Трудно быть смешным для всех

 
– В прошлом номере вы рассказали байку про отца-основателя цирковой династии Ивана Филатова. А где же истории про Юрия Никулина? По-моему, они заслуживают отдельной публикации…
Станислав Бондаренко, Москва
Слово читателя – закон (письма в редакцию пишите по адресу teatral@newnews.ru).

У Юрия Никулина было врожденное чутье на смешное. На войну уходил с большой записной книжкой, в которую с 1936 года записывал анекдоты. Однажды поспорили с сослуживцем Гусаровым, кто больше анекдотов знает. Гусаров предложил:

– Давай, ты начинай рассказывать, а я буду продолжать.

Никулин выдает первый анекдот – Гусаров не знает. Затем второй, третий, пятый… Все хохочут. Гусаров молчит. До половины четвертого ночи Никулин травил анекдоты. Многие устали смеяться, легли спать.

– Ладно, кончай травить, я проиграл, – сказал Гусаров.

– Погоди, есть еще анекдоты про пьяных, детские, иностранные, – не унимался Никулин.

Перед войной в записной книжке было 600 анекдотов, к 1945 году их стало полторы тысячи. А дальше он считать перестал...

«Вы что, глухонемой?»


Однажды в цирке Никулин столкнулся в дверях с режиссером Борисом Романовым. И Борис рассказал:

– В цирке умер одногорбый верблюд. Директор говорит завхозу: «Пошлите в центр заявку на двугорбого верблюда». – «А почему на двугорбого? Ведь у нас умер одногорбый?» – спрашивает завхоз. – «Все равно срежут наполовину».

В тот же день анекдот был записан в книжечку.

Впрочем, не только анекдоты становились живым материалом для творчества Никулина. Снимаясь в «Бриллиантовой руке», он вспомнил старую цирковую репризу.

А дело было так:

– Очень мне нравилось, как работают клоуны Сергей Любимов и Владимир Гурский, – вспоминал Никулин (в книге «Почти серьезно»). – В исполнении этих клоунов мне нравилась и клоунада «Нагружайся-разгружайся».

Из центрального прохода, как бы с улицы, появлялся с плащом, перекинутым через руку, Гурский, а за ним шел Любимов, который тащил на спине громадный ящик, перевязанный толстой веревкой. Любимова за ящиком почти не было видно. Публика видела только тоненькие ножки в полосатых носках, с трудом переступавшие по ковру. Гурский спрашивал у инспектора манежа (его играл Александр Буше. – «Т»):

– Скажите, пожалуйста, куда это мы попали?

– Вы попали в Московский цирк, – отвечал инспектор манежа.

– А я думал, на вокзал, – хрипел из-под ящика Любимов.

– Сережа, разгружайся!

Любимов снимал ящик и вытирал пот.

– Мы хотим поступить на работу к вам в цирк, – заявлял Гурский.

– А что вы умеете делать? – интересовался инспектор. – Нам нужны дрессировщики.

– Мы дрессируем мамонтов. У вас есть в цирке мамонты? – спрашивал Любимов.

– Нет, – отвечал инспектор манежа.

– Ах, нет мамонтов… – разочарованно произносил Гурский и командовал: – Сережа, нагружайся!

Любимов с трудом взваливал ящик на спину и заплетающимися ногами шел по манежу. Только он доходил до барьера, как Гурский возвращался к инспектору и спрашивал:

– А платят в цирке хорошо?

– Да, хорошо, – отвечал инспектор.

– Сережа, разгружайся, – требовал Гурский и интересовался: – А за что платят?

– За хорошую работу, – говорил инспектор манежа.

– Ах, еще и работать надо? Сережа, нагружайся.

Так они все время разгружались и нагружались. В конце клоунады Любимов, обессиленный, ползком тащил на себе ящик. Публика хохотала.

Нравилось мне в некоторых клоунадах необычное появление на манеже Сергея Любимова. Только объявят очередной номер программы, как вдруг во втором ряду партера кто-то начинает громко аплодировать. Это был сам Любимов. Публика смеялась. Александр Буше снова начинал объявлять номер, и Любимов снова аплодировал. Тогда Буше подходил к нему и просил не мешать, пригрозив, что его выведут из зала.

– Вы поняли, что я вам сказал? – спрашивал Александр Борисович.

В ответ Любимов вставал и, показывая на свои уши и рот, жестами объяснял, что он не слышит и не может говорить.

– Вы что, глухонемой? – спрашивал Буше.

– Да!!! – рявкал в ответ Любимов.

Много лет спустя, снимаясь в фильме «Бриллиантовая рука», я использовал эту забытую клоунскую репризу.

«Пусть Моргунов бежит медленнее»


– Один из ассистентов Леонида Гайдая предложил мне попробоваться в короткометражной комедии «Пес Барбос и необычный кросс», – вспоминал Юрий Владимирович. – Кто-то из помощников Леонида Гайдая рассказывал потом:

– Когда вас увидел Гайдай, он сказал: «Ну, Балбеса искать не надо. Никулин – то, что нужно».

