Олег Табаков

«Дело надо делать, господа!»

 
– 20 лет, а то и все 30 – возраст довольно приличный. Но при этом некоторое снисходительное отношение к театру до сих пор осталось, хоть вы и убрали из названия слово «студия». «Мальчики и девочки из «Табакерки». А они и не мальчики уже давно.

– Я к этому спокойно отношусь. Если говорить о том, каким образом сохранился дух человеческий, думаю, потому что за этими подвальными стенами мы были все-таки защищены от мерзостей тогдашней жизни, на исходе 70-х. Не случайно к нам лояльно относились не партийное руководство, не Министерство культуры, а Комитет госбезопасности, который, как самая информированная организация, примерно предполагал, куда этот корабль плывет. И поэтому делегации итальянских сенаторов-коммунистов, испанских сенаторов-социалистов и даже сам председатель национального собрания Франции Жак Шабан-Дельмас были привозимы этой организацией в подвал. Думаю, это было просто из потребности показать, что и у нас, знаете ли, всего много. А еще, причина сохранения духа в том, что, как удачно однажды сказал ваш коллега Максим Соколов, «ножницы наших возможностей и наших амбиций не сильно расходились». Нас не обмануло приглашение на Авиньонский, Штутгардский, Мюнхенский и т.д. фестивали. Мы не поддались на предложение считать себя «театром Европы».

– А почему вы не поддались? Подвох почувствовали?

– Нет, просто в моем представлении наше умение не соответствовало этому уровню. Скажем, уровню «Пикколо ди Милано», которым руководил Стреллер. Это нормальные совестливость и честолюбие, которого, как вы догадываетесь, у меня хоть отбавляй.

– Дети вырастают, вылетают из гнезда…

– Я вам сентиментальную песню напомню (поет): «Но Родина милей. Милей, запомни, журавленок, это слово!»

– А отцовская ревность?

– При моем-то честолюбии какая же ревность! У меня дочке вот младшей 10 месяцев…

– Театру уже двадцать лет, а новый дом до сих пор не построен…

– Я полагаю, что все-таки закончится оформление бумаг, помогающих начать легализованное строительство по всему фронту работ. Я надеюсь, что этот пятачок, угол Гиляровского и Садового кольца, такой активный и пересекаемый, что вряд ли там позволят долго трудиться. Глядишь, может быть, за год, за полтора построят.

– Уже всем все раздали, тому построили и этому. Чего вы, в конце концов, кулаком по столу не стукнете?

– Да нет, ну что вы, Это не мой стиль! Нам гораздо важнее, что мы недавно вернулись из Риги. И я могу назвать максимальные цены на билеты, поскольку это не мы себе в карман кладем, а организатор гастролей – 120 долларов. Все распродано. Или гастроли в декабре прошлого года в Праге. Мы показывали в течение десяти дней шесть спектаклей. И опять-таки за месяц до начала гастролей снова по цене, превышающей пражские билеты в два с лишним раза, все продано. Вот разговор. А то, что этому коллеге дали театр, а тому коллеге построили… Да, пусть он посчитает людей в зале, этот коллега! Я бы на себя руки наложил, я так думаю, если бы мне пришлось играть в полупустом зале!

– Зато красиво…

– Я актер. До той поры, пока я выхожу на сцену, вот эти соображения меня не волнуют. Пока у меня есть эта обратная связь со зрителем.

– Многие ваши «дети» вспоминают, как Олег Павлович водил в консерваторию, книжки заставлял читать…

– Раз вспоминают, значит, так и было. И не только книжки. Для них пел Окуджава, к ним приходил Высоцкий и В. Лакшин и мхатовец В. Шверубович.

– Сейчас для новых, чьих имен мы, может, пока еще и не знаем, эта атмосфера осталась?

