«Золотая Маска»: итог или продолжение?

 
Пресс-служба СТД РФ на днях сообщила, что программа развития премии и фестиваля «Золотая Маска» должна быть готова и предложена для обсуждения культурной общественности к осени. В комментарии информагентству ТАСС Председатель СТД Александр Калягин сказал: «Сегодня почти сформирована рабочая группа, которая должна будет нам представить программу развития премии и фестиваля "Золотая Маска" к осени, после чего она будет представлена для широкого обсуждения общественности».
Между тем театральные деятели России продолжают обсуждать ситуацию с премией и фестивалем. Ряд авторитетных мнений «Театрал» в очередной раз предлагает своим читателям.
 
Виктор Лапухин, Министр культуры Омской области 

На наш взгляд, Национальный театральный фестиваль «Золотая маска» – главный театральный фестиваль в России. Фестиваль каждый год собирает самые лучшие, самые значительные, самые интересные постановки по всей стране. «Золотая маска» объединяет существующие отдельно друг от друга (в силу расстояний между нашими городами) театры в единое театральное пространство, в единое сообщество. 
 
Фестиваль «Золотая маска» сохраняет и развивает лучшие традиции российского театра, выявляет яркие театральные работы в различных жанрах. 
 
Фестиваль определяет тенденции развития современного театрального искусства.
 
Фестиваль создает условия для творческого обмена, выявляет талантливых режиссеров,  актеров, художников.
 
Фестиваль, помимо статуса, дает театрам вектор, направление, куда нужно двигаться, куда стремиться.  Получение премии «Золотая маска» это не только повод для гордости, но и мотивация театральных коллективов «не уронить планку», стремиться к новым достижениям, не оставаться равнодушным, быть творчески неспокойным.
 
Фестиваль привлекает в региональные театры профессиональных театроведов, театральных критиков, которых, как известно, очень мало в провинции. Значение профессиональной оценки творчества, критики трудно переоценить. Помимо признания публики, это один из самых важных стимулов для развития театра.
 
Фестиваль расширяет культурный кругозор и помогает нам увидеть картину современного театрального пространства во всем его многообразии.
Фестиваль известен и как организатор многих специальных программ и проектов. Коллектив «Золотой маски» не останавливается на достигнутом. Новые проекты – такие как «Золотая маска» в кино», «Институт театра», внеконкурсная программа «Маска Плюс», «Детский Weekend» и многие другие позволяют находить новые формы сотрудничества с театрами, новые формы работы со зрителем и театральными деятелями, заниматься просвещением и образованием театральной молодежи.
 
Фестиваль уделяет огромное внимание гастрольной политике, организуя приезд театров-участников «Золотой маски» в различные регионы нашей страны. «Золотая маска в городах России» – уникальный проект, который дает возможность зрителям самых разных регионов познакомиться с творчеством ведущих театральных коллективов столицы и провинции. Воспитывает вкус, понимание нового театрального языка, привлекает внимание публики к театру как общественному институту.
 
«Золотая маска» в провинции выполняет нужную, благородную, просветительскую миссию.
 
Проведение «Золотой маски» в Омске – всегда событие, праздник для города и области. 
 
За много месяцев вперед зрители, а Омск город театральный, проявляют колоссальный интерес, звонят в театр, узнают, в какие сроки будет проходить «Золотая маска» в Омске и в Таре, какие спектакли привезут. Омичи ценят уникальную возможность увидеть лучшие российские спектакли, не выезжая из родного города. Более того, часто приходилось слышать, что в Москве на эти же спектакли просто невозможно было попасть.
 
Фестиваль – праздник и для нашего театра, праздник для омских актеров, которые имеют уникальную возможность увидеть лучшие российские спектакли в постановке мэтров режиссуры, блестящие актерские работы, уловить новые тенденции в развитии современного театра. Фестиваль способствует развитию творческих контактов, зарождению интересных идей и новых проектов, дарит незабываемые актерские и режиссерские встречи.
 
