Любовь и Голуб

 
– Самое первое воспоминание о маме? – говорит Анастасия ГОЛУБ. – Мне три или четыре года. Мама возится со мной, а я знаю, что утром ей на гастроли, и потому незаметно прячу кофту: дескать, мама проснется, поймет, что не в чем идти на вокзал, и останется дома… По просьбе «Театрала» Анастасия рассказала о своей маме – замечательной актрисе Марине Голуб.
– Гастроли бывали часто, и потому история с одеждой повторялась не раз. «А где мой плащ? – раздавался вдруг мамин голос. – Неужели Настя взяла?» Я отводила глаза: «Нет, я не брала». – «Точно?» – «Точно!»

Но мама все равно его находила и… уезжала, а я оставалась с бабушкой и дедушкой. Теперь, по прошествии стольких лет, я могу представить, насколько тяжело ей давался этот момент расставания. Но чем чудесна жизнь артистического ребенка? Все испытывают бесконечную вину перед ним – тем самым заглаживают ее подарками. А уж если у мамы случалась поездка за рубеж, то я получала все то, чего не могло быть ни у кого в Советском Союзе. Сюрпризов было несметное множество. Меня буквально одаривали самыми невероятными игрушками, конфетами, жвачками, леденцами небывалых цветов и, конечно, одеждой.

«Я сошью тебе платье»


– Кстати, по одежде мама была потрясающий специалист. Она бесконечно что-то перекраивала, перешивала, укорачивала, комбинировала… Этот талант в свою очередь ей достался от нашей бабушки – Людмилы Сергеевны, которая тоже была актрисой (работала в Москонцерте).

И если за что-то мама бралась, то остановить ее было невозможно. Например, однажды раздался звонок: «Слушай, ты помнишь мою норковую шубу?» Я говорю: «Да, помню». – «Так вот, я отрезала у нее низ». Я замолкаю и думаю: «Та-а-ак, раз мама звонит по этому вопросу – значит, что-то стряслось». Но она продолжает: «Низ я отрезала, но вышло не очень, поэтому решила отрезать еще и рукава. Но рукава тоже вышли неудачно, поэтому я взялась за воротник... Алло, ты меня слышишь?» Я говорю: «Да, мама». – «У тебя нет кого-то, кто хорошо с мехом работает?»

Когда я увидела, что осталось от шубы – схватилась за сердце. Но мама не переживала ни единой секунды: ну, так – значит, так. Вообще у нее редко бывали неудачи: отрезалось все махом, быстро, на каком-то внутреннем воодушевлении и потом все это с успехом носилось.

В девяностые годы ее подруга Таня Никольская выходила замуж, а денег не было никаких. И мама спросила: «Тань, а как же свадебное платье?» – «Да вот, ты понимаешь, платье мы не потянем – сейчас это очень дорого». Тогда мама сказала: «Не расстраивайся, я сама тебе платье сошью».

Когда наш интеллигентнейший дедушка Григорий Ефимович узнал об этом, то сказал: «Маня, одумайся, ты виртуозно все отрезаешь – это факт, но шитье требует особого навыка. А уж свадебное платье тем более…»

Но остановить маму было невозможно. Она нашла кусок материала, из которого шилось платье на ее вторую свадьбу, и сказала: «Таня, карма у этой ткани хорошая – я была счастлива в браке, хотя он и быстро кончился. В общем, шьем из нее».

И она сшила платье такой красоты, что все ахнули! Вообще мама доделывала всё, что начинала. Она и меня к этому приучила: книгу надо дочитать, картину дорисовать, уборку закончить… И попробуй уклониться! Дело могло завершиться скандалом…

«Умоляю, помогите Насте!»


– По женской линии в нашей семье была тотальная безграмотность. Помню, как дедушка иронизировал над нами. Но когда я перешла в пятый класс, ирония сменилась тревогой: а что ждет Настю? А Настю ничего хорошего не ждало, поскольку со мной надо было по три-четыре часа заниматься, детально все разжевывать, чтобы я хоть что-то поняла в математике. Времени, ясное дело, ни у кого не хватало: дедушка работал, мама была то в театре, то на гастролях… На родительских собраниях ее тоже ни разу не видели. И учителя, вероятно, уже приклеили мне ярлык троечницы.

