Доктор Янка

В столице развивается оздоровительный театральный проект

 
Движение «Доктор клоун» появилось в Москве 6 лет назад. С тех пор к маленьким пациентам приходят не только врачи, но и волонтеры, которые помогают детям забыть о болезни и улыбнуться. Этот социальный проект был номинирован на премию «Звезда Театрала-2013». Подробнее о нем рассказала «Театралу» актриса «Табакерки» Яна Сексте.

С чего все начиналось

С Максимом Матвеевым мы были волонтерами «Подари жизнь». Однажды в полночь нам позвонили из фонда и сказали: есть подопечная девочка в НИИ им. Бурденко, которой поставили трахеостому. Она не может говорить, из-за чего у нее началась страшная депрессия. Она ничего не ест, отказывается общаться с родителями и врачами. Завтра вы должны прийти с Максимом клоунами. Я говорю: «Классно, но мы не клоуны». «В общем, сделайте что-нибудь…», – сказала координатор и повесила трубку. Утром мы поехали в магазин, накупили чудовищные костюмы, набрали клоунские носики и колпачки. Сначала Инна (до сих пор помню, как ее звали) общаться не хотела, но через два часа ходила за нами хвостиком по всем палатам и беззвучно смеялась. Я поняла, что это работает. И дальше – как снежный ком с горы... Конечно, если бы тогда нам сказали, что все это вырастет в организацию «Доктор клоун», то я бы, может быть, испугалась и никуда не поехала.

Страшно до сих пор. У нас же нет сценария. Это абсолютная импровизация, которая может как пойти, так и не пойти. Здесь все должно сойтись – энергия ребенка, родителей, твоя энергия. Но зато, если это сходится, вопросов больше не возникает. Бывают и неудачные выходы, когда вы не почувствовали друг друга, и ребенок на тебя просто сорвался. Как объясняют психологи, это тоже очень хорошо. Если в ребенке сидит невыраженная агрессия, которую он ни на кого не может скинуть, то клоун помогает. На него можно крикнуть. На врача нельзя, а на доктора клоуна можно.


«Приходите еще!»

Стажеры обычно спрашивают: как реагировать? Но ты не можешь дать готового рецепта. Каждый раз принимаешь решение на месте. Иногда нужно повернуться и уйти. А иногда все-таки затеять игру. Максим Матвеев и наш замечательный клоун Ваня Тотунов недавно заглянули к мальчику лет 13-ти и спросили, могут ли зайти, а он очень грубо ответил: «Нет!». Вместо того, чтобы уйти, они говорят: «Что, совсем нельзя? – Совсем!!!» В общем, довели ребенка до крика. «Что, даже на стуле посидеть нельзя? – Нет!!! – Даже к окну подойти? – Нет!!!» В результате они показали на отверстие в вентиляции: «Что, и туда нельзя залезть?» И мальчик, потому что его уже достали, сказал: «Туда можно». Они как ни в чем ни бывало поползли, придумывая на ходу акробатический экзерсис. Самое главное, что в конце ребенок хохотал и просил: «Приходите еще!».

Конечно, малыши боятся клоунов, но со временем привыкают. Иногда заходишь показать фокус маме и при этом видишь, что за тобой наблюдают. Иногда начинаешь игру с перчаточной куклой. Со мной всегда – моя дура-мышь. Маленький ребенок, даже если меня ни в какую не принимает и начинает орать, не дай бог с ним встретиться глазами, с мышью запросто общается, что-то ей рассказывает, трогает за лапку. И потом рядом с мышью пробую появляться я, доктор Янка.

«Смехотерапия»

Раньше мы приходили к детям с полными карманами: воздушные шарики, мыльные пузыри, фокусы – арсенал для прикрытия. Но чем больше работаешь, тем больше понимаешь, что клоуну вообще ничего не нужно. Главное – это детская энергия и открытость миру. Когда ребенок видит стул, он садится на него и едет, как на машине, или он видит коробку, надевает ее на голову – и превращается в робота. У меня в отделении есть ребенок, который начинает хохотать, как только ты заходишь. Он 100-процентного природного кайфа, и так любит мир, что ему нравится все, что бы ты ни делал. Иногда показываешь фокус другому, он не очень реагирует. И зовешь на помощь своего любимчика: «Где мой любимый зритель?». Он приходит, учит остальных, как надо смотреть – и они начинают смеяться. Каждый раз благодарен своему партнеру за удачный выход, особенно когда ты «оступился», а он вдруг превратил это в целую игру. Один самых запоминающихся моментов у нас был с клоуном Кузей, актрисой Театра Вахтангова Катей Крамзиной. Как это родилось, никто не вспомнит. Но мы начали воровать тапки у детей, а потом их перепутали и воровали уже друг у друга – кто больше наберет. В холле хохотали все, и дети и мамочки.


