«Напоминает борьбу с космополитами»

Почему «Золотая маска» не дает покоя чиновникам

 
Как известно, 22 мая в Туле прошло совещание Министерства культуры «О реализации основ государственной культурной политики Российской федерации».  Среди прочих вопросов первый заместитель Министра культуры РФ Владимир Аристархов затронул и проблемы Национальной театральной премии «Золотая Маска». Причем весьма нелицеприятно:

«… есть некий театральный фестиваль, который из года в год системно поддерживает постановки, которые очевидно противоречат нравственным нормам, очевидно провоцируют общество, очевидно содержат элементы русофобии, презрение к истории нашей страны, и сознательно выходят за нравственные рамки.

… Имеет ли право государство поддерживать данный фестиваль в том виде, в котором он имеется? Наверное, не имеет».

Портал «Театрал» решил предоставить ответное слово российским театрам или их руководителям, которые делятся своими размышлениями о фестивале и премии.

Теодор Курентзис, художественный руководитель Пермского театра оперы и балета имени Чайковского

«Золотая Маска» — это всероссийский фестиваль, национальная премия, гастроли в регионах и за границей, издательские проекты, институт театра, просветительские проекты, флешмобы, показы конкурсных спектаклей на киноэкранах… Это мощнейший стимул для российского театрального сообщества создавать новые произведения искусства и возможность показать их максимально широкой аудитории, не ограниченной рамками только своего города и региона. Институт «Маски» работает круглогодично, самое пристальное внимание аудитории приходится на фестивальную часть. Фестиваль отражает весь спектр театральной жизни, и очень важно увидеть все своими глазами и принять участие лично.

«Золотая Маска» играет важнейшую роль в процессе децентрализации культурной жизни, она показывает, что искусство сконцентрировано не только в столице, а всюду, и есть примеры уникального, самобытного, яркого, сильнодействующего театра. «Золотая Маска» — это территория актуального, она отражает главные тенденции развития культурной среды. Театральные деятели видят, чем живут коллеги, учатся друг у друга, обмениваются опытом и энергиями. Столица меняет провинцию и наоборот. 

Безусловно, огромная заслуга «Маски» — это формирование института театральных экспертов, которые в течение года лично отсматривают по несколько сотен спектаклей на местах, в регионах, и представляют срез театральной действительности. А еще это первоклассный менеджмент, потому что все вышеупомянутые проекты-сателлиты выросли из фестиваля, из недр той команды, с которой всё начиналось. Первооткрыватели учили молодых, а те дальше двигали свои собственные идеи. Режиссеры знакомились с художниками, с артистами, продюсеры — с авторами, и на свет рождались новые проекты, спектакли, тексты. «Маска» многое делает для того, чтобы театральная среда обновлялась — сама, без вмешательства внешних сил.

И это еще далеко не всё. «Золотая маска» — это тысячи и тысячи личных историй тех, кто за двадцать лет существования фестиваля попадали в его орбиту. Это воспоминания и опыт, дискуссии, триумфы, благодарности и новые поколения людей, влюбленных в искусство.

Единственное пожелание: расширять спектр номинаций премии, чтобы на фестиваль приезжало больше разнообразных коллективов. И проводить больше трансляций на теле- и киноэкранах, чтобы зрители из всех уголков страны могли увидеть то, чем живет театральная Россия.

Я считаю, нет необходимости вмешиваться в механизм работы этого института. «Золотая Маска» — самообновляемый живой организм, который находится на том уровне эволюции, когда в состоянии сам отфильтровать всё, что может ему навредить.

Алексей Бартошевич, доктор искусствоведения, профессор, заслуженный деятель науки России

Кампания, начатая против «Золотой маски», единственного театрального фестиваля, позволяющего увидеть сценическую реальность всей страны, пугающе напоминает ждановскую борьбу с так называемыми космополитами. Даже лексика кампании заставляет припомнить «незабываемый 1949». Не думал, что мне суждено дожить до подобного. Это не значит, что в структуре «Маски» нечего менять и совершенствовать, хотя разумный оптимальный механизм организации фестиваля складывается у нас на глазах. У каждого, как это всегда бывает, есть свои вопросы и несогласия, но это не дает никакого повода ставить опыт замечательного профессионального фестиваля под сомнение, что в сущности сделано в выступлениях некоторых официальных лиц. Театральное сообщество должно встать на защиту национального фестиваля.

