Римас Туминас

О Пушкине – прозой

 
– Поскольку Пушкина можно слушать и понимать только по-русски, я немного опасаюсь за перевод, который неизбежен на гастролях, – говорит Римас ТУМИНАС. – Как воспримут русскую поэзию в других странах – вот что меня беспокоит. Но я надеюсь, что нам удастся передать смысл произведения через картины, через пластику. Пришлось выполнить такой киномонтаж поэтических картин. А если картины выстроены правильно, они будут понятны и без текста, и я думаю это восполнит языковые проблемы.

– В странах, куда вы отправляетесь, довольно многочисленные русские диаспоры…

– Я никогда не рассчитываю на русскоговорящих людей. Нельзя думать, что если в зале будет половина людей, понимающих язык, это существенно облегчит работу. Это не так. Просто для того, чтобы быть понятыми, актерам надо играть ярче, стремительнее, выразительнее, сохраняя при этом атмосферу спектакля. Надо представить, что рассказываешь что-то детям. Говорить очень простым театральным языком и тогда тебя поймут и примут.

– Вы ведь довольно сильно сократили текст поэмы.

– Да, пришлось поработать над текстом самого Пушкина. У него ведь всего несколько диалогов: Онегин и Татьяна, Онегин и Ленский, няня с Татьяной, диалог с читателем. Вот и все. Как это вставить в картину? Как сделать, чтобы поэтический текст звучал? Это очень сложно. Пришлось значительно сократить часть поэмы. Но, сокращая, я был очень внимателен тексту, к композиции, чтобы не пропустить чего-то важного. Следовал театральному закону – если есть хоть малейший намек на драматургию, надо играть. А что невозможно сыграть, передал через картину.

Я думал, что пушкинисты, театроведы, историки будут упрекать меня в этом. Но получилось так, что вроде никто этого и не заметил.

А поскольку упреков нет, значит все получилось. Значит, как-то удалось обмануть зрителя. Чехов же говорил, что, когда он пишет, он обманывает всех. Вот и у меня еще с юности есть такое ощущение, что я обманываю публику. Ставлю спектакль, и зритель мне верит. Всегда думаю, вот придет день, меня уличат в обмане и будут судить. И не знаю, сколько дадут за такой обман.

– Но пока за ваш, так называемый обман, вы получаете только награды. И даже коллеги по режиссерскому цеху называют вас художником высокого класса.

– Сам я так не считаю и не чувствую в себе художника. Я никогда не употребляю такие обороты, как «в моем творчестве», «о моем творческом пути», или «моя карьера». Меня неоднократно приглашали на передачу «Линия жизни», а я не могу согласиться – ну, нет никакой линии. Подождите, еще рано. Вот поставлю еще несколько классических названий, воплощу еще несколько тем, тогда может быть скажу «мое творчество».

– Стало быть, в ваших планах классика?

– В общем-то, да, классика. Сейчас репетирую Кановича. Это литовский автор, который двадцать лет тому назад эмигрировал и живет сейчас в Тель-Авиве. Все, кто читает его романы, и артисты, занятые в спектакле, просто восхищены текстом. Его глубиной, мудростью. Такой текст встречается не часто. И тема очень жизненная – дорога наша, дорога наших отцов, дорога к детям, где бы они ни жили. Мы вечно идем к своим детям, а они уходят от нас все дальше и дальше. И мы никогда так и не доедем до них.

Вот такая история. Правда, тут есть один щекотливый момент. Действие происходит в Литве, в Вильнюсе, и я боюсь, что начнут говорить: «Ну, вот, Туминас уже про себя начал ставить, про свой дом».

– Литва ваш дом, но, говорят, что именно в Вильнюсе вы жутко волновались во время показа «Евгения Онегина»…

– Да, я всегда боюсь свои спектакли везти в Литву. Понимаете, здесь некая есть ирония. Скажем, скрытая обида, что вот, покинул нас, предал, отдался России. И даже успешность Театра Вахтангова, связывают с ситуацией литовского театра, которому сейчас очень нелегко и многие считают, что при мне такого не случилось бы. Но, тем не менее, театралы, я имею ввиду актеры и зрители очень тепло приняли спектакль. А критики молчали, не знали, что им говорить, что делать. Тем более, они знакомы с нашей прессой, оценками. И что добавишь, что еще скажешь?