Вдруг однажды во время урока открылась дверь, и весь класс услышал: «Простите, я мама Насти Голуб. Можно я тут у вас посижу?» Наш математик Абрек Петросович Саркисов говорит: «Да, пожалуйста, заходите».

И она зашла. У меня от счастья закружилась голова, поскольку мама была ослепительной красоты, энергичная, веселая, душевная. Я не понимала, что происходит и как она узнала адрес школы. Но понимала, что сейчас учитель расскажет ей о моих «успехах», и мамина радость исчезнет.

Но кончился урок, и мама заговорила первой: «Абрек!.. – запомнить его полное имя-отчество ей было сложно. – Я вас умоляю, помогите Насте. У нас актерская семья, мы не успеваем ею заниматься. Литературу и английский она еще может осилить, но вот с математикой ничего не получается. Сделайте что-нибудь, поскольку я понимаю, как это важно. Мы не знаем, какую профессию она изберет, но лишь бы не шла в артистки…»

«Когда родительское собрание?»


– У нас в школе Абрек Петросович был самым строгим педагогом. И я боялась, что мамину просьбу он примет слишком всерьез – заставит заниматься дополнительно. Но вот проходит день, другой, третий – тишина. Я сообразила: «Он молчит, поскольку мы не предложили ему денег. Значит, никакой учебы не будет». И потихоньку успокоилась. Но вдруг он останавливает меня в коридоре: «Начиная со следующей недели ты остаешься после уроков со мной заниматься».

Я опешила, потому что к нему ходили абитуриенты, готовящиеся к поступлению в МЭСИ, а я даже таблицу умножения освоить не могла. Мне сделалось страшно и как-то неловко, поэтому в понедельник после занятий я рванула домой. Но вдруг в коридоре Арбек Петросович поймал меня за портфель: «А куда ты бежишь? Ко мне в кабинет». – «Не надо». – «Я же сказал, что ты будешь заниматься. Иди». И всё. Пятый класс был закончен между тройкой и четверкой, шестой между четверкой и пятеркой, а в седьмой меня взяли в математический класс.

Мама молилась на него, поскольку поняла, что у меня, наконец, есть успехи. И все бы хорошо, но начались занятия по физике, и я из этакой почти отличницы вновь превратилась в отстающую ученицу, потому что физик объяснял свой предмет на редкость скучно.

О своих неудачах я, разумеется, рассказала маме. Реакция ее была молниеносной: «Когда родительское собрание?» Я говорю: «В следующую среду» – «У меня репетиция, но я отменю». И тут я поняла, что переборщила. Физик был ведь не только нашим классным руководителем, но еще и директором школы. Я поняла: «Какая-то грядет хана». Так оно и случилось.

«У моей девочки проблем нет»


– Мама пришла на родительское собрание, а я, помнится, осталась на улице ее ожидать. Дальнейшее знаю из ее рассказа. В конце собрания физик сказал: «И еще мне хотелось бы затронуть Настю Голуб». В этот момент мама вскочила со своего места: «Да, да! И я хочу

кое-что затронуть». Он говорит: «У вашей девочки есть проблемы». Но мама не дала ему опомниться: «Одну минуточку. У моей девочки проблем нет. Проблемы есть у вас, потому что так скучно преподавать физику могут только люди, не обладающие элементарной фантазией. Вы поймите, физика – это удивительная наука, которая может дать человеку ответы на интереснейшие вопросы. Небесные тела, погода, движение транспорта, извержение вулканов, строительство домов… Физика –это все, что нас окружает. А вы умудрились изговнять этот предмет настолько, что дети утратили к нему интерес».

…Мы возвращались из школы, и я едва сдерживала слезы. Что же теперь будет? Но мама была настроена решительно: «Ничего страшного. Ты мне целый месяц говоришь, что директор дебил, и я решила это ему объяснить».

