Недоношенная обезьяна

«Ричард III», Пермский Театр-Театр

 
В Перми шекспировскую хронику поставил молодой и очень разноплановый постановщик Андреас Мерц-Райков – немецкий режиссер, работающий много в России, пытающийся – быть может, запоздало – работать в преображенной временем эстетике и театральной этике Бертольта Брехта. Андреас впервые в Перми получил большую площадку, и это доверие оказалось оправдано: в большой форме Мерцу есть куда развернуться.
Это большеформатный визуальный театр с крупными актерскими работами, в котором хроника Шекспира оказывается укором, рифмой к современным политическим системам. Брехт помогает обнаружить в Шекспире актуальное звучание, масштаб, соразмерный не вечности, а дню сегодняшнему. В предыдущей работе для Театра-Театра Андреас Мерц ставил «Согласный / Несогласный» Брехта, где решал вопрос, как у очень хороших, светлых и настроенных на добро людей зарождается зло. Где та точка невозврата, когда разворачивание механизма зла уже неостановимо. Брехт верил в пьесу как имитацию исторического процесса, в драматическую конструкцию, где в сжатой, обозримой форме можно постигать порядок вещей, причинно-следственную связь.

Точно таким же исследованием механизма зла оказывается спектакль по Шекспиру. Ричард Глостер – бездарный, серый, неуверенный в себе монарх. Его слабость наглядна и очевидна – на афише спектакля кабан в жабо. Но очевидно и то колоссальное влияние, которое оказывает Ричард III на аудиторию. Об этом пишет и Андреас в программке: зритель, пришедший в театр развлекаться, постепенно понимает, что сам стал жертвой маньяка, что все убийства и насилия, попрание исключительной человеческой природы происходит и с его, зрителя, молчаливого согласия.
Этот механизм покорности злу оказывается визуализирован на сцене. Жестоким образом убит Клэранс (Дмитрий Васёв), уничтожен Эдвард (Илья Линович) – реакция среды минимальна. По покатому подиуму сцены скатываются трупы к авансцене, а находящаяся наверху сбившаяся в стайку знать просто застывает на время, взирая завороженно и благоговейно на убийцу и ожидая нового удара: кого еще выхватит из толпы механический кулак бездарного и безалаберного бича божьего.

Зло, которое можно распознать и обезоружить, поддерживается обществом, легимитизируется. (Вспомним истинное название пьесы Брехта «Карьера Артура Уи» – карьера, которую не смогли остановить.) Тот, кто посягает на власть, кто поднял палку, пользуется безграничным доверием общества, согласно формуле, которая поименована Стокгольмским синдромом. Когда толпа бездействует, действует только один человек – Ричард, возвышающийся над внушаемым большинством как мясник, окруженный кровавыми тенями и мрачной музыкой Генри Перселла.

Ричарду не стоит огромных трудов забивать людей – они как жертвы готовы к расправе, готовы отдать свою свободу узурпатору. Мир наивен, раскинулся как жертва. Жажда умереть сродни сексуальному желанию. Ричард только касается Леди Анны рукою – и Леди Анна (Ирина Максимкина) тут же сама умирает, обвисает. Каким бы ни было насилие и орудие насилия, всё в конечном итоге решают люди, склонные искать этому насилию какое-либо оправдание, принимающие его как (историческую) необходимость. Каким бы уродом не был Ричард III, его тираном делает среда, прощающая порок венценосному монарху, поставляющая очередных жертв вампиру-дракону.
У премьера пермского театра Михаила Чуднова Ричард Глостер вышел ролью незаурядной. Ричард лишен магического и мистического ореола – ничем не способен он внешне, голосово или интонационно зацепить партнера. Говорит: «Я так уродлив, так увечен», – и вызывает только дежурное сочувствие, потому что говорит эту фразу как жалующийся человек, гадкий в своей неполноценности, ущербности. Но эта неполноценность – не физическая, а внутренняя: Ричард III словно не довоплотился в бытии, словно еще не рожден или недоразвит. Ницше где-то сравнивает человека с недоношенной обезьяной – Михаил Чуднов играет Ричарда где-то рядом с этим образом. Инвалидность внутреннего свойства, выражающаяся в мелкости пластики, негромкой, прерывистой, смущающейся речи, словах, произнесенных таким образом, словно Ричард выпрашивает реакцию у зрителя. Герой словно не может довоплотиться, совпасть с собой, обрести уверенность хоть в чем-нибудь. Горб, хромая нога были бы определенными атрибутами конкретной брутальной телесности: но этот Ричард III бледен и немочен, как рожденный в пробирке гомункулус, заморыш; как человек, который не вполне владеет своим телом. Когда приходит время Ричарду III надеть приличествующие мужчине, королю доспехи, латы будут висеть на теле тщедушного короля как обгоревшая, отслаивающаяся кожа. И штаны носить не умеет – волочатся за ним, и корона словно не его, спадает. В исполнении Михаила Чуднова Ричард III – не английский монарх, а Король Убю, случайно получивший власть.

