Никита Ефремов

«У меня все родственники – в энциклопедиях»

 
Ему было всего 12, когда не стало деда Олега Ефремова. Он едва был с ним знаком, но сходство поражает – тот же голос, та же усмешка, тот же прищур. Продолжатель современниковской династии, он сам уже заметный актер, со своим почерком, сценическим обаянием и… философским взглядом на мир.
– Никита, насколько я знаю, вы репетируете сейчас новый спектакль в «Современнике», причем на сцену выйдете вместе со своей бабушкой – Аллой Покровской…

– Да. И там немало трудностей. Это американская пьеса. Русские и американцы отличаются отношением к личному пространству. Американцы не так серьезно лезут в душу, не так решают семейные проблемы, как мы привыкли. Нам нужно соединить эти два взгляда, примирить одну действительность с другой.

– Да и с бабушкой играть, наверное, не просто?

– Знаете, бабушка моя – очень тонко слышащий человек, она чувствует время. И она большой специалист разбора произведения. Эту деталь – разницу мировосприятия, она раньше меня просекла.

Я прекрасно понимаю, что это очень выигрышный ход для театра – бабушку и внука будут играть настоящие бабушка и внук.

– Вы до этого играли когда-нибудь вместе с родственниками?

– В спектакле Гарика Сукачева «Анархия», где заняты Михаил Ефремов, Мария Селянская и Дмитрий Певцов, в финале двух премьерных спектаклей выходили мы – дети этих актеров. Публика «Современника» неистовствовала, шептались: «Как похожи». А у нас было всего по две-три фразы, это даже игрой назвать невозможно.

– Вы, конечно, с детства решили стать артистом?

– Нет. Я учился в физико-математической гимназии. Но в 11-м классе понял, что математика меня как-то мало интересует. А тут мы с другом серьезно стали заниматься музыкой, и тогда, наверное, творческий потенциал во мне проснулся. Возникла идея попробовать поступить в творческий вуз. Мы с мамой нашли преподавателя, который учился у Аллы Борисовны. Он меня подготовил, так я и поступил.

– И фамилия как бы никакой роли не сыграла? И ваше потрясающее сходство с дедушкой тоже?

– Мне было 17 лет, и я еще не был так похож на Олега Николаевича, во всяком случае, никто мне об этом не говорил. И поступал я к Константину Аркадьевичу Райкину, которого тоже сложно удивить родственными отношениями.

– А вы дедушку помните?

– Нет почти. Мне было 12 лет, когда его не стало. Я помню, как за неделю до его смерти нас, внуков, привели в его квартиру на Тверской. Видимо, чувствовали, что надо проститься. Я его не воспринимал как дедушку. Для меня дедушкой был мамин папа, с которым я вырос.

Вот прадеда, Бориса Александровича Покровского, запомнил. Как-то на «Хованщине» я сидел в ложе между Ростроповичем и Вишневской. Спектакль шел 4 часа, и я тоже мало что понимал и в опере, и в своих соседях.

Как я сейчас наблюдаю за своей сестрой Анной-Марией, а ей 12 лет, – в таком возрасте детей мало интересует профессия родителей.

Знаете, удивительно, но я себя-то помню отчетливо лишь со времени поступления в институт. Честное слово. Хотя говорят, будто гении помнят себя с младенчества. Я вот такой запоздалый, наверное.

И сближение с бабушкой у меня произошло не в раннем детстве, а во время учебы, когда мы стали с ней разговаривать на профессиональные темы. За собой и за жизнью стал внимательнее наблюдать, из-за того, что кнопка Rec, как на диктофоне, постоянно включена у меня в голове. Такая профессия – не знаешь, что и когда тебе поможет.

– Вы старший из шестерых детей Михаила, какие-то особые родственные обязательства у вас есть? Вот я вижу, сестра ваша Анна-Мария сейчас гостит у вас?

– Просто я решил немного разгрузить бабушку на выходных. Она постоянно репетирует, играет, преподает. Вот я и пригласил сестренку к нам. Сейчас папа приедет, возьмет ее на премьеру мультфильма. Ничего особенного – родные же все люди.

– А когда-то и вас папа так же водил в кино?

– Нет, крайне редко. Меня мама воспитывала, много в меня вложила, она филолог. Дед – профессор филологии Роберт Бикмухаметов, переводил Мусу Джалиля. Огромный вклад в нашу культуру внес. У меня вообще со всех сторон родственники в энциклопедических словарях. Моя задача-минимум – тоже попасть в энциклопедический словарь.