На следующий день меня, конечно, вызвал Абрек Петросович, спросил, зачем мама устроила весь этот сыр-бор и зачем я ее «завела». «Ты же понимаешь, – подытожил он, – у тебя по физике больше «тройки» не будет уже никогда». Но самой страшной оказалась реакция физика. Больше он со мной не разговаривал и превратил меня в троечницу. Правда, в выпускном классе Абрек смог его все же уговорить: дескать, не надо портить отличнице аттестат.

Прямолинейная фраза: «А сейчас я скажу!» – звучала в нашем доме достаточно часто. Была она свойственна и маме, и бабушке. Это означало, что ничего хорошего теперь не жди. Они были из тех людей, кто не лез за словом в карман, и бабушкина карьера, например, очень от этого пострадала. Она могла рубануть с плеча, а последствия расхлебывать годами. Мама тоже вначале стояла на этом пути, но потом пересмотрела свой характер – смогла его поломать и поборола в себе множество черт, которые мешают любому человеку. Впрочем, это уже совершенно особый разговор.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Театральные режиссеры создают свою ассоциацию

    Режиссеры решили создать профессиональную ассоциацию, которая займется проведением в России театральной реформы. Об этом сообщил в четверг художественный руководитель Александринского театра Валерий Фокин.   «Мы стоим сейчас перед началом регистрации такой организации, как Ассоциация театральных режиссеров России. ...
  • Умер режиссер Георгий Шенгелая

    Народный артист Грузии, кинорежиссер Георгий Шенгелая умер в возрасте 82 лет. Об этом сообщили в «Национальном центре кинематографии Грузии».   «Да, я подтверждаю, что он [Шенгелая] умер. О других деталях случившегося не смогу сказать. ...
  • Ширвиндт опроверг слухи о своем уходе

    Александр Ширвиндт назвал «трепотней» информацию о своем решении уйти с поста художественного руководителя Театра сатиры, которая накануне распространилась в СМИ. «Мы, конечно, думаем, что дальше делать. Но говорить о моем уходе преждевременно. ...
  • Екатерина Шульман: «Террор - это всегда театр»

    «Театрал» продолжает беседовать с известными общественными деятелями об актуальных проблемах нашей действительности. Гостем февральского номера журнала стала политолог Екатерина ШУЛЬМАН. - Из последних громких событий, произошедших в стране, можно выделить теракт возле здания ФСБ на Лубянке. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Пусть удача всегда будет рядом!»

    Многоуважаемая, дорогая Валентина Илларионовна! Сегодня поздравления с юбилеем Вы получаете отовсюду: руководители государства, политические деятели, Ваши коллеги, друзья, родные и близкие спешат поздравить Вас, и это вполне естественно, ведь Вы – прекрасная актриса, которую знают и любят в нашей стране абсолютно все: люди всех поколений, домохозяйки и академики, высокие чины и обыкновенные зрители. ...
  • Сергей Гармаш: «Считаю это подарком судьбы»

    «Современник» выпускает спектакль «Папа». Пьеса француза Флориана Зеллера простая сюжетно и бездонная по сути говорит о вещах фатальных и неизбежных. Главный герой Андрэ  - пожилой человек, постепенно теряющий рассудок и превращающийся в беспомощного ребенка. ...
  • Валентина Талызина отмечает юбилей

    Зрители присвоили звание народной актрисе Валентине Талызиной задолго до того, как она получила это звание официально. Трудно представить наш кинематограф и спектакли театра Моссовета без Талызиной. В работе она так азартна и энергична, что увлекает в процесс репетиций коллег. ...
  • Ольга Любимова: «Все удачи – это удачи режиссеров, все неудачи – это неудачи чиновников»

    Вечером во вторник, 21 января, министром культуры РФ назначена Ольга Любимова, журналист, театровед, шеф-редактор более 80-ти документальных фильмов, которая начиная с января 2018 года возглавляла департамент кинематографии Минкультуры РФ. ...
Читайте также