Юрий Кравец

«Ограничения и штрафы подталкивают художников на более резкие вещи, чем мат»

 
Первый заместитель художественного руководителя-директора МХТ имени Чехова рассказал «Театралу» о том, как ведущий театр страны будет реагировать на многочисленные запреты, вводимые государством в сфере культуры.
– Юрий Анатольевич, такого количества нововведений, запретов и рекомендаций, исходящих от власти, как в 2014 году, не было давно. Вы чувствуете, что театру в новых рамках стало жить труднее?

– Я не открою Америки, но так было и будет всегда. Сначала что-то вводится, потом смотрят, как это приживается или не приживается…

Выпустили новый закон? Театр обязан его соблюдать, каким бы абсурдным он ни казался. Я сторонник именно этого подхода: давайте работать, давайте смотреть на результат, набивая себе шишки, пока не сложится четкая картина, что было верно, а что нет.

– А если вдруг что-то «неверно»?

– Не беда. Вспомните, как произошло с 94-м законом о госзакупках. Изначально театры вынуждены были каждую мелочь приобретать через тендер. Доходило до смешного: закон подталкивал директоров заключать договор не со столярным цехом, который делает декорации профессионально, а с мастерской по ремонту заборов, потому что их оплата труда на порядок ниже. Тендеры объявлялись и на пошив одежды, и даже на постановку спектакля. Но жизнь внесла свои коррективы: люди поработали, накопили опыт, и в короткий срок поправки были внесены. На изготовление декораций театр мог тратить уже до 400 тысяч рублей вне тендера, а потом чиновники отменили и эту главу.

Точно так же корректируются и остальные законы – например, 44-й о контрактной системе. Всякий раз, приглашая на постановку режиссера, дирекция оформляет множество документов, доказывая, что именно режиссер N крайне необходим коллективу. Я уверен, что и эта глупость отпадет сама собой.

– Откуда такая уверенность?

– Нужно понимать, что законы принимаются не только для театров, а для всех социальных институтов, из которых состоит государство. И то что с позиции деятеля сцены выглядит нелепо, чиновникам может казаться вполне логичным – они смотрят на процесс с точки зрения закона.

Яркий пример. Едет театр, скажем, на гастроли в Сочи. Приходим на согласование к чиновникам и говорим: «Мы едем в Сочи, аренда стоит 100 рублей». В ответ они задают резонный вопрос: «А сколько стоит аренда театра в Новосибирске?» Мы говорим: «80 рублей» – «В таком случае, поезжайте в Новосибирск». С нашей точки зрения – полный абсурд: нам нужно порадовать сочинцев. Но с точки зрения экономиста – не абсурд. Там дешевле. У нас разные цели и задачи. И чтобы они совпали, нужно время, нужен диалог. А если мы будем ходить с лозунгами «Доколе!», то ничего не получится: мы ни в Сочи не поедем, ни в Новосибирск. Революции надо устраивать не по кабинетам, а на сцене.

– В этой связи я хотел спросить: не пострадал ли театр от своего остросатирического «Идеального мужа»? Ведь те же чиновники и представители РПЦ не раз высказывались против этой постановки…

– В глобальном плане – нет, не пострадал. Да и причин для этого я не вижу – мы ведь никого не оскорбляем. У театра не было ни малейшего желания показать какого-то конкретного человека, как-то его унизить. Шумиха вызвана лишь тем, что легкоузнаваемые человеческие пороки показаны на современных персонажах. Но театр на то и театр, чтобы помогать зрителю со стороны взглянуть на нашу жизнь…

– Шумиха была спровоцирована еще и тем, что, дескать, ничего не осталось от классической пьесы. Недавно, кстати, про эту тенденцию говорил и министр культуры на встрече с президентом: мол, есть театры, которые «искажают классику». А как, на ваш взгляд, должен ли чиновник направлять художественный процесс?

– Интересный вопрос. В регионах есть организации, именуемые управлением культуры – название мне всегда казалось абсурдным, потому что культурой управлять невозможно. Как можно «управлять» художником, который пишет картину? Как можно «управлять» писателем, который сочиняет роман?