Михаил Бычков, художественный руководитель воронежского Камерного театра

Уже два десятилетия «Золотая маска» – важнейшая составляющая российского театрального процесса. Оценка профессионалами творческой деятельности профессионалов, независимая от влияния чиновников, делает «Золотую маску» по-настоящему весомой и значимой. У Министерства культуры и других органов госуправления – свои премии, свои критерии, свои экспертные оценки. У «Золотой маски» экспертная оценка складывается из мнения актеров, режиссеров, художников, театральных критиков. Такая система имеет важнейшее принципиальное значение для авторитета этой премии, ее значимости в театральном сообществе. Нельзя забывать, что «Золотая маска» – безденежная премия, и при всей красоте Знака премии, придуманного Олегом Шейнцисом, весомость премии определяется авторитетом профессионалов, выносящих свой независимый вердикт.

За 20 лет существования «Маски» воронежский Камерный театр 6 раз участвовал в фестивале и дважды становился лауреатом Премии. Для небольшого провинциального театра быть номинантом, показать свои работы в Москве в общем ряду с ведущими театрами России всегда было большой честью и сильнейшим стимулом в творческой работе. «Маска» помогала нам завоевывать и всероссийский авторитет, и признание у органов государственной власти у себя в регионе. За все фестивали «Золотая маска», в которых воронежский Камерный театр принимал участие, у нас никогда не было сомнений в объективности конкурса и равноправности условий, в которых находились его участники. Организаторы фестиваля, команда «Золотой маски» всегда сотрудничала с нами очень профессионально.

Конкурсный механизм за два десятилетия сформировался в достаточно сбалансированную систему. Секретариат СТД – высший орган нашего профессионального сообщества – формирует Экспертный совет из авторитетных театральных специалистов и утверждает состав жюри, в которое входят независимые выдающиеся деятели российского театра. Эту систему во что бы то ни стало необходимо сохранить. Как и такие проекты, проводимые «Золотой маской», как «Russian case» и «Золотая маска в регионах». Приветствуя многие новые начинания, инициированные «Золотой маской» в последнее время, учитывая ограниченность в финансировании, хотелось бы, чтобы основной конкурс «Золотой маски» в организационном и финансовом обеспечении был бы приоритетным. Вносить изменения в существующую сложную и безусловно успешно работающую систему необходимо с крайней осторожностью и вынося предложения об изменениях на публичное обсуждение профессионального сообщества.

Необходимо отстоять право общероссийской театральной премии «Золотая маска» на достаточное и достойное государственное финансирование, при условии гарантируемой законодательством РФ независимости Премии от вмешательства в ее проведение органов государственной власти.

Филипп Лоcь, режиссер, экс-директор проекта «Открытая сцена»

«Золотая маска» должна жить и развиваться. Для меня немыслимо представить российский культурный ландшафт без национальной театральной премии. Должны быть дискуссии, круглые столы, нелицеприятные споры, конфликты, но сама идея «Маски» – жизненно необходима всему театральному сообществу. «Золотая маска» консолидирует вокруг себя театральное пространство России и всего русскоязычного мира – это тот кислород, которым мы дышим. Можно отлаживать и совершенствовать систему экспертной оценки, но тогда надо предлагать что-то разумное и конструктивное. Сейчас «Маска» – отлаженный, многогранный, эффективный механизм, скоростной поезд в будущее, и попытки «сорвать» стоп-кран – это безответственное хулиганство, чреватое в лучшем случае синяками и шишками, а не эффективный способ управления, как это может показаться. Радикальным может быть только движение вперед.

