Татьяна Арнтгольц

«Меня пугают репертуарным театром»

 
Ее героиням веришь, их любишь, им сочувствуешь. И, в конце концов, за них голосуешь… В 2013 году Татьяна Арнтгольц стала лауреатом премии «Звезда Театрала» за роль Гитель в спектакле «Двое на качелях», поставленном в Современном театре антрепризы. Актриса, выросшая в семье знаменитых драматических артистов, говорит, что находит в антрепризе гораздо больше преимуществ, чем в репертуарном театре…
– Татьяна, за ваш спектакль голосовала вся Россия. Для вас есть разница, где играть – в Москве или в провинции?

– Абсолютно никакой разницы. Мы всегда работаем с удовольствием, выкладываясь по полной. Хотим своей игрой отвоевать доброе имя антрепризе.

– А почему вы считаете, что доброе имя антрепризе необходимо «отвоевывать»?

– Потому что сейчас антрепризы, к сожалению, имеют статус слабых спектаклей по материалу, по качеству постановок и исполнения. Но для меня антреприза – это не междусобойчик, когда мы пришли в джинсах и в грязных ботинках. Я сторонница классического театра и буду гнуть эту линию до конца своей жизни.

– Смелое заявление…

– Иначе нельзя. Многие режиссеры, мне кажется, и думать не хотят о том, что на артистах лежит большая ответственность: на нас смотрят и на нас равняются. Об этом нельзя забывать особенно сейчас, когда уровень невежества достиг просто катастрофической отметки. Недавно я спросила у 16-летнего юноши, что за праздник 9 Мая и что за даты 1941–1945 год, он очень долго напрягал мозги, но так и не смог ответить на этот вопрос. Поколение не интересуется историей, и это очень грустно…

– Сейчас вы заняты только в спектакле «Двое на качелях». Вам не предлагают другие проекты или причина в чем-то ином?

– Предложений поступает достаточно много, но, к сожалению, мне они не нравятся. И мы с нашим продюсером Альбертом Могиновым уже давно ищем хороший материал.

– Наверное, вам предлагали и в репертуарном театре поработать?

– Нет. Вы знаете, если я сейчас скажу эту фразу, то возьму на себя большую ответственность. Но все-таки – думаю, что меня не зовут, поскольку я сама не очень этого хочу. Боюсь репертуарного театра. Там ведь годами приходится ждать новых ролей. А если в труппе сразу несколько молодых актрис? Ты со своей подругой назначена на главную роль – конкуренция неизбежна. Кроме того, не пройдет там история: я уехал, две недели меня нет, а потом приехал и два дня я здесь. Театр – это театр. Надо отдаваться ему полностью. Поэтому предпочитаю антрепризу как некий «проектный» театр: здесь я могу планировать свою жизнь, не связывая себя таким понятием, как «театр-дом». Возможно, что с годами я изменю свое отношение, захочется некоторой художественной стабильности, но тогда и стационарный театр изменится. А сейчас меня им очень пугают…

– Вы с кем-нибудь советуетесь, когда выбираете материал?

– Только с мамой. Часто, когда мне присылают пьесы, первой их читает мама и говорит, интересно это или нет. И практически всегда наши вкусы совпадают. Сейчас у меня нет по-настоящему интересных предложений, но мечта поработать с сильным режиссером меня не покидает.

– А с кем, например?

– Прежде всего с Анжеликой Холиной. После того, как посмотрела «Отелло» в Театре Вахтангова, я поняла, что она тот режиссер, о встрече с которым я мечтаю давно. И, кстати, когда на «Звезде Театрала» нас с Анжеликой представили друг другу, я убедилась в том, что она еще ко всему же потрясающий человек. Я бы даже сказала, демоническая женщина, обладающая какой-то бешеной энергией. Думаю, работать с ней – это не только труд, но и кайф.

– Хочу вернуться немного назад: вы говорите, что давно ищете хороший материал – после нынешнего успеха важно не ошибиться в следующем шаге. Но ведь работая с сильным режиссером, вам наверняка придется во многом себя «перековать». Ведь те же вахтанговцы не раз говорили о том, как тяжело соответствовать высокой планке, которую задает им Холина…

– Я этого не боюсь, поскольку только в работе на сопротивление и развивается артист. Например, были у нас съемки сериала «Фурцева. Легенда о Екатерине». Я пришла со своим четким видением роли. Но режиссер Сергей Попов вдруг оказался недоволен: он начал со мной репетировать, чтобы полностью изменить мое представление о героине. Тогда мне показалось это странным. Но едва фильм вышел на экран, я поняла, насколько режиссер был прав. Совсем иначе на свою роль пришлось мне взглянуть и в спектакле «Двое на качелях». Я пересмотрела несколько вариантов постановок, посмотрела старый американский фильм, и всегда это была драма от начала до конца. Но наш режиссер Алексей Кирющенко, обладая талантом во всем видеть смешное, сделал удивительно легкий, остроумный спектакль. Ни я, ни Гриша Антипенко не могли даже вообразить, что Алексей вытащит столько юмора из этой истории. И поэтому приходилось полностью менять представление о сцене, играть совершенно в другом ключе. И это здорово, это интересно, это и есть творчество.