– А тем более как можно делать это, внедряя запреты и следуя букве закона…

– Лично я против каких-либо ограничений. Потому что они подталкивают художников на более резкие вещи, чем мат. Попытка дать деятелям культуры «правильный вектор» неизбежно натолкнется на сопротивление – у художников возникнет азарт поговорить о злободневном в обход установленных препон. Выиграет ли от этого искусство? Вполне возможно. Наверняка появятся новые формы, прорастут интересные жанры. Но другое дело, каков результат? Может быть, все поймут, что и не надо было ничего запрещать и что задачи художника при любых условиях остаются одинаковыми…

– Вас не пугает, что запретов в последнее время становится больше?

– Сколько бы их ни было, давления на театры нет. Да и страшного тоже ничего не происходит.

Коль скоро так получилось, значит, на культуру, наконец, обратили внимание. Во-первых, так жить проще (теперь понятно, чего от нас ждут) и, на мой взгляд, интереснее. А во-вторых, благодаря повышенному вниманию новая публика обязательно придет в зал посмотреть: что же там происходит?

Пусть таких взрывных штук будет как можно больше и пусть чиновники не забывают о театре и впредь. Меня этот процесс, если честно, только радует: вспомните, сколько лет подряд деятели сцены добивались того, чтобы на них обратили внимание. И вот, наконец, заметна попытка диалога. Пусть этот диалог начинается с запретов – все равно так гораздо лучше, чем существовать в полном забвении. А уж острые углы, поверьте, мы обойдем…

– Помимо санкций нынешний год подарил театрам и большую гастрольную программу – столичные коллективы могут, как раньше, выезжать в регионы на довольно продолжительное время…

– Я бы хотел здесь вот на чем остановиться. Еще будучи директором Саратовского театра драмы, я предлагал своим коллегам собственную схему возрождения гастролей. Но тогда, видимо, другие времена были на дворе – и меня не услышали. А схема достаточна проста и эффективна – велосипед изобретать не нужно.

– Она отличается от той, по которой работает Федеральный центр поддержки гастролей?

– Думаю, она идет немного дальше. Федеральный центр занимается сейчас тем, что вывозит столичные театры на гастроли в глубинку. И это очень хорошо. А я предлагаю схему, которая позволила бы и региональным театрам активно ездить на гастроли и зарабатывать деньги…

Попробую объяснить. Берем, скажем, Приволжский федеральный округ. В его центре создается головное предприятие, которое аккумулирует в себе лучшие спектакли округа. Государство дает головному предприятию, условно говоря, 100 рублей. И эти 100 рублей центр тратит на то, чтобы отвезти спектакли во все четырнадцать республик и областей Приволжского округа.

Далее начинается «прокат программы». Например, две недели подряд Саратовский театр играет в Самаре свои спектакли, Самарский – в Перми, Пермский – в Казани, Казанский – в Ульяновске и так далее. Аренду при таком обмене оплачивать не нужно, технический персонал, монтировщики, осветители есть в каждом местном театре – это позволяет экономить. Так проходит две недели: каждый театр показывает свои лучшие постановки, затем артисты и декорации переезжают в следующий город. Карусель закрутилась…

– А как театру покрывать расходы на проживание, питание и рекламу?

– К примеру, рекламу берет на себя гастролирующий театр, поскольку он продает билеты и получает от продаж деньги. Проживание и питание обеспечивает регион, который направляет театр на гастроли, а транспортировку декораций и проезд актеров оплачивает, как я уже сказал, головной центр. Таким образом в федеральном округе создается общее гастрольное поле. Но могут быть и другие варианты. Для этого Федеральный центр должен собрать директоров театров, обсудить и выработать единую стратегию.

Дальше. Что самое главное на нынешний день? Как говорит Олег Павлович, у нас эпоха капитализма с нечеловеческим лицом. Потому что у нас ничего не бывает «на халяву» – никто ничего не делает бесплатно. Поэтому надо добиться того, чтобы эта карусель могла себя обеспечивать.

Вот приехал театр из Перми в Казань, сыграл свои 10 спектаклей, 5% от заработанной суммы он должен перечислить в фонд, созданный при головном предприятии. Зачем? Чтобы уже на следующий или через год государство выделяло на гастроли не 100 рублей, а 90 (10 рублей головное предприятие добавит из собственного фонда). Когда этот маховик запустится, то, я уверен, что через какое-то время театры сами смогут обеспечить свою гастрольную деятельность.

– Я правильно понял, что вы эту схему начали разрабатывать еще в Саратове?..