Владимир Досаев, директор челябинского Театра оперы и балета
 
«Тангейзер» стал катализатором ряда событий в театральной жизни страны. В том числе и во взаимоотношениях между Министерством культуры и фестивалем «Золотая маска».  Первый заместитель Министра культуры РФ Владимир Аристархов выдвинул ряд обвинений в адрес  Национальной театральной премии «Золотая Маска».  Не видя полного текста его выступления, вынужден обращать внимание на выдержки из его речи, где он даже не называет прямо название фестиваля, а говорит о «неком театральном фестивале, который системно поддерживает постановки, которые противоречат нравственным нормам и т.д.». Естественно возникает вопрос: это личное мнение г-на Аристархова или позиция Министерства культуры, которое решило таким образом узнать отношение  театральных деятелей и общественности к данному проекту. В любом случае это вызывает недоумение. В результате большинство известных театральных деятелей, так или иначе, встало на защиту фестиваля, а официальная позиция Министерства так и не озвучена.
 
Национальный театральный фестиваль и премия «Золотая маска» создавался как главный фестиваль страны, объединяющий театральное сообщество России, столичные и региональные театры, выявляющий новые направления в развитии театрального искусства, дающий вектор для развития театра на ближайшие годы. Выполнил ли фестиваль основные задачи, стоящие перед ним? Считаю, что да! Он не только стал главным событием театральной жизни страны, но и «прирос» целым рядом проектов: от выездных фестивалей лучших спектаклей по стране и за рубежом, до показа в рамках фестиваля спектаклей по тем или иным причинам не попавших в основной конкурс. Очень важным для продвижения российского искусства  является приезд директоров фестивалей  и специалистов театра со всего мира. Особая благодарность четкой работе фестивального штаба в независимости от ротации его сотрудников.
 
Можно ли критиковать работу фестиваля «Золотая маска»? Да! Но ровно настолько, насколько можно критиковать любой конкурсный фестиваль! Вряд ли найдется хоть один коллектив или художественный лидер, который будет согласен с решением жюри в случае, когда спектакль не получил ни одного приза. К сожалению, такова данность и ее не изменишь. Да, руководство фестиваля меняет каждый год состав экспертного совета и состав жюри, но их состав достаточно ограничен. Мало кто может себе позволить ездить по стране в течение года или на финальной части целый месяц находиться в Москве. Что делать – не знаю! В свое время из за постоянных претензий театров на фестивале «Театр без границ» я был вынужден собирать международное жюри – все вопросы исчезли. Вряд ли это выход для национальной премии – но, конечно, это главная проблема. В любом случае, нужен диалог для дальнейшего развития, обсуждение существующих проблем, а не конфронтация!
 
Создание нового фестиваля взамен существующего ничего не даст, проблемы просто перетекут из одного в другой. «Золотая маска» это уже состоявшийся бренд не только в России, но и во всем мире и к нему нужно относиться соответственно как к бренду всей страны!
 
Александра Юркова, директор Омского государственного драматического «Пятого театра»
 
«Золотая маска» – это 20-летняя история, сотни новых имен, открытий, авторитет в стране и в мире. Сложно представить, что можно отказаться от проекта, который дает колоссальный стимул для развития театрального искусства в России. Это значит «свернуть» дискуссию в культурных кругах, оставить театры регионов без возможности заявить о себе на национальном уровне, закрыться от нового опыта.
 
«Пятый театр» дважды принимал участие в фестивале, и наше общение с организаторами и экспертами форума всегда было профессиональным и лишенным субъективного подхода. И то, что решения «Золотой маски» рождают дискуссии, споры – это нормально, по-другому и не может быть. Как иначе анализировать театральный процесс в стране, работать над поиском критериев для оценки художественного произведения?
 
