Жуть стала лучше, жуть стала веселее

В «Борисе Годунове» «Ленком» уловил интонацию нашего времени

 
При всей узнаваемости режиссерских приемов и ходов, такого сатирически жесткого спектакля у Богомолова еще не было. Пушкинскую конструкцию взаимодействия «судьбы человеческой» и «судьбы народной» режиссер разбирает по косточкам, наполняя каждую «косточку» злободневным содержимым. В вечном проступает временное, сиюминутное и актуальное. Страшно до жути и жутко смешно…
Характерных черт нашей эпохи в постановке предостаточно. Тут тебе и Марина Мнишек (Мария Миронова) с тугой косой вокруг головы, призывающая «убить побольше москалей и жидов», и проекции Сталина и Березовского, чьим «сыном» оказывается юный Курбский (Семен Шкаликов). И пресловутый одинокий кортеж в день инаугурации президента. И ток-шоу «У Познера в изгнании». И бесконечные гробы то ли с «русскими мальчиками», невинно убиенными на очередной войне, то ли с инакомыслящими, задушенными потихоньку. И пространство Ларисы Ломакиной с его холодными серыми стенами, мониторами и минимумом унифицированной мебели тоже явно «наше». И одеты все, понятное дело, не в боярские костюмы…

На первый взгляд, спектакль похож на злую пародию или капустник, в чем Богомолов большой мастер. Но сквозь эти бьющие в глаза приметы явно проступает вечное российское безвременье: коллизии «Бориса Годунова», увы, актуальны по нынешний день. Причем безвременье на самом-то деле страшнее любых конкретных, но преходящих проявлений.

Центральной фигурой всей этой отечественной безнадеги становится «Царевич, сын Годунова, одним лицом с убиенным Димитрием» в безмолвном, но таком выразительном исполнении юной Марии Фоминой. Не отрок, но девушка с иконописным ликом – капля страдания, чуть-чуть непонимания, но больше усталой, все наперед знающей отрешенности. На ней белая рубашка в запекшейся крови. В антракте зрители гадают: «Почему девушка?» И каждый сам находит ответ. Это ведь и «русская идея», и «русская душа», а, возможно, и сама Россия. А еще видится в ней вечное наше «светлое будущее» то заколотое, то застреленное, то изнасилованное, а потому так никогда и не воплотившееся в настоящее…

Чего в этом спектакле нет, так это знаменитого «народа». Вернее, его роль предлагается сыграть нам, зрителям, к которым то и дело обращаются персонажи. Начальные пушкинские саркастические зарисовки народных ожиданий Константин Богомолов заменяет весьма злыми ремарками, которые транслируются на мониторы многократно и довольно долго. Среди прочих титр: «Народ – тупое быдло». Это, конечно, момент провокационный, проверка на прочность пушкинских не слишком оптимистичных выводов. Народ в «Ленкоме» ерзает в креслах, оборачивается и переглядывается, но по-прежнему «безмолвствует». Пока наконец из середины зала не донесутся реплики «подсадного» актера. Впрочем, этот «оппозиционер» будет тут же застрелен царем, взошедшем на трон.

В диалог Пушкина с театром замечательно включаются актеры. И те, кто давно работает в команде Богомолова, и ленкомовские мастера во главе с Александром Збруевым, так иронично и страстно сыгравшим Годунова, что дух захватывало. Збруев сыграл азартную наглость вседозволенности, ощущение превосходства над окружением, сыграл жажду власти и страх ее потерять, попытки прозрения и финального не то чтобы смирения, но принятия происходящего. И даже слова о совести не были у него пустым звуком.

Отрепьев же Игоря Миркурбанова – партнер артисту и царю весьма достойный. Какой уж тут монастырь? Сегодняшний Отрепьев – демонический «каторжник», харизматичный «урка», не упустивший шанса схватить судьбу за хвост. Комедиант, жонглирующий интонациями и манерами, конечно же, неотразим, причем не только для Марины Мнишек – Мироновой, дамы весьма практичной и политически ангажированной, но и для прочих «поляков», плетущих «антироссийские» интриги.

А как не вспомнить Виктора Вержбицкого, сыгравшего обоих Пушкиных, эмигранта и оставшегося на родине. Набросив старомодное пальто с роскошным мехом, он порой кажется пришедшим и из другого времени и мира. Он один в двух лицах продолжает любимую режиссером тему «интеллигента в разломе эпох», заблудившегося, потерявшегося, продолжающего много говорить, но уже начинающего и действовать, желательно с выгодой.

Дебютный спектакль Константина Богомолова на ленкомовской сцене отнюдь не покоробил эстетику этого театра и его мэтра Марка Захарова. При этом вряд ли молодой амбициозный режиссер специально подбирался к этой эстетике. Нет, они просто совпали, и это заставляет ждать продолжения.

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Сайт журнала «Театрал» ищет рулевого

    В Театрал Медиа Групп (ТМГ) появилась завидная вакансия шеф-редактора сайта www.teatral-online.ru, а по сути – главного рулевого наших сетевых ресурсов. Требования к претендентам предельно просты – практический опыт в управлении подобными ресурсами, креативность, умение генерировать идеи и воплощать их в жизнь, способность работать в команде, и, что немаловажно, – любовь к театру. ...
  • Евгений Цыганов и Юлия Снигирь сыграют Пинтера

    Юрий Погребничко выпускает в Театре около дома Станиславского спектакль «Пинтер для всех/ Легкая боль» – «комедию угрозы», где всё смешно до тех пор, пока ужас ситуации не выйдет наружу. Сюжет спектакля строится вокруг диалога мужа (Евгений Цыганов) и жены (Юлия Снегирь). ...
  • Выходит в свет январский «Театрал»

    На страницах январского номера (см. подписка) вы прочтете: зачем Александра Захарова пошла на риск со спектаклем "Капкан" Марка Захарова; что дал театрам и театралам Год театра: интервью с зам. ...
  • В «Сатириконе» пропишется «Дорогая Елена Сергеевна»

    В театре «Сатирикон» начались репетиции психологической драмы по пьесе Людмилы Разумовской «Дорогая Елена Сергеевна». Постановщик – выпускник мастерской Камы Гинкаса в Высшей школе сценических искусств Владимир Жуков. ...
Читайте также