– Тяжкая задача?

– Да нет. Я просто придерживаюсь той позиции, что не всегда количество работы переходит в качество. Знаю истинных трудоголиков – Константина Райкина, Евгения Миронова, – они никогда не расслабляются. Я же так не могу, видимо, по-другому устроен. Чем больше на мне лежит ответственности, тем меньше движений могу совершать. Мне нужно больше воздуха, я должен генерировать эти моменты. Поэтому не могу работать на таких скоростях, как бабушка. У Аллы Борисовны процесс между мыслью и воплощением быстрее проходит.

– А она без конца сама себя поедает поедом, насколько я знаю…

– Правильно. В России самоедство – это излюбленная диета интеллигентных людей. Такая страна.

– Никита, давайте вспомним, как вы попали в «Современник»?

– После окончания училища меня брали практически во все театры, в которые я показывался. И я даже расстроился: получается, раз Ефремов, то дорога открыта? Чего вы от меня ждете? И тогда решил: пойду в свой родной «Современник».

Далеко вперед я не заглядываю, у меня нет режиссерских амбиций, но отчетливо понимаю: если захочу что-то поставить, мне здесь дадут такую возможность. Сначала ко мне, конечно, приглядывались, потом ввели в «Три товарища». И сейчас у меня уже четыре спектакля в репертуаре. И никаких конфликтов ни с кем не было. В «Современнике» сохранилась замечательная, почти семейная атмосфера.

  • Нравится


Самое читаемое

  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • «В Москву, в Москву»

    В четверг, 10 октября, в Музее Москвы состоялась премьера постановки режиссера Дмитрия Крымова и продюсера Леонида Робермана «Борис». Еще не начался спектакль, а сразу становится жаль мальчиков. Вот они побросали портфели и играют в футбол. ...
  • «Ленком» готовит премьеру последнего спектакля Марка Захарова

    Творческая команда «Ленкома» продолжает работу над спектаклем «Капкан» по произведениям Владимира Сорокина, который не успел закончить Марк Захаров. Первоначально премьера намечалась на 2 декабря. Эту дату дирекция «Ленкома» решила не менять. ...
  • «Вы открыли нам новую эру!»

    Двенадцать вечеров подряд в самом центре французской столицы на сцене театра «Мариньи», расположенного на Елисейских полях, вахтанговцы играли «Евгения Онегина» и «Дядю Ваню». Почти десять тысяч зрителей побывали за это время на топовых спектаклях Римаса Туминаса, принимая их чрезвычайно эмоционально и восторженно. ...
Читайте также


Читайте также

  • «Не волнуйтесь за нас»

    В воскресенье, 20 октября, в Кутаисском театре в Грузии прошел второй, завершающий день гастролей театра Марка Розовского «У Никитских ворот». А днем ранее гастроли театра попыталась сорвать группа грузинских радикалов, которые посчитали неприемлемыми выступления московского коллектива «в условиях российской оккупации». ...
  • В Грузии устроили протест против гастролей театра «У Никитских ворот»

    В Кутаиси вечером в  субботу, 19 октября, около двух десятков членов неправительственной организации вышли на акцию протеста, стихийно устроенную перед знанием Театра им. Месхишвили. Участники акции показали администрации кутаисского театра и московской труппе «красные карточки», заявив тем самым, что для них неприемлемо нахождение российского театра в Кутаиси. ...
  • Директор театра Karlsson Hause Анна Павинская: «Мы любим риск»

    У репертуарного театра в России есть очевидное преимущество: здесь возможен риск. Например, не сложился спектакль, и постановку списали уже на генеральной репетиции. Но в частном театре, наверное, подобные риски недопустимы. ...
  • Артисты «Ленкома» попросили присвоить театру имя Марка Захарова

    Артисты «Ленкома» обратились к мэру Москвы Сергею Собянину с просьбой присвоить театру имя Марка Захарова, который был художественным руководителем коллектива. «Сейчас подготовлено обращение от труппы театра, со всеми народными артистами и другими уважаемыми артистами, на имя Сергея Семеновича Собянина о том, чтобы назвать театр «Ленком Марка Захарова», – сказал ТАСС председатель комиссии Мосгордумы по культуре и массовым коммуникациям Евгений Герасимов. ...
Читайте также