Я думаю, что организаторы и эксперты фестиваля готовы воспринимать конструктивную критику, но меньше всего хотелось бы, чтобы она перерастала в огульные обвинения. Нельзя забывать, что проект – это результат интеллектуальной работы профессионалов, творческих людей, пользующихся уважением коллег. Надо понять, имеем ли право ограничить программу фестиваля какими-либо жесткими идеологическими рамками. Ведь, возможно, от этого мы потеряем гораздо больше, чем приобретем.
 
Олег Рыбкин, главный режиссер красноярского Театра драмы им. А. С. Пушкина, арт-директор фестиваля современной драматургии «ДНК»
 
Я уверен, что «Золотая маска» на сегодняшний день является наиболее важным проектом, объединяющим театральное пространство страны. Возможность участия в общенациональном фестивале для региональных театров трудно переоценить. Созданная за годы работы устойчивая структура «Золотой Маски» обеспечивает реальный охват всего многообразия стилей и жанров театрального искусства, фиксирует тенденции его развития. современного театрального искусства, повторюсь, но всем едином и неделимом пространстве отечественного театра. 
 
Я считаю очень правильным появление такого понятия как «длинный список», где отмечаются спектакли, не вошедшие в конкурсную афишу, но  находящиеся в сфере внимания экспертов. Для театров региональных, учитывая давно сложившийся авторитет «Золотой маски», это важный и стимулирующий фактор дальнейшего творческого роста.
 
Конечно, некоторые коррективы требуются. Например, нужно как-то более внятно, если это возможно, определить критерии номинации «Эксперимент».
Будучи членом Жюри, я помню, как мы разрывались между желанием отметить социально значимые спектакли (сделанные с людьми с ограниченными возможностями, например) и постановки, где размываются границы между различными видами искусства, достаточно радикальные театральные высказывания.
 
Важно отметить, что проводимая «Золотой маской» региональная политика является очень успешным проявлением единства российского театра. Хотелось бы только пожелать, чтобы совместно с СТД можно было бы выделять гранты для молодых режиссеров региональных театров для возможности их присутствия на фестивале «Золотая маска» и просмотра лучших спектаклей. Думаю, что подобное участие в важнейшем событии театральной жизни страны заметно обогатило бы молодых творчески и способствовало их профессиональному росту и укреплению межтеатральных  связей.
 
Николай Песочинский, кандидат искусствоведения, доцент, проректор по учебной работе Санкт-Петербургской государственной академии театрального искусства, член жюри «Золотой маски» 2009, 2012, 2015 гг.   
 
Во всех странах с серьёзной театральной традицией есть ежегодные общенациональные профессиональные театральные премии –  «Фауст» в Германии, Премия Мольера во Франции, Премия Оливье в Великобритании,  “Le Maschere” («Маски») в Италии, “Tony” (бродвейская), “Obie”, (внебродвейская), “Drama League Award”, “Drama Desk Award” (общие) в США и так далее... Значит, всем это кажется важным: отмечать достижения, которые кажутся  театральному сообществу принципиальными. Почему такой премии не быть в России? «Золотая маска» находится в том же ряду. Национальная театральная премия явно нужна.  Как теперь принято это называть, «экспертное сообщество» публично демонстрирует признание тех тенденций, которые считает важными, влияет на формирование системы ценностей у зрителей, у журналистов, у студентов, у коллег.   
 
Я был членом жюри «Маски» трижды, с перерывами в три года. Во-первых, я должен объявить (и я прошу поверить мне тех, кто мне может поверить): на меня никогда никто не давил, со мной никто никогда ни о чём не договаривался. Я всегда голосовал так, как хотел. Никогда не было договоренностей жюри о едином мнении. На обсуждениях, включая финальное, перед голосованием, были разные точки зрения, были несовпадения, споры, и в итоге голосование.  На церемонии награждения для меня, как и для коллег по жюри, бывали неожиданности, объясняемые законами тайного голосования.  Я считаю, что процедура работы премии совершенно нормальная.
 
