Вопросы к Богу

«Книга Иова» Эймунтаса Някрошюса стала событием «Сезонов Станиславского»

 
Новый спектакль литовского гения – это попытка понять и открыть для себя Бога как силу, которая создает, но и разрушает судьбы. Самый парадоксальный христианский текст, о котором до сих пор спорят богословы разных конфессий, у Някрошюса рассказан с трех точек зрения: от лица Создателя с золотой конфетой на груди, сатаны с острой кладбищенской лопатой за спиной и самого Иова, ставшего заложником большого спора. Испытания, которые он терпит, утратив благосостояние, детей, дом, – все, чем дорожил, – результат эксперимента. Его цели и задачи «подопытному» знать не дано.
Проверку на верность образцовому Иову Бог устраивает с подачи и при самом активном участии сатаны, а сам устраняется и напряженно – не без явного сострадания – следит за тем, как человек лишается всех точек опоры. «Господи мой, Господи, – строчки Веры Полозковой здесь как раз кстати, – по тому, как рябью идет на тебе футболка, так, словно под ветром флаг/ я немедленно догадаюсь, что ты ревешь, закусив кулак». Если в «Гамлете» Бог нависал над сценой в образе мощной циркулярной пилы, если в «Фаусте» Он в поте лица, со страшным трудом вращал на себе ось мироздания, то здесь очеловечился – и научился сомневаться в свои решениях. Бог «Книги Иова», как и любой творец из числа смертных, испытывает кризис. Как ни пытается Он вдохнуть жизнь в деревянную рыбу, висевшую на груди, она остается инертной материей, хотя вначале воспринималась как благодать, которой Господь одаривает своих послушных детей и держит наготове. Всевышний в спектакле Някрошюса не так уж и всемогущ. Он кажется не менее беспомощным, чем Иов, и не менее зависимым от хода событий, с той лишь разницей, что сам их допустил, но одновременно и выпустил из-под контроля. Его невмешательство – необходимое и достаточное условие для доказательства любви человека к Богу, любви, ни напрямую, ни опосредованно не зависимой от земных благ, дарованных свыше – любви не благодаря, а вопреки. Разрушенная до основания жизнь, от которой не остается ровным счетом ничего, кроме страдания, – еще одно условие. Оно тоже соблюдается, но не делает Иова святым мучеником, даже не делает его сильнее, выше, чище – из-под старого письменного стола праведник выгребает всего лишь горстку камней, как горстку грехов – больше не набирается. Причем свою любовь к Создателю Иов должен доказать сатане, а не самому Создателю. И это, пожалуй, – главное «но».
Исполнителю главной роли Ремигиюсу Вилкайтису удалось создать универсальный, архетипический образ жертв всех гонений и преследований, которыми переполнена история человечества. Вопрос Иова о смысле страданий: «За что?! Почему Ты каждое мгновение испытываешь меня?», – это вопрос, на который нет ответа. Бог отворачивает лицо, когда Иов берет его голову в свои ладони и пытается посмотреть прямо в глаза. Бог не терпит, когда Иов настойчиво требует объяснений и дергает за пояс, – Он встряхивает раба Божьего, тоже ухватив его за ремень, но действует намного жестче и резче: «Ты хочешь ниспровергнуть суд Мой, обвинить Меня, чтобы оправдать себя?» Но это звучит так, что, кажется, Вседержитель вот-вот начнет даже не объясняться, а оправдываться.

К концу рекордно короткого для Meno Fortas двухчасового спектакля Някрошюс сближает Иова и Бога, который сначала отдаляется и только наблюдает со стороны, но потом все же обнаруживает свое присутствие и оказывается совсем рядом. Хотя их сближение, а точнее отдаленное сходство, обнаруживается и раньше, когда Иову, как распятому Христу, смачивают тряпкой рот, а деревянный брус – столп, на котором стоит его дом и его внезапно пошатнувшийся мир – начинает походить на основание креста.

Этот тяжелый крепкий брус в спектакле Някрошюса – только одна опора дома, вторая – сам Иов, на голове которого держится балка кровли. В итоге «родные стены», к которым он припадает губами как к святыне, падают: «Господь дал, Господь и взял; да будет имя Господне благословенно!» Иов, оказавшись придавленным брусом, как тяжестью своей потери, все-таки поднимается: дух его остается невредим. Он демонстрирует стойкость, хотя видно, что в висках у него пульсирует боль и бьется обида, а тело будто и в самом деле теряет вес и делается, как сухой сорвавшийся с дерева листок. Ремигиюс Вилкайтис играет человека, который узнал предел унижения, оказался на пике отчаяния, но при этом остался предельно спокоен, потому что «был человек этот непорочен, справедлив и богобоязнен и удалялся от зла». Иов в спектакле Някрошюса не ропщет на Бога, не отрекается, не восстает – он прощает Его. Потому что, может быть, впервые – именно в страдании – встал с Ним лицом к лицу и понял, что Создатель своих не бросает. 
«Книга Иова» – это аскетичный Някрошюс: в работе с сакральным текстом он сдержан и скуп на метафоры. Здесь их плотность гораздо меньше, чем в знаменитых постановках, «Отелло», «Фауст» или «Гамлет», где каждый визуальный образ мог так раскрутить маховик воображения, что он не останавливался ни во время, ни после спектакля. Здесь нельзя «заблудиться в образном лесу»: спектакль не разрастается до библейских масштабов, как это было раньше, что бы Някрошюс ни ставил, – он сосредотачивается на библейском тексте и не наращивает его образный объем, скорее, дает короткие и аккуратные образные комментарии. В космически черном пространстве есть только карты, где пунктиром обозначны неисповедимые пути господни, и есть личный стол Някрошюса, раскрытый и разобранный на ящики, – на минуту они образуют крону раскидистого древа жизни, на минуту выстраиваются как гробы или надгробья всех, кого потерял Иов, на минуту становятся отсеками его души. «Книга Иова» – это герметичный Някрошюс: в лаконичных образах он не оставляет зазора, в который можно было бы подсмотреть ответ на главный вопрос: где справедливость? Спор сатаны и Создателя разрешается тем, что один дает Иову яблочко, а другой – ножичек. Искушают человека оба, а он оказывается между ними, как между двух жерновов.