– Есть еще спектакли, о которых вы можете говорить также увлеченно?

– Конечно, есть. С удовольствием вспоминаю спектакль «Пять вечеров». Я очень любила роль Кати, любила нашу команду. Это было так здорово, весело. Правда, только, когда с нами был Саша Дедюшко. А когда его не стало, оказалось, что незаменимые люди все-таки есть. Через год мы собрались, рискнули возобновить постановку, но поняли, что в одну реку дважды войти невозможно. С другим актером в роли Ильина получилось все по-другому, иная обстановка, атмосфера. А каким прекрасным был спектакль «Сказки старого Арбата». Но опять лишь в самом начале, когда мы только выпустили его, когда все дышало, было живым. А потом, к сожалению, антрепризные условия, несколько актерских составов стали его потихоньку гробить. Спектакль и сейчас существует, но мне неинтересно его смотреть, потому что это какой-то аппендикс от того, что мы когда-то придумали.

– Помню ваше участие в «Ледниковом периоде», который вы не смогли завершить в связи с беременностью. Скажите, рождение дочери надолго выбило вас из привычного ритма?

– Нет, я лишь полгода не снималась в кино и не ездила на гастроли – играла только в Москве. Это был мой выбор. А потом мне предложили роль в фильме «Трава под снегом» украинского режиссера Володи Янощука. Я согласилась и не ошиблась, потому что режиссер оказался замечательным человеком, и сниматься у него было огромным удовольствием. А вслед за этим появился следующий интересный проект «Фурцева. Легенда о Екатерине». И я вот так спокойно вошла в рабочую колею.

– Но наличие семьи все же вносит коррективы в работу. Наверняка хочется больше времени проводить с дочерью?

– Маша не доставляет много хлопот. Она очень мобильный ребенок, обожает путешествия, самолеты, поезда. Ей нравится общаться со сверстниками и для меня, например, стало открытием, что Маша обожает ходить в детский сад. Ребенок с активным характером, который не может сидеть без дела. Сам факт выходного дня для нее не очень радостное событие, поэтому я стараюсь занимать ее танцами, спортом, английским языком. Брала несколько раз в театр на детские спектакли и на мюзиклы.

– А вас она видела на сцене?

– Нет, на свои спектакли я ее не беру. Потому что Маша еще маленькая, и этот спектакль пока не для нее. Но в театре ей очень нравится и в драматическом, и в кукольном. Хотя, откровенно говоря, не могу представить себе ребенка, которому не нравился бы театр.

– И тем более вашей дочери, родившейся в актерской династии...

– Да, вы правы, вся моя семья связана с театром: и муж, и родители, и брат, и сестра. Мы с сестрой Ольгой работаем в Москве, брат Антон в Калининградском областном музыкальном театре, папа там же в драматическом театре. Только мама уже оставила сцену. Сейчас она зритель и мой самый строгий критик.

– Татьяна, этот номер «Театрала» мы посвятили ветеранам войны. Скажите, пожалуйста, отголоски той страшной войны как-то звучат в вашей семье?

– Безусловно. Мой папа блокадный ребенок, их семья жила в Ленинграде. В 1941 году его отец погиб на фронте, и бабушка больше не вышла замуж. Она свято хранила память о своем единственном муже. Бабушка очень много рассказывала о том, как они пережили эту войну. Поэтому тема войны всегда в нашей семье. Она есть и будет. И я, и сестра моя Ольга, мы обязательно расскажем своим дочерям о войне, когда они немножко подрастут. Для нас это очень важно.

– А как вы считаете, почему в России о своих героях часто говорят в прошедшем времени и почти никогда не ценят при жизни (достаточно посмотреть на то, как живут фронтовики, десятилетиями ожидая обещанных дотаций, машин и квартир)?

– Я могу лишь сожалеть по этому поводу. Потому что вроде бы стараются об этом говорить, вроде бы стараются делать какие-то передачи, но, как правило, это уже постскриптум, когда человек ушел, вот тогда о нем вспомнили. Это очень горько, это очень грустно, но при всех попытках что-то изменить реальной помощи не видно.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также