Мне не стыдно ни за одно решение, принятое тремя жюри, в которых я работал, ни по одной номинации. Да, можно было наградить и то, что было голосованием награждено, и другое, что осталось в шорт-листе и за что голосовал лично я. Но я понимаю выбор большинства. Он всегда был обоснованным и профессиональным. Даже если я голосовал за другое, я могу объяснить выбор коллег, я их понимаю, я их позицию уважаю. История всё ставит на свои места. Режиссеры, артисты, художники, награжденные «Золотыми масками» десять-пятнадцать лет назад, и впоследствии доказали, что награды получили заслуженно. Вот, один пример профессиональной зоркости экспертов и жюри: режиссер Юрий Бутусов получил премию за свой дипломный спектакль, перенесенный в профессиональный театр... К сожалению, в каждой номинации премия одна. В нашей нынешней богатой театральной жизни достойных претендентов больше, чем премий. Почти всегда хочется наградить и этих, и ещё тех. Сама номинация на премию, участие в фестивале, по-моему, очень важные свидетельства признания. Номинации дают спектр лидерства, разнообразие направлений, а выбор одного победителя – это совпадение разных подходов.  
 
Нет сомнения, что по отношению к произведению искусства не бывает одинаковых оценок любых явлений. С ближайшими, кажется, друзьями и единомышленниками в одном полностью сходишься, в другом споришь. По поводу относительности восприятия и мотивации оценок во многих науках, в герменевтике, в пост-структурализме, в теориях коммуникации всё детально исследовано... Иногда мелочи в «багаже», в системе ценностей, в критериях воспринимающего играют решающую роль. Да, у каждого человека есть свой вкус, свой пафос, понимание важности явлений и тенденций, есть чувства, но ведь у всех они разные. В итоге, получает признание то, в чём совпадают разные люди, разные позиции. Публичная оценка всегда дело компромисса.
Приходится относиться к этому спокойно, с пониманием. Иначе не бывает в любом обсуждении, при любом составе жюри. Выбирается то, на что накладываются поля многих восприятий, что приемлемо и для одного, и для другого, и для большинства тех, кто награды обсуждает. В «Маске» экспертов много, и выдвижение спектаклей обсуждается подробно. И состав экспертов, и состав жюри меняется. Важно, что в каждом составе жюри полтора десятка человек, разных по профессиям, по поколениям. Действительно, разных. Ну, никак не могу я согласиться с тем обвинением, что в жюри «Маски» представлен определенный клан. Я работал с людьми ни в какой «клан» со мной не входящими – с А.Б. Покровской, с Б.Н. Любимовым, с Т.Н. Тихоновец, с А.В. Бартошевичем, с Р. Туминасом, А. Песеговым, Е. Марчелли, З. Марголиным – ну какой тут один клан, ей-богу... Если посмотреть списки жюри за все годы, мы находим там критиков разных убеждений, режиссеров и педагогов, методы которых совершенно не совпадают. Есть коллеги, которых не звали работать в жюри, и они обижаются. Но может быть, кто-то из них как раз постоянно демонстрировал публично свою зависимость от каких-то коллективов и организаций, творческих или государственных, и этого хотелось избежать ради максимальной независимости жюри... 
 
Нынешние нападки на «Золотую маску» объясняются именно независимостью премии, как раз её независимостью от амбициозных театров, от профессиональных кланов и организаций. Всё это в русле попыток ввести нормативы границ интерпретации, продиктовать баланс мрачных и позитивных тем в искусстве, назначить предпремьерные художественные советы для запрета спектаклей, которые могли бы не прийтись по вкусу каким-то гипотетическим социальным группам, ежели они вдруг посетят театр, прописать примат неких «традиционных ценностей» в искусстве... (Кстати, живая традиция всегда находится во взаимодействии с новаторством, каждая традиция формируется из новаторства по отношению к предыдущей традиции, и  декларирование этих «традиций» требовало бы специальной профессиональной подготовки).  Кто-то хочет контролировать «Золотую маску», так же как хочет закрыть Театр.doc, прекратить финансирование театральных журналов, ввести идеологический контроль в искусстве. Как историк отечественного театра ХХ века, я вижу параллели нынешней ситуации с тем процессом, в котором 1920-е годы, давшие несомненные художественные открытия, превращались с помощью цензуры, единоначального контроля, нормативной эстетики в угасающие и блеклые 1930-е, наполненные мнимым идейным «единством» и постепенной деградацией культуры. Там были Сталинские премии...  
 