Но я действительно очень сильно переживал, потому что приезжаешь с открытой душой – вот я, я свой. А тебе в ответ: «Ну, и что? Что вообще в твоем спектакле? Ничего особенного. Ничего удивительного». Литовский менталитет. Я бы даже сказал, такой мягкий цинизм. Он существует. И вот этого боишься. Открыться своим труднее всего. Я боялся, волновался. Но, слава актерам, они это ощущали. Они почувствовали необходимость сыграть чисто, профессионально хорошо, вдохновенно. И вот эту такую, скажем, битву мы выиграли.

– Ваши актеры рассказывали, что были в недоумении от реакции литовской публики, которая молчала смотрела спектакль. В Москве принято аплодировать после удачных сцен.

– Да, это действительно так. Когда-то Алла Пугачева, выступая в Литве, выбежала в антракте со сцены и, металась по гримерной со словами: «Это провал! Зрители сидят молча. Это провал!» и, несмотря на то, что она немного знала литовскую публику, ей это было непривычно. А наш продюсер удивился и говорит: «Нет, это огромный успех. Просто зрители не мешали вашему выступлению». Литовцам свойственна сдержанность, внимательность. Они боятся нарушить действие своими аплодисментами. Все эмоции выливаются в конце. Наверное, так и должно быть.

Московская публика, российская, она не такая, она гораздо эмоциональнее. И порою это мешает, они просто «захлопывают» сцены. У меня трудно идет сцена «именины». Я хочу там подвесить небольшую угрозу, ожидание какой-то опасности. Чтобы напряженно было. А зрители не дают этого сделать. После каждой песни, после каждого выступления аплодисменты. И мы боремся с собой. Стараемся не кокетничать с публикой, не играть в поддавки.

Но опять же не это главное. Важно, чтобы спектакль был хороший. Чтобы он был и театрален, и зрелищен, и глубок, и нежен, и красив. Он может быть грустный, и даже трагичный. Но обязательно это должна быть хорошая жизненная история. А для этого надо много работать и тогда господь улыбнется нам.

  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Он прошел в искусстве счастливый путь»

    Во вторник, 1 октября, в московском театре «Ленком» проходит церемония прощания с Марком Захаровым. Художественный руководитель театра, народный артист СССР ушел из жизни 28 сентября. Проститься с ним пришли многие деятели искусства, в числе которых Александр Калягин, Галина Волчек, Александр Ширвиндт, Евгений Миронов, Константин Богомолов, Юрий Бутусов, Марк Розовский, Евгений Писарев, Дмитрий Крымов, Миндаугас Карбаускис, Алексей Бородин, а также тысячи поклонников творчества мастера. ...
  • Константин Райкин: «Я совершенно не согласен с сегодняшним решением суда»

    На сайте «Сатирикона» опубликован комментарий худрука театра Константина Райкина по поводу приговора Павлу Устинову, которому Мосгорсуд изменил наказание с 3,5 года колонии на год лишения свободы условно с испытательным сроком два года. ...
  • «Мы должны быть вместе»

    Фото: Михаил Гутерман  Во вторник, 1 октября, Московский театр «Современник» открыл 64-й театральный сезон. По традиции, сбор труппы состоялся в день рождения первого художественного руководителя театра Олега Ефремова. ...
Читайте также


Читайте также

  • Почти весь Някрошюс

    На осенних фестивалях есть шанс увидеть несколько спектаклей Эймунтаса Някрошюса, уход которого год назад стал потрясением для всего театрального мира. «Сукины дети»: литовский дух Клайпедский драматический театр (Литва) Постановка литовского романа «Сукины дети» возвращает в 18 век, когда маленькая Литва была частью Пруссии, и соединяет историческое прошлое с отголосками древних языческих мифов. ...
  • Театр наций продолжает гастроли в Лондоне

    В рамках своего первого гастрольного тура в Лондон Театр наций представил британской публике одну из знаковых постановок репертуара – работу всемирного известного режиссера Алвиса Херманиса «Рассказы Шукшина». ...
  • Et Cetera везет «Ревизора» в Берлин

    Гастроли Et Cetera под руководством Александра Калягина пройдут 12 и 13 октября в Театре на Потсдамской площади. Зрители увидят спектакль «Ревизор. Версия» в постановке Роберта Стуруа. Спектакли будут показаны в рамках программы международного культурного проекта «Русские сезоны» в Германии. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также