– Я не могу сказать, что она сохранилась, потому что в последние шесть лет время наступило особенно жесткое. Капитализм во всеоружии принялся за души человеческие. Проблема заключается в том, что процентов 90 нашего театрального цеха плывут по течению, как глупые бревна. Даже не очень рассуждая, к какому берегу прибиться. Я из Саратова, с Волги. Эта метафора для меня была очень наглядна и ежегодна. И еще одно соображение – занятость, работа. Два года назад 89 московских театров, пользующихся государственной поддержкой, выпустили 92 премьеры. Что, конечно же, признак болезни, если не кризиса. И проблема усугубляется тем, что 18 названий выпустили МХТ и «подвал». Работать надо. Это отрицательный чеховский персонаж, профессор Серебряков, еще сто с лишним лет тому назад предлагал: «Дело надо делать, господа!» Это вовсе не означает, что то, что я назвал, я считаю совершенством. С одной стороны. С другой – уже несколько лет подряд наши спектакли, наши режиссеры и наши актеры даже такую популярную государственную общероссийскую гламурную премию, как «Золотая маска», получают.

– Вы можете определить тот секрет и тот рецепт, почему именно у вас все получается?

– Дело, наверное, в отсутствии злобности человеческой в моем характере, в том, что завидую я по жизни людям, владеющим французским языком и играющим на фортепиано и на скрипке. А другим не завидую. Вот и все. Возможно в самодостаточности моей, в комплексе полноценности… Но это все так, шутки, печки-лавочки. Конечно, доброжелательство на первом месте.

– Редкость нынче.

– Не то слово! Раритет. И еще одну вещь, на самом деле важную скажу: актеры «подвала» почти никогда, чуть было не сказал, «никогда», но оставим «почти», не просили меня о благах. Разве что только о жилищных. А то, что касается денежного вознаграждения за труд, что касается наград и званий, это всегда надо вовремя давать. И не пытаться перераспределять признание общественное или государственное, деля его на внутритеатральную иерархическую лестницу. И еще одно обстоятельство – если ты не способен заботиться о людях, за которых ты отвечаешь, хотя бы на 30–40 процентов так же тщательно, как ты заботишься о себе, оставь это дело.


  • Нравится


Самое читаемое

  • «Я не закрою кабинет и буду приходить в театр»

    Художественный руководитель московского театра «Современник» Галина Волчек планирует найти сотрудника, который мог бы вести дела в ее отсутствие. Об этом она сообщила во вторник, 1 октября, на сборе труппы в честь открытия 64-го сезона. ...
  • «Ленком» перенес вечер памяти Николая Караченцова

    Московский театр «Ленком» перенес дату вечера, приуроченного к 75-летию Николая Караченцова, на 27 января. Как сообщал «Театрал», мероприятие должно было состояться 21 октября – в преддверии дня рождения актера. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • Наталия Опалева: «Мы придумали особый жанр – «изо-сериал»

    Проект Музея AZ «Свободный полет», посвященный Андрею Тарковскому и художникам неофициального искусства второй половины ХХ века, с успехом прошел в Западном крыле Новой Третьяковки. «Театрал» побеседовал с генеральным директором Музея AZ Наталией Опалевой. ...
  • «Эта великая книга еще не прочитана»

    Молодежный театр на Фонтанке продолжает программу международного сотрудничества. В апреле Шведский театр из города Турку представит на этой сцене спектакль «Женщины – 3» финской писательницы и режиссера Туве Аппельгрен, а недавно здесь состоялась премьера испанского театра «Трибуэнье» «Полет Дон Кихота». ...
  • Сергей Скрипка: «Наше кино движется в правильном направлении»

    В субботу, 5 октября, художественный руководитель и главный дирижер Российского государственного симфонического оркестра кинематографии Сергей СКРИПКА отмечает 70-летие. В преддверии праздника «Театрал» побеседовал с юбиляром. ...
  • Олег Басилашвили: «Товстоногов занимался жизнью человеческого духа»

    В эти дни в БДТ им. Товстоногова всё связано с именем Олега Басилашвили: на фасаде театра появился огромный баннер с фотографией из премьерного спектакля «Палачи», в котором народный артист СССР играет главную роль, а в фойе устроили масштабную выставку, где фотографии из семейного архива, кадры из фильмов, сцены из спектаклей перемежаются с цитатами юбиляра. ...
Читайте также