Яна Сексте, актриса
 
Мне кажется, бессмысленно рассуждать о значимости «Золотой Маски», поскольку эта значимость доказана всеми годами существования фестиваля и премии. Да, афиша фестиваля и выбор лауреатов могут нравиться или нет, вызывать споры. Но это же нормально. Лично у меня работа сотрудников и экспертов Маски вызывает восхищение и уважение. Мне даже представить трудно, как можно посмотреть такое грандиозное количество спектаклей и потом технически организовать фестиваль. А самое главное, что ты на этом фестивале видишь всю театральную Россию. Не только Москва и Петербург, а дальше – тишина. И я безумно благодарна тем людям, который открывают нам этот театральный айсберг, скрытый под водой, о существовании которого мы иногда даже и не подозревали. К тому же лучшие спектакли можно увидеть не только в Москве во время проведения ежегодного фестиваля, но и потом в регионах России и в ближнем зарубежье, благодаря спецпроектам «Золотой Маски». Моя мама, например, живет в Риге и всегда ждет этих фестивальных спектаклях, утверждая, что они отмечены «знаком качества».
 
Что же касается нынешней критики «Золотой Маски», в том числе и со стороны замминистра культуры, я бы охарактеризовала ее одной фразой: «воинствующее невежество». По-другому я эту ситуацию оценить не могу. Легче всего осудить то, чего ты порой и не видел. То, что не понял, прежде всего в силу своей ненасмотренности, существования вне контекста современного театра. И тут же навесить ярлыки: «чуждые нам ценности» и прочее. Хоть бы формулировки поменяли, что ли. И мне сразу хочется задать вопрос: а кто такие эти «мы»?
 
Столько раз уже наша страна проходила подобный виток. Я, честно говоря, просто не думала, что все это так быстро вернется. Казалось, что уж мое-то поколение это «промахнет». Нет, не удалось, и это пугает. И еще стыдно за тех людей, которые оперируют подобными формулировками и навешивают ярлыки. Так хочется услышать, что все это, как сегодня говорят, «фейк».
Любое искусство – это всегда территория свободы. И зрительской в том числе. У зрителя есть потрясающее право, которого у него никто не может отнять: не нравится – не смотри, не хочешь – не ходи. Это же так просто.
А «Золотой Маске» я желаю сил и терпения. Закрывать ее или переформатировать, я считаю, нечестно по отношению к тем людям, которые делают эту премию и фестиваль для российской театральной истории. Мне вообще кажется, что они-то войдут в историю, а вот «критики Латунские» нет, или со знаком «минус».
 
Марфа Горвиц, режиссер
 
Честно говоря, абсурден сам факт того, что приходится объяснять, чем «Золотая Маска» полезна и хороша. Если государственные чиновники не доверяют Национальной премии, осуждают ее как опасную для общества, значит, это сигнал, что само общество нездорово. Обвинять «Маску в русофобии, как и бороться с русофобией – это начало фашизма и план по очистке нации от всего  «опасного и нехорошего». История это уже проходила... Особенно расстраивает то, как извне пытаются расколоть театральное сообщество разговорами о «нравственности». А это ведь личное дело каждого, понимаете?
 
Говорить и спорить надо только о профессионализме.
И, пожалуйста, перестаньте сталкивать лбами «мастеров сцены», требуя от них «занять нравственную позицию». Это требование само по себе безнравственно.
 