– Да, в 2006 году. А вспомнил о ней сейчас потому, что государство выделило деньги на поездку столичных театров в провинцию (фоторепортаж о Большом гастрольном лете см. на стр. 62. – «Т»). Главное, чтобы это не было разовой акцией. Для гастролей требуется долговременный, программный подход. В Год культуры мы должны придумать и создать систему, которая смогла бы себя окупать.

Кроме того, мой замысел позволил бы выявить и систематические проблемы, сопутствующие провинциальному театру, – будет понятно, где какой коллектив провисает.

– Сейчас этого не видно, поскольку нет конкурентоспособной среды?

– Совершенно верно! В Министерство культуры стекаются красивые отчеты о заполняемости залов на 90–100%, об участии театра в каком-нибудь фестивале, об аншлагах на премьерах… А то что заполняемость происходит за счет социальной публики, то что театр съездил на фестиваль благодаря какому-нибудь меценату и то что на аншлагах идут только низкопробные кассовые комедии – никто ведь не учитывает. В итоге качество постановок порой скатывается до местечкового уровня, и насколько картина изменится, когда вся эта история обретет хотя бы региональный масштаб. Публика начнет голосовать рублем – в головное предприятие пойдут конкретные отчеты. Вся система максимально прозрачна. Чиновники заинтересуются: почему 5% от сбора у театра города Х составило 100 рублей, у театра города Y – 80 рублей, а у театра города Z – и вовсе 30?

Но это еще не все. Чтобы стимулировать худруков на хорошие постановки, надо создать бонусную систему. Давайте-ка мы театру, который больше всех заработал, выделим средства на постановку нового спектакля и отправим на пятидневные гастроли в Москву. В итоге для театров создаются новые условия работы и появляются стимулы.

– Ваша схема, как я понимаю, заметно отличается от той, которую внедрил в этом году Федеральный центр поддержки гастролей?

– Не готов сказать, я не очень хорошо знаю эту схему. Но, подчеркиваю, я хочу, чтобы региональные театры начали активнее гастролировать и смогли зарабатывать деньги. Федеральный центр занимается гастролями столичных театров. Выезд столичного театра в регион – всегда событие. Публика радуется знаменитым артистам. Наверняка благодаря этим спектаклям подрастет интерес и к местному театру. Миссия правильная, но, еще раз подчеркиваю, главное, чтобы это не была разовая акция. Должна быть система.

Дело ведь здравое: театры должны, в конце концов, зарабатывать.

– Но ведь многие ваши коллеги (особенно в регионах) говорят о том, что театр по сути зарабатывать не должен, у искусства иные цели…

– Я ведь не призываю к самоокупаемости. Самоокупаемость – это действительно другой вопрос, но зарабатывать может любой коллектив и даже обязан. Главное не превращать это в самоцель. Во главе всего должен стоять творческий процесс, а уж его результаты надо представлять публике за деньги. Здесь тонкая грань. Я. как артист, играю в двух спектаклях Художественного театра (сейчас репетирую третий), но если я выйду и увижу, что публике не интересен, то покину постановку раньше, чем мне скажет об этом режиссер. Можно сколько угодно рассуждать о целях и задачах высокого искусства, но если на тебя не хотят смотреть, то и не надо за счет театра тешить свое самолюбие: придумай другой проект.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • Голая правда

    Новый спектакль «Гоголь-центра» взбудоражил публику и прессу задолго до первых показов, когда стало известно, что в нем участвуют Сати Спивакова, Константин Богомолов и около двадцати обнаженных перформеров. Театр же позиционировал свою премьеру, как запоздалое пришествие на отечественную сцену немецкого драматурга Хайнера Мюллера, которого у нас хоть и ставили, но весьма эпизодически, тогда как в Европе он был одной из знаковых театральных фигур конца прошлого века, а в 90-е возглавлял «Берлинер Ансамбль». ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
  • Мосгорсуд отменил возврат дела «Седьмой студии» в прокуратуру

    Во вторник, 8 октября, Мосгорсуд признал незаконным возвращение в прокуратуру уголовного дела «Седьмой студии» и постановил вернуть дело в суд первой инстанции на новое рассмотрение в ином составе суда. Это решение принято по ходатайству прокуратуры. ...
  • В устав Большого театра внесли изменения

    Назначения и отставки в филиалах Большого театра будут согласовываться с Министерством культуры РФ. Об этом говорится в пояснительной записке к проекту постановления правительства РФ «О внесении изменений в устав федерального государственного бюджетного учреждения культуры «Государственный академический Большой театр России». ...
Читайте также