  • Нравится


Самое читаемое

  • Умерла Ирина Цывина

    Актриса театра и кино, заслуженная артистка России Ирина Цывина скончалась в четверг, 18 апреля, в возрасте 55 лет. Широкому зрителю она известна по сериалам «Кадетство», «Ольга», «Полицейский с Рублевки», «Папины дочки», «Петровка, 38». ...
  • «Не проще ли увеличить нищенский заработок ярославцев?»

    Круглый стол Союза театральных деятелей РФ, состоявшийся в понедельник, 8 апреля, и посвященный проекту объединения Волковского театра и Александринки, собрал многочисленных деятелей культуры - от представителей Министерства культуры РФ до режиссеров и худруков ведущих театров. ...
  • Названы лауреаты премии «Золотая маска»

    На Исторической сцене Большого театра завершилась XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Публикуем полный список лауреатов сезона 2017-2018 гг. ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Юлия ДЯКИНА, Эвридика, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Игорь ЛАДЕЙЩИКОВ, Харон, «Орфей & Эвридика», Театр музыкальной комедии, Екатеринбург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/ЛУЧШАЯ РОЛЬ ВТОРОГО ПЛАНА Агата ВАВИЛОВА, Луиза Вампа, «Граф Монте-Кристо», Театр музыкальной комедии, Санкт-Петербург   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА РЕЖИССЕРА Филипп РАЗЕНКОВ, «Римские каникулы», Музыкальный театр, Новосибирск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Валерий ШЕЛЕПОВ, «Винил», Музыкальный театр, Красноярск   ОПЕРЕТТА–МЮЗИКЛ/СПЕКТАКЛЬ РИМСКИЕ КАНИКУЛЫ, Музыкальный театр, Новосибирск     БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/ЖЕНСКАЯ РОЛЬ Екатерина КРЫСАНОВА, Джульетта, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/МУЖСКАЯ РОЛЬ Вячеслав ЛОПАТИН, Ученик, «Нуреев», Большой театр, Москва   БАЛЕТ/РАБОТА ДИРИЖЕРА Павел КЛИНИЧЕВ, «Ромео и Джульетта», Большой театр, Москва   БАЛЕТ–СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/РАБОТА БАЛЕТМЕЙСТЕРА–ХОРЕОГРАФА Юрий ПОСОХОВ, «Нуреев», Большой театр, Москва   СОВРЕМЕННЫЙ ТАНЕЦ/СПЕКТАКЛЬ МИНУС 16, Музыкальный театр им. ...
  • На «Золотой маске» назвали лучшие драматические спектакли

    В эти минуты на Исторической сцене Большого театра завершается XXV церемония награждения премии «Золотая маска». Как передает корреспондент «Театрала», под занавес церемонии наградили лауреатов номинации «Лучший драматический спектакль». ...
Читайте также


Читайте также

  • «Фестиваль – это всегда большая ответственность»

    С 6 по 9 июня журнал «Театрал» проведет в столице Германии III международный фестиваль «Мир русского театра». Одним из участников форума станет датско-российский театр «Диалог». Художественный руководитель коллектива Татьяна Дербенева-Якобсен рассказала о деталях предстоящего выступления: - В Берлин мы привозим спектакль «Дурман, или Игра воображения» по мотивам пьесы Питера Шеффера в сценической версии Жанны Герасимовой – нашей коллеги из русского театра Варшавы. ...
  • Театр Zero привезет в Берлин свой новый спектакль

    С 6 по 9 июня журнал «Театрал» проведет в столице Германии  III международный фестиваль «Мир русского театра». Одним из участников форума станет театр Zero из Тель-Авива. О предстоящем выступлении рассказывает основатель и художественный руководитель театра Олег РОДОВИЛЬСКИЙ: - Мы покажем в Берлине нашу новую постановку «Не боюсь Вирджинии Вулф» по мотивам известной пьесы Эдварда Олби. ...
  • «Русская сцена» покажет на фестивале в Берлине свою версию «Чайки»

    С 6 по 9 июня журнал «Театрал» проведет в столице Германии  III международный фестиваль «Мир русского театра». Одним из участников форума станет театр «Русская сцена» (Берлин). Корреспондент «Театрала» узнал о деталях предстоящего выступления этого коллектива из первых уст. ...
  • «Театрал» это целый ряд проектов, которые мы ведем»

    Среди участников IV Московского культурного форума, проходящего в эти дни в Манеже, оказался и журнал «Театрал». Утром в субботу, 23 марта, главный редактор издания Валерий Яков и критик Ольга Егошина рассказали о международных проектах «Театрала», а помогла им в этом зам. ...
Читайте также