Профессия «доктор клоун»

Вообще больничная клоунада – это совершенно особая специальность. У циркового клоуна есть своя линия поведения, свои гэги, которые он навязывает, хочешь ты или не хочешь. А мы все-таки идем от ребенка, мы вторичны и пытаемся почувствовать, к чему он сейчас готов. Я думаю, что от обычного клоуна мы берем только то, что он дурак, который все время готов играть. И как мне кажется, очень важно, что клоун не рефлексирует на тему болезни и смерти. Он этими вопросами не задается, не тащит за собой знание диагноза. И когда наши волонтеры спрашивают, а что делать, если я прихожу в палату и узнаю, что ребенок ушел, мы говорим, как бы цинично это ни звучало: «Он же не у тебя ушел, ты же не мама, не папа, даже не друг семьи. И есть другие дети, которые, слава Богу живы, и сейчас им нужно, чтобы их развлекали и веселили. Именно в этом качестве ты здесь и нужен».

Есть пресловутое правило поведение волонтера – не привыкать к детям. Но это теория. Я сама вдалбливаю ее всем новеньким, но сама же убеждаюсь в том, что не мы выбираем детей, к которым привыкаем, а они нас. И какие бы психологические барьеры ты ни ставил, наученный уходом первого ребенка, к которому имел неосторожность привязаться, в какой-то момент выясняется, что опять обреченный ребенок стал частью твоей жизни. И как ты это допустил, опять непонятно.

Каждый с этим столкнется. Кто-то через месяц после прихода в больницу, кто-то через полгода, но столкнется обязательно. Мне повезло, что я попала на очень хорошего больничного психолога, который сразу заприметил недопустимую связь волонтера и ребенка. Он, как и вся больница, знал, что Дима уйдет, и предупредил моего тогдашнего начальника: как только случится – звони. Я доказывала, что у меня все в порядке. Но он просто запретил мне полгода ходить в больницу. И это, как я сейчас понимаю, было единственно правильное решение. Он сказал: «Ян, или ты сейчас волевым усилием уходишь и возвращаешься через полгода. Или продолжаешь доказывать всему миру, что ты сильная, но весь мой опыт показывает, что это будет еще максимум 3-4 раза, и больше ты никогда не придешь. Поэтому лучше сделать перерыв». Я помню, что еще один раз попробовала приехать в больницу. Полчаса посидела в машине и уехала. И в общем, он был прав. Сейчас мы сами звоним нашим волонтерам и говорим: «Света, Лена, Оля, Петя, давай-ка мы пока остановимся и сделаем паузу».

Миссия выполнима

Сейчас мы выпустили школу. Семь человек, из тех, кто «дополз» до конца, потому что отчисляли нещадно. Во-первых, если мы видим эмоционального человека и понимаем, что он не справится с психологическими перегрузками. Это всемирный закон донорства: если есть опасность, что донация может навредить донору, то донором он быть не может. Я думаю, что 5-6 лет я бы не прошла этот отбор, меня бы не взяли. Это я сейчас такая умная, рассказываю всем, как надо себя вести, а на самом деле, все слишком близко принимаю к сердцу. Но не выгонять же уже, елки-моталки!

Обучение шло в три этапа, по 7 дней, с 10 утра до 10 вечера. Каждый день клоунада, пластика, сказкотерапия, фокусы, работа с психологом, встреча с врачами. Мы не можем их научить сами, только на собственных ошибках, но можем разбиться в лепешку и найти педагогов, деньги, спонсоров, чтобы их подготовили специалисты экстракласса. В этом мы – 7 человек, который работают в «Докторе клоуне» как учредители – видим сейчас свою задачу. В этом одна из наших миссий.


«Можно все!»

Больничный клоун – он и для детей, и для докторов, потому что мы раскрашиваем больничную реальность. Врачам не меньше, чем всем остальным, кто находится постоянно в больнице, нужна разрядка. Поэтому мы валяем дурака, воруем у них что-нибудь и бегаем за ними. В отделении трансплантации костного мозга у меня был врач, которого я не оставляла в покое. Доктор Янка решила выйти за него замуж, и каждый раз, когда но проходил по коридору, бежала за ним. Он, бедный, краснел, смеялся, убегал. Прятался в кабинете, а я пела ему серенады под дверью.

