Осколки «Эрмитажа»

Ресторан, где обедал Станиславский

 
Первым среди московских ресторанов считался, конечно, «Эрмитаж». За пару веков, что стоит это здание на Трубной площади, в его стенах побывали Чехов и Бунин, Толстой и Тургенев. Здесь женился Чайковский, и отмечал юбилей Достоевский, а меню Люсьена Оливье славилось не только салатом – были в нем и отменные торты…
Большевикам ресторан тоже приглянулся. Свой изысканный вкус они проявили в 1918 году, когда перебив зеркала и разрезав портьеры, национализировали кастрюли и сковородки. Атмосфера исчезла сама собой…

Вместе с ней в чадящем дыму революции растворились секреты кулинарных блюд, которыми славился «Эрмитаж» – тех бесчисленных тарталеток и кексов, конфет и мармеладов, безе и бланманже, чей бесподобный вкус знали далеко за пределами Москвы.

И ведь не могли не знать. Судите сами. Однажды в большом зале ресторана собрались артисты МХТ (отмечалась годовщина со дня основания театра). Посреди праздника погас свет, и официанты помпезно вкатили на подиум торт «Микадо», уставленный большими свечками. «На этом вечере трагики и комедианты, приехавшие на чествование из других городов, захотели жить по Станиславскому. Причем не только на сцене, но и в еде», – иронизировал фельетонист «Московского листка». В самом деле, традицию тут же подхватила провинция: рецепт «Микадо» стал известен в лучших ресторанах по пути из Вологды в Керчь...

Сегодня в «Эрмитаже» располагается «Школа современной пьесы». В прошлом году из-за короткого замыкания здесь вспыхнул чердак, пострадал большой зрительный зал, поэтому до конца сезона в этих стенах продолжится реконструкция. Но едва театр распахнет свои двери, публика увидит те самые интерьеры, которые были знакомы Чехову и Гиляровскому, Серову и Коровину, Головину и Баксту…

– Этот ресторан всегда отличался культурно-историческим содержанием, – говорит Иосиф Райхельгауз. – Ведь что такое «Зимний Эрмитаж»? Это аналог нынешних творческих домов – Дома актера, Дома литераторов, Дома кинематографиста и так далее – место, где могли собираться по интересам.

К счастью, во время пожара здесь уцелели все исторические предметы. Например, сохранилось меню 1913 года. И не исключено, что именно этот экземпляр держала в руках маленькая Маша Миронова – будущая актриса, которую до революции отец приводил сюда по воскресеньям обедать. Здесь она слушала Шаляпина и Собинова и здесь же (круг замкнулся!) сыграла свою последнюю роль в спектакле «Уходил старик от старухи».

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Дарья Белоусова: «Одежда скажет за тебя – кто ты»

    Актрису «Современника» Дарью Белоусову запоминаешь сразу. Рыжая голова,  умные глаза, низкий голос при достаточно миниатюрных данных. В нее хочется вглядываться. С ней хочется говорить обо всем. Несколько лет назад Даша стала писать. ...
  • Павел Каплевич: «Стиль не прививается: он либо есть, либо нет»

    Павел Каплевич закончил  актерский факультет Школы-студии МХАТ, а также был актером, режиссером, продюсером, креативным директором, сценографом, художником по костюмам, дизайнером, но при этом специального художественного образования так и не получил. ...
  • Тот самый «Оливье»

    «Театрал» продолжает рассказ о театральных ресторанах Москвы. На сей раз наш корреспондент побывал в кафе «Оливье», которое находится в «Школе современной пьесы».   АДРЕС: Ул. Неглинная, д. 29, стр. 1 В знаменитом доме на Трубе до революции располагался один из легендарных ресторанов старой Москвы – «Эрмитаж», получивший свое название от расхожего французского слова ermitage – «место уединения», «приют отшельника». ...
  • «Все, что правильно – красиво, а все красивое – правильно»

    Для кого звучит первый звонок? Когда не следует пропускать даму вперед? Как обратиться к незнакомому человеку? На эти и другие вопросы отвечает специалист по этикету Татьяна БЕЛОУСОВА. Правило третьего звонка Покупка билета – стратегический момент. ...
Читайте также