Актриса Алиса Гребенщикова

«В жизни я человек не азартный, а вот на работе появляется кураж»

 
Алиса ГРЕБЕНЩИКОВА – актриса, телеведущая, продюсер. Родилась в 1978 году в Ленинграде, в семье рок-музыканта Бориса Гребенщикова. Окончила Санкт-Петербургскую государственную академию театрального искусства. В 1999 году поступила в труппу МХАТ им. Горького. Играла Джульетту («Ромео и Джульетта»), Ивонну («Ивонна, принцесса Бургундская»). С 2010 года участвует в проектах Эдуарда Боякова «Практика» и «Политеатр». В кино дебютировала в 19 лет в фильме «Американка» Дмитрия Месхиева. Сейчас на счету Гребенщиковой более 50 киноролей. Лауреат Национальной премии «Триумф» (молодежная категория). Была участником постановочной труппы импровизационного юмористического телешоу «Южное Бутово». Одна из ведущих познавательного телевизионного проекта «Хочу знать» с Михаилом Ширвиндтом. Призер проекта Первого канала «Ледниковый период». Ведет авторскую программу о семейном досуге «Город для детей» на телеканале «Мать и дитя».
В конце уходящего года актриса Алиса Гребенщикова примерила на себя роль продюсера и режиссера, она поставила музыкально-поэтический спектакль «Капель», спектакль, который возвращает зрителей в атмосферу 1960-х годов, к поэзии Роберта Рождественского, Беллы Ахмадулиной, Риммы Казаковой, к песням в исполнении Клавдии Шульженко, Майи Кристалинской и Анны Герман. Накануне новогодних праздников Алиса Гребенщикова рассказала корреспонденту «Театрала» о новом этапе творчества, о любви к поэзии и о взаимоотношениях в семье.
– Алиса, каким стал для вас уходящий год? Что он принес – радости или огорчения?

– 2014 год стал для меня этапным. Впервые я вышла за границы своей исполнительской деятельности всерьез, поставила спектакль «Капель», и, конечно, я не могу относиться к ушедшему году иначе, кроме как радостно. Он подарил мне меня новую, и этим год запомнится, наверное, на всю жизнь.

– А что вы ждете от 2015 года?

– Я никогда ничего не жду – ни от людей, ни от судьбы, я человек планирования. В 2015 году мой сын Алексей пойдет в школу, и это важное для меня событие.

– Хорошо, давайте вернемся в 2014-й, точнее, к главному для вас событию года. Почему вы назвали спектакль «Капель»?

– Для своей первой постановки я искала что-то несовременное, необычное. Вот у вас какие рождаются ассоциации со словом «капель»?

– Для меня капель – это что-то нежное, чистое. Это прозрачная музыка, которая рождается в глубине души.

– Именно этого мне и хотелось добиться! У нас спектакль именно такой – нежный, прозрачный и неразрывно связанный с поэзией. «Капель» – моя первая режиссерская постановка. Вообще, мне боязно называть себя режиссером и продюсером, но я действительно выполняю эти две функции. Сама придумала спектакль, собрала литературно-музыкальную композицию, выстроила ее. Я взялась за этот жанр, потому что очень люблю стихи, и мне жалко, что люди в суете ежедневной жизни редко обращаются к поэтическим произведениям. Но, проиграв «Капель» какое-то время, я увидела, насколько интересными оказываются поэтические строчки людям всех возрастов – и детям, и юным девушкам, и взрослым дамам. Для меня это стало открытием. И дело не в сюжете, а в наших переживаниях. В том, что, когда мы сталкиваемся в камерном пространстве с чистотой чувств и эмоций, мы не можем оставаться равнодушными. Когда все происходит здесь и сейчас и люди не стесняются рассказывать – честно и открыто – о том, что происходит у них в душе. У нас нет четвертой стены. Мы вместе со зрителями создаем ту атмосферу, которая в итоге сохраняется на протяжении всего спектакля. Общаемся с людьми, глядя им в глаза, и говорим с ними о том, что нас волнует, и о том, почему нас это волнует.

– А что волнует сегодня Алису Гребенщикову?

– Меня всю жизнь волнует только одна тема – это любовь и взаимоотношения с мужчинами. Зная себя, я уверена, что и в 60 лет я точно так же буду обсуждать с подругами эту тему. И в «Капели» она проходит красной нитью. Вместе со мной играют прекрасные девочки, которых я очень люблю. Алина Ненашева – композитор. В спектакле она исполняет партию на фортепиано, но она не аккомпаниатор, а полноценный участник действия. Юля Волкова – драматическая актриса с музыкальным образованием и удивительным тембром голоса. И все мы на своем месте: Алина – это музыка, Юля – пение, цветы. А моя зона, поскольку я читаю стихи, – это книги.