Александр Огарев, главный режиссер Томского театра драмы

Думаю, что, пройдя непростой путь, «Золотая маска», не по воле случая стала самой авторитетной российской премией. За этим стоит душевная, интеллектуальная, креативная работа многих людей. «Маска» прирастает экспертами, идеями, учитывает критику, постепенно видоизменяется от формата закрытого клуба избранных к более демократическому. Конечно, чтобы принять «Золотую маску», нужен опыт приобщения к ней. Мой скепсис опровергло приглашение на праздник вручения призов в 2011 году. А когда еще нас неожиданно наградили за «Гвидона», то все предубеждения растаяли, и я избавился от высокомерной формулы: это не премия, а «междусобойчик». Я по-прежнему не знаком с теми, кто руководит грандиозным проектом, но отношусь к нему теперь с большой симпатией и доверием, пытаясь отсмотреть все, что отметило жюри. В провинции попадание в номинацию или даже в программу «Маска+» обеспечивает театру повышенный зрительский интерес и внимание властей. Нынешние нападки на премию вызваны удобным политическим моментом и попыткой смены курса. Я бы не хотел, чтобы основными критериями при выборе следующих победителей были идеологические. Сейчас я ощущаю критерии как творческие. Они спорные. Даже в рамках одного театра идут споры, что хорошо, что плохо. Но определение относительной истины в споре в миллион раз лучше абсолютных, насаждаемых истин, если мы говорим об искусстве.

Семен Александровский, режиссер

Тем, кто нападает сегодня на «Золотую маску», как и всем тем, кто нападает на свободу искусства, на свободу слова и свободу личного выбора, мне нечего сказать, так как сам факт таких нападок свидетельствует о неспособности этих людей к диалогу. Но вот по поводу их аргументов мне есть что сказать. Я исправно плачу налоги и как любой налогоплательщик имею права спрашивать с государства, на что они идут. И я требую чтоб мои налоги шли не на несуществующую войну, не на финансирование шовинистской тоталитарной пропаганды, а на искусство, на фестивали, на библиотеки, на образование и медицину, в конце концов, на уборку города, в котором я живу и который в последнее время стал похож на помойку. И пусть это будут разные фестивали, пусть это будет разное искусство, пусть это будет и фестиваль имени Аристархова, и «Золотая маска», а зрители сами сделают свой выбор.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Заседание по делу «Седьмой студии» отложено

    Как сообщили в Мещанском суде Москвы  рассмотрение дела «Седьмой студии» отложили до 14 декабря, в связи с  тем, что фигурант деа Алексей Малобродский до сих остается в больнице. Напомним, на прошлой неделе Алексей Малобродский был госпитализирован в кардиоцентр. ...
  • Эдуард Бояков встретился с артистами МХАТа им. Горького

    В большом репетиционном зале МХАТа им. Горького 6 декабря состоялось закрытое собрание, на котором недавно назначенный худрук Эдуард Бояков изложил свои творческие планы. Представители СМИ на собрание не приглашались, поэтому о содержании встречи известно из короткого пресс-релиза, опубликованного администрацией театра. ...
  • Бизнесмен отметил день рождения на сцене Новосибирского театра

    Бизнесмен Алексей Корнаков провел праздник в большом зале Новосибирского оперного театра (НОВАТ) — гостей посадили за столами на сцене, что вызвало неоднозначную реакцию местного сообщества.   В четверг, 6 декабря, Алексей Корнаков, владелец нескольких крупных компаний, в частности, холдинга «Расцветай» и агрокомплекса «Емельяновский», в своем блоге опубликовал видео с мероприятия, которое состоялось на сцене НОВАТ, где выступил певец Леонид Агутин. ...
  • Алексей Малобродский экстренно госпитализирован

    Мещанский суд Москвы отложил заседание по делу «Седьмой студии» до 10 декабря из-за экстренной госпитализации Алексея Малобродского. Как передает из зала суда «Медиазона» со ссылкой на адвоката обвиняемого Ксению Карпинскую, Малобродский доставлен в больницу в тяжелом состоянии. ...
Читайте также