На роль Бывалого утвердили Евгения Моргунова, которого до съемок я никогда не видел. Его личность была окружена легендами, странными историями. Например, рассказывали, как Моргунов умудрялся ездить без билета в трамвае или троллейбусе. Делал он это просто. Поскольку контролеры часто устраивали облавы на безбилетников, Моргунов придумал следующее: он входил в трамвай или троллейбус и зычным голосом заявлял:

– Граждане пассажиры, приготовьте билеты.

Шел и проверял у всех билеты. Потом выходил на остановке и садился в другой трамвай и снова проверял билеты. Так и доезжал до института. А если в вагоне уже оказывался контролер, то Моргунов произносил: а-а, уже проверяют, ну хорошо, – и выскакивал из вагона.

Почти не знал я и Георгия Вицина. Нравился он мне в фильме «Запасной игрок», где исполнял главную роль. Много я слышал и о прекрасных его работах в Театре Ермоловой…

Весь месяц я снимался. В фильме не произносилось ни слова, он полностью строился на трюках. Многие трюки придумывались в процессе работы…

Была у нас сцена, когда Трус во время погони должен обогнать Балбеса и Бывалого. Гайдай попросил, чтобы мы с Моргуновым бежали чуть медленнее и дали Вицину вырваться вперед.

На репетициях все шло нормально, а во время съемок первым прибегал Моргунов.

– Я не могу его обогнать, – жаловался Вицин. – Пусть Моргунов бежит медленнее.

– Почему ты так быстро бегаешь? – спросил я Моргунова.

– А меня, – заявил он мрачно, – живот вперед несет.

И хотя Моргунов клятвенно обещал замедлить бег, слово свое он не сдержал, и мы три дубля пробегали зря.

Фильм приобрели все страны. Только Япония почему-то отказалась. После выхода «Пса Барбоса» на экраны Леонид Гайдай стал признанным комедийным режиссером. Прошло несколько лет. Гастролируя в одной из зарубежных стран, мы попали на прием в советское посольство. После приема посол, взяв меня под руку, привел к себе в кабинет.

– Сейчас что-то покажу, – сказал он, открыл сейф и вытащил оттуда коробку с пленкой.

Я решил, что мне покажут особо интересную хронику.

– Это ваш «Пес Барбос», – говорит посол. – Держу его в сейфе, чтобы подольше сохранился. По праздникам мы смотрим его всем посольством. А главное, «Пса Барбоса» мы показываем иностранцам перед началом деловых переговоров. Они хохочут, и после этого с ними легче договориться.

  • Нравится


Самое читаемое

  • В новогодние праздники музеи Москвы работают бесплатно

    Несколько десятков музеев москвичи и гости столицы смогут бесплатно посетить в период со 2 по 8 января. Выбор широк – от усадеб и мемориальных квартир до исторических, краеведческих и литературных музеев. Новогодним игрушкам посвящена выставка в Центре Гиляровского. ...
  • Зрители выбрали лучший спектакль сезона

    В номинации зрительской премии «Звезда Театрала» были представлены спектакли «Как важно быть серьезным» Виктора Шамирова (Театр им. Моссовета), «Макбет» Антона Яковлева (Театр на Малой Бронной), «Сережа» Дмитрия Крымова (МХТ им. ...
  • «Я бы хотела, чтоб это был захаровский спектакль»

    В «Ленкоме» – 2 и 3 декабря состоится премьера спектакля «Капкан», вольной сценической фантазии по мотивам сочинений Владимира Сорокина, сценарных разработок Марка Захарова и документальных источников. Накануне премьеры Александра Захарова, которая завершает начатую ее отцом постановку, рассказала о том, как шла работа над этим спектаклем. ...
  • Владимир Машков готовит «Ночь в отеле»

    Первая постановка Владимира Машкова в статусе художественного руководителя Театра Олега Табакова увидит свет 25 декабря (сцена на Чистых прудах). Режиссер выбрал пьесу современного британского драматурга Терри Джонсона Insignificance («Незначительность»), однако спектаклю дали другое название – «Ночь в отеле». ...
Читайте также


Читайте также

  • Практический опыт

    На первый взгляд закулисье этого театра напоминает подводную лодку или бункер. Узкий серый коридор упирается во внушительную металлическую дверь. Аварийный отсек? Бомбоубежище? Нет, всего лишь костюмерная. Вполне театрально. ...
  • Пространство без границ

    Переступив порог Театра Олега Табакова, зрители тянутся за телефонами. Не сделать здесь фото невозможно: от пола до потолка стены покрыты зеркалами самых разных размеров и форм. Идея нового пространства Сцены на Сухаревской принадлежит художественному руководителю Владимиру Машкову. ...
  • «Нельзя держаться только за бренд»

    Недавно в столице Великобритании в международном культурном центре «Барбикан» прошли гастроли Московского драматического театра им. Пушкина, которые проводила киевский импресарио Оксана НЕМЧУК. «Театрал» записал интервью о закулисной стороне столь масштабного международного проекта. ...
  • «Табаков не любил разводить бюрократию»

    Актер Авангард Леонтьев провел для «Театрала» экскурсию по памятным местам МХТ им. Чехова: мы побывали в мемориальном кабинете Немировича-Данченко, в воссозданных гримерках Станиславского и Ефремова, заглянули в гримерку Табакова, увидели уникальные произведения Шехтеля и редкие фотографии старейших актеров. ...
Читайте также