Есть врачи, которые зовут нас, если ребенку предстоит болезненная процедура. Они знают, что наше присутствие может помочь, потому что ребенок кричит-кричит, но когда пускаешь мыльные пузыри или из шарика крутишь лошадь, он все равно на нее отвлекается и периодически забывает, что ему больно. Ребенок готов переключаться на неожиданные вещи. Представьте, что он на каталке, его подготовили к операции, стоит бедная мама с трясущимися руками. И вдруг открывается дверь, и на каталке въезжает клоун, который бьется обо все углы, долго паркуется, даже пытается оплатить парковку. Как хотите, но ребенок на какой-то момент забудет, что ему страшно, и начнет реагировать на этого дурака. Это закон восприятия. А если клоун еще начнет укладываться рядом к ребенком: «Подвинься!», – он вообще забудет, что его ждет операция. Обычная больница – это строгий режим, скука, боль, стресс. А отделения, где работает доктор клоун – та же самая больница, только не белая, а разноцветная, не со знаком минус, а со знаком плюс. И в этом главный смысл больничной клоунады.
  • Нравится

ОСТАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ

Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи

Также вы можете войти, используя аккаунт одной из сетей:

Facebook Вконтакте LiveJournal Yandex Google Mail.ru Twitter Loginza MyOpenID OpenID

Самое читаемое

  • Названа причина смерти Дмитрия Марьянова

    Скоропостижный уход из жизни Дмитрия Марьянова медэкспертиза связывает с оторвавшимся тромбом. Такие сведения появились на лентах информагентств в ночь на понедельник, 16 октября, через несколько часов после гибели актера. ...
  • «Нам объявлена война»

    Басманный суд Москвы продлил арест фигурантам дела «Седьмой студии». До 19 января основатель студии, худрук «Гоголь-центра» Кирилл Серебренников, бывший гендиректор студии Юрий Итин и бывший главный бухгалтер Нина Масляева останутся под домашним арестом, бывший генеральный продюсер Алексей Малобродский – в СИЗО. ...
  • Актер Дмитрий Марьянов скончался на 48-м году жизни

    Вечером в воскресенье, 15 октября, по дороге в лобненскую больницу, скончался актер Дмитрий Марьянов. По сведениям «Интерфакса», Дмитрий Юрьевич, почувствовал резкое недомогание. Его доставили в больницу города Лобня, однако медикам спасти жизнь артиста не удалось. ...
  • Римас Туминас: «Поставлю что-нибудь хулиганское»

    Художественный руководитель Театра им. Вахтангова на днях вернулся из Германии, куда ездил на лечение, и уже приступил к следующим работам. – В ноябре Симоновскую сцену открываем, – сказал он «Театралу». – Поэтому мысли сейчас только об этом. ...
Читайте также


Читайте также

  • Валерий Градковский: «Для нас театр – это дом»

    Октябрьский номер «Театрала» (см. где купить и подписка) мы посвятили преемственности поколений. А для Театра им. Ленсовета преемственность – одна из важнейших особенностей устройства жизни. Кто бы ни руководил этим коллективом (будь то Игорь Владимиров, Владислав Пази или нынешний худрук Юрий Бутусов) – творческая ротация кадров, внимание к корифеям и молодым здесь всегда возводились в высокую степень. ...
  • Елена Санаева: «Мне в жизни действительно повезло»

    В субботу, 21 октября, актрисе и режиссеру Елене Санаевой исполнилось 75 лет. В честь юбилея «Театрал» публикует ее высказывания о творчестве и семье. В детстве я не мечтала об этой профессии, но все случилось как-то само собой. ...
  • «У зрителей изменилась шкала ценностей»

    В субботу в театре Иосифа Райхельгауза «Школа современной пьесы» состоится бенефис заслуженной артистки России Елены Санаевой, которая сыграет родную тётю героини в спектакле по пьесе Владимира Лидского «Дурочка и зэк». ...
  • Валерий Фокин: «В Японии совершенно другие артисты»

    «Театрал» уже писал о встрече Валерия Фокина с молодыми режиссерами – на Биеннале театрального искусства, проходящей в эти дни в Москве, худрук Александринского театра провел мастер-класс по основам профессии. ...
Читайте также