Капустник – это пирог

Как родилась знаменитая театральная традиция

 
На капустниках в дореволюционной Москве была коронная сценка. На переднем плане сидели два артиста. Один с портретным сходством был загримирован под Станиславского, другой – под Немировича-Данченко.
Из-за кулис появлялся третий артист, игравший режиссера Музыкального театра Донатова, который носил большую окладистую бороду.

Станиславский спрашивал, указывая на Донатова:

– Это… это кто такой?

Немирович-Данченко отвечал, поглаживая свою бороду:

– Это известный режиссер Донатов.

Станиславский разводил руками и говорил, глядя Немировичу в лицо:

– Режиссер? С бородой? Да бог с вами. Режиссеров с бородой не бывает.

Занавес закрывался под несмолкаемый хохот зала.

Неловкие шутки


Сто лет назад капустники стали неотъемлемой частью Москвы. Кафешантаны, кабаре, театры-буфф и театры миниатюр своим шумным юмористическим фронтом наступали на серый досуг горожан. Особенно прославился в этом плане сатирический театр Никиты Балиева «Летучая мышь», зародившийся в недрах МХТ.

Легко представить меню театрального буфета того времени. Пирожные «Шутка по Станиславскому», коктейли «Хромая балерина», пирожки «Соль в суставах» и торт «Шепот суфлера» так и просятся в строку. Однако экспериментировать в этом направлении кулинары не торопились, поскольку со времен Щепкина главным атрибутом актерских праздников считался капустный пирог. Причем традиция зародилась сама собой: по окончании зимнего сезона (когда начинался Великий пост и спектакли играть запрещалось), – на квартирах у артистов Малого театра собирались «свои» зрители – подвести итоги и, конечно, вспомнить сцены из полюбившихся спектаклей. История умалчивает, кто первым испек капустный пирог, однако уже в 1840-е годы собираться на капустник во время поста у театралов стало святым делом.

Встречи все больше носили шутливый характер. Например, однажды комика Живокини попросили спеть (артист славился своей богатой мимикой), и он сказал:

– Господа, внимание! Сейчас будет петь артист Живокини. Голоса большого не имеет, так что какую ноту не возьмет, ту покажет рукой!

Не бог весть какой юмор, но с этого начинались капустники.

«Я обронил два конверта»


Вообще юмор дореволюционных капустников сегодня без комментариев понять непросто. Например, основатель «Летучей мыши» Никита Балиев шутил:

– Собинова покарали, чтоб не ползал по Корали.

Леонид Собинов был знаменитый тенор, Корали – легендарная балерина. Ситуация заключалась в том, что балерина была любовницей Великого Князя, да и Собинову она тоже нравилась. Но когда он со сцены Большого театра объявил, что посвящает ей свою арию, ему указали его место.

Впрочем, были и нестареющие номера, не требующие пояснений. Например, сценка «Что было на следующий день после отъезда Хлестакова». Все персонажи гоголевской пьесы собирались в полной панике и растерянности. Земляника предлагал испытанное средство – взятку. Все собирали, кто сколько при себе имел, клали сумму в большой конверт и, замирая от страха, ожидали настоящего ревизора. Наконец он появлялся.

Маленький, лысый, плюгавый, в зелено-золотом мундире, с треуголкой под мышкой и шпагой на боку. Ревизор проходил мимо чиновников, смотрел им в глаза и злобно шипел:

– Под суд! Под суд! Всех под суд!

Тогда Земляника незаметно ронял позади него конверт, тут же поднимал и подобострастно протягивал ревизору:

– Виноват-с, ваше превосходительство. Вы изволили обронить-с.

Ревизор брал конверт, выдерживал паузу и говорил, глядя на Землянику в упор:

– Я обронил два конверта.

Чиновники облегченно вздыхали.

«Опасное путешествие на Марс»


Долгое время капустники устраивались исключительно для своей публики, пока, наконец, 9 февраля 1910 года в Художественном театре ни состоялся вечер, билет на который мог купить любой желающий.

Станиславский так описывал этот первый публичный капустник:

– Выкатывали огромную пушку. Выходил маленький Сулержицкий в какой-то непонятной иностранной форме из кожи и клеенки. Он говорил длинную речь, пародируя английский язык. Переводчик объяснял, что англичанин предпринимает опасное путешествие на Марс. Для этого его положат в пушку и выстрелят. Появлялась жена, происходило трогательное прощание, тоже на якобы английском языке. Потом к бесстрашному офицеру подходили Качалов и Грибунин, одетые в непонятную форму каких-то артиллеристов. Они только что прочистили пушку и смазали ее маслом, а теперь с небольшими масленками от швейной машинки в руках подошли и прыскали масло на клеенчатую одежду бесстрашного полковника: благодаря такой смазке англичанин будет лучше скользить при выстреле по жерлу пушки. На верхнем ярусе зрительного зала был поставлен большой круг, обтянутый белой папиросной бумагой, подобно тем, через которые в цирке прыгают наездники.

Все готово. Прощание кончено. Храбрый полковник говорит последнюю прощальную речь перед далеким путешествием. Его подымают к жерлу пушки – он скользит и скрывается в ней. Потом Качалов и Грибунин кладут пыжи, заколачивают их потуже, всыпают порох, зажигают фитиль на длинной палке и, с большими предосторожностями, на расстоянии, поджигают заряд. Вся публика, и особенно дамы, в волнении и ожидании оглушительного выстрела, старательно затыкает себе уши. Но, к удивлению всех, раздался лишь звук детской игрушечной хлопушки, хотя при этом оба поджигавшие солдата упали от сотрясения, и зал огласился страшным криком; бумажный круг прорвался, в отверстии его показалась на верхнем ярусе фигура бравого полковника Сулержицкого, и военный оркестр заиграл торжественный туш.

Курьезнее всего то, что один из зрителей видел летящего в воздухе Сулержицкого!

  • Нравится


Самое читаемое

Читайте также


Читайте также

  • Дарья Белоусова: «Одежда скажет за тебя – кто ты»

    Актрису «Современника» Дарью Белоусову запоминаешь сразу. Рыжая голова,  умные глаза, низкий голос при достаточно миниатюрных данных. В нее хочется вглядываться. С ней хочется говорить обо всем. Несколько лет назад Даша стала писать. ...
  • Павел Каплевич: «Стиль не прививается: он либо есть, либо нет»

    Павел Каплевич закончил  актерский факультет Школы-студии МХАТ, а также был актером, режиссером, продюсером, креативным директором, сценографом, художником по костюмам, дизайнером, но при этом специального художественного образования так и не получил. ...
  • Тот самый «Оливье»

    «Театрал» продолжает рассказ о театральных ресторанах Москвы. На сей раз наш корреспондент побывал в кафе «Оливье», которое находится в «Школе современной пьесы».   АДРЕС: Ул. Неглинная, д. 29, стр. 1 В знаменитом доме на Трубе до революции располагался один из легендарных ресторанов старой Москвы – «Эрмитаж», получивший свое название от расхожего французского слова ermitage – «место уединения», «приют отшельника». ...
  • «Все, что правильно – красиво, а все красивое – правильно»

    Для кого звучит первый звонок? Когда не следует пропускать даму вперед? Как обратиться к незнакомому человеку? На эти и другие вопросы отвечает специалист по этикету Татьяна БЕЛОУСОВА. Правило третьего звонка Покупка билета – стратегический момент. ...
Читайте также