– Надеюсь, вы не книжный червь?

– Ну, не совсем. Почему-то бытует мнение, что девушки, которые много читают, эмоционально закрыты. На самом деле это не совсем так. Именно оттого, что они много читают, все они натуры чувствительные и чувственно восприимчивы. Они острее других воспринимают столкновение с реальностью. Мне это важно, потому что это и про меня. Я тоже всегда очень любила книги, и я чувствительный и ранимый человек. Очень болезненно реагирую на несправедливость, столкновение с грубостью. Но люди, с которыми я работаю, убеждены, что я спокойный человек. Потому что я сдержанна во всех проявлениях. Научилась не зависеть от внешних факторов и в самой себе находить гармонию и успокоение.

– Насколько я знаю, вы довольно рано стали самостоятельным человеком.

– Да, так получилось. Потому что мне проще сделать что-то самой, чем на кого-то надеяться, зависеть от других людей, чьего-то настроения, обстоятельств. С детства я любила организовывать, придумывать, управлять людьми, выстраивать какие-то маленькие миры, композиции. И когда поступала в театральный институт на актерский факультет, мои родственники удивлялись, почему я пошла в актрисы, а не в режиссуру. Но мне тогда не хватило смелости. Теперь час пробил, и все как-то само собой сложилось.

– Опытные режиссеры утверждают, что в их профессию нельзя прийти в 20 лет. Человек должен состояться как личность, пережить сильные эмоции.

– Я не совсем согласна с этим. Бывают отдельные люди, которые и в 20 лет могут стать талантливыми режиссерами. Но лично мне нужно было пройти какой-то путь и очень много всего увидеть для того, чтобы понять, в каком направлении я бы хотела работать и с каким материалом. То есть мне нужно было все проверить опытным путем. Мой интерес к людям и моя любознательность сопровождают меня на протяжении всей жизни и очень мне помогают.

– Видимо, именно эти ваши качества привели вас и к участию в «Ледниковом периоде»? Вы быстро освоились на льду и отчаянно бросались в рискованные поддержки. Неужели не было страшно?

– Нет, не страшно. В жизни я человек не азартный, а вот на работе появляется кураж. Помню, когда работала с Михаилом Ширвиндтом в программе «Хочу знать», меня отправили на горнолыжные курорты в Испанию снимать сюжеты. Я не умела кататься на горных лыжах, но это было необходимо для передачи. Со мной полдня позанимался инструктор, а дальше надо было забыть про то, что я не умею кататься, и что-то делать. Пока снимали, я умудрялась как-то ездить, а когда материал отсняли и я увидела, на какой высоте нахожусь, то заявила, что никогда не спущусь с этой горы. На что мне ответили: «Алиса, посмотри на эту вершину. Ты оттуда только что съехала».

– То есть работали по системе Станиславского – представили себя в предлагаемых автором обстоятельствах?

– Так обычно и происходит. В кино я могу делать такие вещи, которые мне никогда не придет в голову сделать в быту: надо будет в кадре прыгнуть с парашютом – прыгну. Помню, как-то на телевидении мы снимали сюжет про экстремальный мотокросс, где спортсмены выполняли различные трюки на мотоциклах. И наш российский байкер, чемпион мира, предложил мне сесть сзади него и вместе с ним выполнить сложные элементы. Я согласилась. Мы все сняли, я отговорила свои синхроны, но когда посмотрела отснятые материалы, то схватилась за сердце. А на вопрос коллег, почему не визжала, ответила: «Мне же по кадру не надо было этого делать». Вот такая самодисциплина и в жизни, и в работе. Конечно, в основе лежит спортивная подготовка и хорошая координация, поэтому мое сознание отключается и начинает работать сама природа тела, психосоматика. Для того чтобы поддерживать себя в хорошей форме, я регулярно плаваю, занимаюсь классическими танцами. В спектакле «Короткий метр» Веры Полозковой, например, выхожу на пуантах, а это требует очень хорошей подготовки.

– Вы часто читаете со сцены стихи Веры Полозковой. Можно ли утверждать, что ее поэзия на сегодняшний день для вас самая любимая?

– Просто я давно с ее стихами работаю и делаю это с большим удовольствием. И Вера для меня не какой-то там абстрактный поэт, а человек, который занимает большую часть моей жизни. Меня с ней многое связывает. Вера мой товарищ, мой друг. И я очень рада, что живу с ней в одно время, и на моих глазах происходят какие-то события, пишутся стихотворения. И мне так приятно от этого... Помню, в свое время на меня произвело очень большое впечатление то, как пишет песни Борис Гребенщиков.