В своих контактах с обществом Ричард III ищет любой поддержки своим действиям. Заглядывает в глаза, чтобы получить одобрение, или, наоборот, скользит по глазам подданных, чтобы увидеть в их взоре подвох или осуждение, как нашкодившая собака. И сопротивления не находит. Когда говорит речь, направляет ее внутрь себя, словно бы себя, прежде всего, убеждает в том, что сказано. Завирается, вешает слова как вериги. Неуверенность – это его конек, который станет в дальнейшем как бы внутренним оправданием своего кровавого поведения. Неуверенность речи и психофизики Ричарда III подтверждается тонкой борьбой артиста с самим собой, словно бы актерский организм Чуднова постоянно борется с телом и речевым аппаратом, который «сбоит», проявляет себя неожиданно и странно. Ричард III – человек шизоидного типа. Убийства совершаются словно случайно, «от неуверенности в завтрашнем дне», неловко, робко, словно, убивая, Ричард III как бы довоплощает себя в бытии, доутверждает. Одно из убийств завершается характерным актом самоуничижения: Ричард III, встав в соответствующую позицию поломойки, затирает за собой пролитую кровь.

В молчании, безропотности толпы Ричард III утверждается в правильности своих действий. И даже, скорее всего, думает, что его убийственная политика является социальным заказом. Сам не обладая никакими магическими свойствами, он твердо знает, что магической является сама власть и (любой) человек во власти – паук парализует страхом.

Ричард знает, как использовать двуличную природу людей. Его наперсник Рэтклиф (Александр Сизиков) участвует в зверствах Ричарда, как говорится, «не в службу, а в дружбу»: мучает явно со сладострастием, наслаждается видами униженного и изувеченного человеческого тела, готов на все, потому что ожесточен на весь мир. Такой человек очень нужен монарху – будет бежать впереди паровоза. Герцога Бакингема, выполняющего в спектакле Андреаса Мерца роль этакого политтехнолога при Ричарде, конструктора властной вертикали, играет Наталья Макарова, и эта перверсивность, гендерный перевертыш точно так же нужны Ричарду как человеческая аномалия с отсутствующим понятием нормы, со смещенным сознанием.
Что еще может остановить тирана-мясника? Он сам, когда теряет чувство опасности. Когда неуверенность, которой всё словно оправдывается, становится крепкой уверенностью. Нецельность вдруг обретает кривую, косую, но монолитность, цельность. Но еще Ричарда III могут уязвить и женщины. Лидия Аникеева в роли королевы-матери Елизаветы укоряет Ричарда моральной проповедью: поставленная Мерцом мизансцена словно сошла с подмостков классицистского старого театра, с нормативностью и увещеваниями, мелодией речи, мелодекламационным эффектом. И перед своей смертью Леди Анна тоже уязвляет Ричарда – сокрушает уродца эффектной телесностью, дерзкой, бесстрашной красотой, тонкостью манер, ядовитым артистизмом и – главное – уверенностью, тем, чего так не достает монарху. Так – увы, на самой кромочке своей смерти – реальность побеждает голографию, оригинал – копию.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Театр кукол им. Образцова просит о помощи

    В редакцию «Театрала» поступило письмо от коллектива Театра кукол им. Образцова: - Дорогие друзья, 12 июня в 14.30, в День России, куклы Театра Образцова вместе с коллективом выходят на улицу. Под символом нашего театра, под знаменитыми часами мы собираемся записать театрализованное обращение на горячую линию президента. ...
  • «Это назначение грозит гибелью»

    В День России, 12 июня, коллектив Центрального театра кукол им. Образцова вышел на улицу, чтобы выразить своего рода протест против назначения заместителем директора ГЦТК Юрия Шерлинга, из-за которого, по, словам артистов, в театре сложилась «нездоровая обстановка», обусловленная «угрозами увольнения» и «обвинениями в некомпетентности». ...
  • Умер Франко Дзеффирелли

    Итальянский режиссер Франко Дзеффирелли ушел из жизни в возрасте 96 лет. Об этом сообщил мэр Флоренции Дарио Нарделла. «Я хотел, чтобы этот день никогда не наступил, – написал Нарделла в своем блоге в Twitter. – Франко Дзеффирели ушел сегодня утром». ...
  • Юрий Шерлинг уволен из Театра им. Образцова

    Заместитель директора Театра кукол им. Образцова Юрий Шерлинг был уволен днем в пятницу, 14 июня. Приказ о его увольнении подписал директор театра Владимир Бакулев.   «Я рассмотрел обращение коллектива и, разобравшись по существу высказанных претензий к первому заму, прекратил действие трудового договора с Юрием Борисовичем Шерлингом», – цитирует РИА слова директора театра. ...
Читайте также


Читайте также

  • Театр Марка Розовского едет в Авиньон

     С 5 по 28 июля в рамках внеконкурсной программы Авиньонского театрального фестиваля театр «У Никитских ворот» представит спектакль «Папа, мама, я и Сталин», поставленный по автобиографической повести художественным руководителем театра Марком Розовским. ...
  • Молодые силы

    Летний фестиваль губернских театров «Фабрика Станиславского» инициирован московским Губернским театром – тем, что шесть лет назад возник в Кузьминках под художественным руководством Сергея Безрукова. Как понятно из названия, фестиваль привозит в столицу работы из провинции, делая акцент на традициях русской психологической школы в актерской игре. ...
  • Новосибирский театр оперы и балета выступит в Будапеште

    Балетная труппа Новосибирского театра оперы и балета открывает гастроли в Будапеште. В рамках Летнего фестиваля, который ежегодно проходит в столице Венгрии, сибирские танцовщики представят балет Адольфа Адана «Жизель, или Вилисы» в хореографической редакции Никиты Долгушина, информирует пресс-служба Министерства культуры. ...
  • Театр Образцова отправляется в Берлин

    Театр кукол им. Образцова 21 и 22 июня выступит в Берлине. Показы пройдут в рамках проекта «Русские сезоны» в Германии. «Коллектив представит один из своих самых популярных спектаклей «Необыкновенный концерт». ...
Читайте также