Игра без правил

В Театре Стаса Намина слово Велимира Хлебникова ожило в пластической сюите

 
Суровый скептик, пожалуй, сочтет, что спектакль этот опоздал. «Вот, - заскрипел бы он, - если б, лет эдак на двадцать раньше, когда группа «АукцЫон» только-только явила граду и миру свой альбом на стихи Велимира Хлебникова «Жилец вершин». Прорывом спектакль, возможно, и не стал бы, но заметным событием – наверняка».
Сожаление не беспочвенное: сегодня штудиями в области синтеза поэзии с пластикой и вокалом никого не удивишь. Но дело не только в том, что жизнь сослагательного наклонения не имеет и все в подлунном мире происходит точно в свой срок и ни секундой раньше. В 95-м такой спектакль в российском репертуарном театре был практически невозможен. Вернее, театр-то как раз может и не отказался бы от возможности экспериментировать с непривычной формой и еще более непривычным содержанием, да вот публике тогда было не до эстетических исканий. Ladies’ Night и «Слишком женатый таксист» были ей и милей, и желанней, и, скорее всего, просто нужнее.

Среди публики нынешней немало тех, кому традиционный театр с его неизменным «кто кого любил/ненавидел и что из этого вышло» скучен априори, независимо от того, насколько талантлив тот или иной спектакль. Появился круг зрителей, ищущих в постановке не навязанную режиссером систему смыслов и оценок, а пространство для поиска собственных интерпретаций. Для них стихия «Жильца вершин» – оптимальная среда обитания, составленная из субстанций, каждая из которых существует по правилам, изобретенным их создателями, и никак не подчиняющаяся так называемым «законам внешнего порядка».

С одной стороны – Велимир Хлебников, поэт начала ХХ века, игравший со словами как ребенок с конструктором и свято веривший в то, что смысл есть в любом сочетании звуков и в каждом звуке в отдельности. Вложи в услышанный звукоряд все, что хочешь – не ошибешься. С другой – музыка, на которую «аукцЫонисты» положили стихи «неугомонного зинзивера»: ее гармонию никакой алгеброй не поверишь, там даже арифметика не ночевала. И, наконец, современная хореография, устроенная так, что каждый постановщик волен строить из человеческих тел собственную систему знаков. Стас Намин, автор идеи и художественный руководитель постановки, вместе с режиссером Гретой Шушчевичюте и балетмейстером Екатериной Горячевой сконструировали спектакль-символ, некий самостоятельный мир, расположившийся на трех своих китах.
Памятка по выживанию в нем – не предусмотрена. Скупая строка в программке, декларирующая, что это «спектакль о том, как пытался нести свои мысли людям рожденный гением Хлебникова пророк Зангези, и что из этого вышло», явно не тянет на либретто, которым в «допотопные» времена традиционного театра принято было снабжать каждый спектакль без слов. Впрочем, зрителям-искателям оно без надобности. Они вправе выбирать, чем заняться – увлекательной игрой по разгадыванию «тайнописи» авторов или конструированием свои собственных смыслов. Каждый играет по своим правилам и не обязан объяснять их остальным участникам игры – вот принцип контемпорари-театра. Каждый приходит в театр и уходит из него (не важно, через зрительских подъезд или через артистический) с тем, что он сам себе понапридумывал.

Пользуясь этим принципом, рискну заявить, что «Жилец вершин» – мир счастливого хаоса, объявивший гармонию несуществующей на том основании, что обитатели этого мира не в состоянии ее отыскать. Возможно, кому-то параллель между 10-м годами века XX и XXI кому-то покажется чересчур лобовой, но история, как известно, повторяется.

Когда стихает последний звук и молодые актеры выходят на поклон, зал разделяется на тех, кому увиденного более чем достаточно и тех, кому этого мало. Но ведь так бывает на любом спектакле, не правда ли?

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • В СТИ ставят 9-часовой спектакль

    В субботу, 15 декабря, в Студии театрального искусства состоится премьерный показ спектакля «Один день в Макондо». Это импровизации и этюды, вдохновленные дипломным студенческим спектаклем ГИТИСа «Сто лет одиночества». ...
  • «На кухне вымыты тарелки, никто не помнит ничего»

    «Сирано де Бержерак» Эдмона Ростана в памяти переливается звучными строчками Татьяны Щепкиной-Куперник. Можно забыть, как звали возлюбленную бретера и поэта Сирано, его кузину, которой он посвящал стихи и дуэли. Но строки «мы все под полуденным солнцем и солнцем в крови рождены», – врезаны в памяти. ...
  • В Театре наций представят «Любовниц»

    Под занавес года репертуар Малой сцены Театра наций пополнится спектаклем по роману Нобелевского лауреата Эльфриды Елинек «Любовницы», главные роли в котором сыграют Елена Николаева и Наталья Ноздрина, закончившие в 2006 году курс Олега Кудряшова в ГИТИСе. ...
  • Судеб скрещенья

    Театр Семена Спивака «спрятался» от длинной набережной в глубине спокойного сада. Там днем неторопливо прогуливают своих чад молодые родители, по вечерам театралы, среди коих много молодежи, осаждают новую и старую сцены. ...
Читайте также