техника требует очень осторожного обращения, моя камера как неукротимое животное, к которому нужно знать подход, уважать. – До момента работы над фильмом «Время первых» вы знали что-то о российских космонавтах? – Я знал, кто такой Гагарин. А Леонова близко не знал, но имя слышал. Теперь вот узнал и потрясен его историей. – Как, по-вашему, действительно ли Нил Армстронг был на Луне? – Сплетен вокруг множество. Я верю в то, что это на самом деле было так.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Дылду» выдвинули на престижную премию

    Фильм Кантемира Балагова «Дылда» выдвинули на соискание премии Киноакадемии Азиатско-Тихоокеанского региона (Asia Pacific Screen Awards) в нескольких номинациях. Об этом в среду сообщает пресс-служба кинокомпании «Нон-стоп Продакшн». ...
  • «Дылду» приняли на «Оскар»

    Американская академия кинематографических искусств и наук приняла заявку на участие в борьбе за премию «Оскар» фильма «Дылда» российского режиссера Кантемира Балагова. Об этом говорится в заявлении, опубликованном на сайте академии. ...
  • Константин Богомолов сыграет в фильме Федора Бондарчука

    Режиссер Федор Бондарчук приступил к съемкам сериала «Псих» по сценарию своей супруги актрисы Паулины Андреевой, одну из главных ролей сыграет режиссер Константин Богомолов. «7 октября начались съемки драмы «Псих» – первого сериала в режиссерской биографии Федора Бондарчука. ...
  • Отреставрированную версию «Войны и мира» покажут на большом экране

    Журнал «Искусство кино» и киностудия «Мосфильм» представят в Москве и Петербурге премьерные показы отреставрированной версии фильма Сергея Бондарчука «Война и мир» (1967).   Работа над киноэпопеей по роману Льва Толстого «Война и мир» продолжалась семь лет. ...
Читайте также