– И как это происходило?

– Довольно просто. В студии собрались люди, сидели за столом, о чем-то беседовали, и Борис Гребенщиков тоже поддерживал общий разговор. А потом буквально на минуту отвлекся и что-то записал, а после того, как беседа закончилась, спел куплет новой песни. Для меня в этом было что-то удивительное. Поэтому и спустя много времени я помню комнату, в которой все происходило, тех людей и только что сочиненный куплет новой песни. Так же сейчас я смотрю на молодых поэтов – как же у них все складывается? Какой интересный мир у них в голове!

– Вы сами упомянули отца, хотя я знаю, эту тему вы не любите обсуждать.

– Мы с ним всегда очень хорошо общались. Но просто есть вещи, о которых я не люблю рассказывать. Есть то, что должно остаться частью моей жизни. Это взаимоотношения с мужчинами, отношения с родителями... Я вот никогда не провожу фотосессии у себя дома, а если фотографируюсь с сыном, то делаю это очень дозированно. Хотя готова про него всегда рассказывать, потому что это часть моей жизни. Кстати, Алеша знаком с творчеством своего дедушки. Не знаю, понимает ли он содержание песен, но уже то, что он их слушает, мне кажется правильным и важным.

– При вашей занятости хватает времени на общение с сыном?

– Я стараюсь так выстраивать свою жизнь, чтобы не обделять Алексея вниманием. Он хороший компаньон, и мы с удовольствием путешествуем с ним. Этим летом ездили в Карелию испытывать в ладожских шхерах резиновую лодку, которую мне подарили на день рождения. Нам интересно вдвоем, у меня с ним прекрасные отношения. Мы вместе ходим в книжный магазин, покупаем Алеше книги, потом вместе читаем их, обсуждаем. Я помогаю сыну осваивать сольфеджио – он занимается музыкой по классу фортепиано. А еще любим смотреть детские спектакли в театрах Москвы и Петербурга. И на мои спектакли сын тоже ходит. Моноспектакль «Ежик и Медвежонок», который идет в театре «Практика», смотрел четыре раза. А в «Капели» Алеша помогает расставлять по сцене реквизит, слушает звук в зале. Ему нравится помогать мне. А вот тяги к лицедейству нет. Нет потока энергии, который надо выпускать... Вообще, я веселая мама, и еще игривая – люблю придумывать всякие игры. Но при этом и очень строгая, поэтому в нашей семье нет такого понятия, как детские капризы.

– А приходилось ли вам как актрисе трудиться в Новый год? Играть спектакли или работать на детских утренниках?

– Играть сказки в каникулы приходилось, наверное, всем театральным актерам, и я не исключение. Еще во время обучения в институте во время новогодних праздников я выходила на сцену Театра музыкальной комедии в Санкт-Петербурге в роли пчелы Матушки Медоуз. Это был спектакль «Хитрый братец Кролик и добрый братец Лис». А уже переехав в Москву и поступив во МХАТ имени Горького, я два сезона играла девочку Митиль в знаменитой «Синей птице» Метерлинка – и в выходные, и в праздники, 31 декабря и 1 января.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • «Куда ни глянь, везде одна глупость»

    Для переезда в историческое здание на Чистых прудах «Современник» готовит премьеру спектакля «Дюма» по пьесе Ивана Охлобыстина. Этот материал предложил для постановки Михаил Ефремов, который сам при этом выступит режиссером. ...
  • «Не всё что делается, мне понятно…»

    2019 год станет в России Годом театра. Практика этих посвящений нравится не всем, скептики есть всегда. Мне приходится довольно много летать, и в самолетах я слышу, помимо привычных слов о погоде и температуре за бортом: «Этот год указом президента Российской Федерации объявлен Годом кино», например. ...
  • «Роли находят меня быстрее, чем я их»

    Вечером в субботу, 27 октября, в Театре Пушкина состоится премьера Анатолия Шульева «Гедда Габлер». Классический сюжет Генрика Ибсена рассказывает о дочери генерала, жизнь которой резко изменилась со смертью отца. ...
  • Мария Ревякина: «Мы продали 4500 билетов за короткий срок»

    От чего зависит успех театра? От громких премьер? От оригинальности художественной программы? От наличия в труппе звездных имен? От удобного местоположения? Можно перечислить и множество других слагаемых, но есть еще один немаловажный аспект: любой спектакль, как творческий продукт, должен найти своего потребителя. ...
Читайте также