В здоровом обществе нет страха и цветут все цветы, что и отображала нынешняя демократичная свободная «Золотая Маска». В общем, оставьте, пожалуйста, «Маску» свободной, не начинайте этот бредовый повтор не самых ярких исторических событий.
 
Сделали ли меня безнравственной просмотры самых спорных спектаклей? Думаю, нет. Но если заняться селекционной работой и очистить театр от так называемого «зла», то мы получим не целостную картину мира. А это, быть  может, принесет еще больше вреда.
  • Нравится

Самое читаемое

  • «Это путь к гибели театра»

    Юрий Бутусов разделяет тревогу Константина Райкина по поводу строительства нового здания Российского государственного театра «Сатирикон». Об этом режиссер сказал «Театралу» во вторник, 14 ноября, комментируя заявление, которое худрук «Сатирикона» сделал накануне вечером. ...
  • Александр Калягин: «Нас хотят выкинуть за обочину общественной жизни»

    Вечером в среду, 8 ноября, в СТД завершилось заседание, на котором Александр Калягин, худруки и директора столичных театров (в их числе Алексей Бородин, Олег Табаков, Марк Захаров, Кама Гинкас, Мария Ревякина, Евгений Писарев) призвали пересмотреть законы, регулирующие творческие процессы. ...
  • «Развернута кампания по дискредитации культурной сферы»

    В среду, 8 ноября, состоялась большое чрезвычайное заседание расширенного секретариата Союза театральных  деятелей, об итогах  которого руководство СТД  сообщило на пресс-конференции. Председатель СТД Александр Калягин так объяснил собравшимся журналистам  важность сегодняшней встречи: «Речь идет о человеческом достоинстве, речь идет о личностях, речь идет о страхе, речь идет о том, что правомерно и неправомерно». ...
  • «Я несколько лет жизни потерял на этом судебном заседании»

    Целый ряд существенных заявлений, которые 8 ноября Александр Калягин сделал на чрезвычайном заседании СТД, касались прежде всего несовершенства правовой системы. По мнению председателя Союза, в стране развернута «кампания по дискредитации культурной сферы», которая «ведется по нескольким направлениям». ...
Читайте также


Читайте также

  • «Сатирикон» ответит Минкульту

    Театр «Сатирикон» подготовит правовой комментарий в ответ на заявление министра культуры Владимира Мединского о финансовых недостатках в деятельности театра. Об этом «Театралу» сообщил директор театра Анатолий Полянкин. ...
  • «Союзмультфильм» надеется уладить конфликт с Эдуардом Успенским

    Съемки продолжения мультсериала «Простоквашино» не нарушают авторские права Эдуарда Успенского. Об этом в воскресенье, 19 ноября, сообщили в пресс-службе киностудии. «В ноябре 2016 года, перед началом работы над проектом «Новое Простоквашино» ФГУП «ТПО «Киностудия «Союзмультфильм» (далее - Киностудия) получило согласие у Э. ...
  • «Как беспардонно склоняют на все лады его имя…»

    Получилось, может длинно и даже пафосно, чего я не люблю и боюсь. Но мне хотелось, чтобы кто-то почувствовал то, что чувствую я, когда вижу, слышу, читаю… Как беспардонно склоняют на все лады имя Кости Райкина, оскорбляя его, ставя под сомнение его искренность и личную человеческую, актерскую драму, разворачивающуюся сейчас на наших глазах. ...
  • Дмитрий Богачев покинул Stage Entertainment

    Продюсер Дмитрий Богачев покидает пост гендиректора Stage Entertainment Russia — дочерней компании крупного голландского холдинга, пришедшего в Россию 13 лет назад.   Дмитрий Альбертович объяснил это решение разногласиями с головным руководством международной компании: «Мои новые творческие идеи и инициативы перестали вписываться в консервативную стратегию их корпоративного управления», – сказал он в заявлении ТАСС. ...
Читайте также